Хорев М.И.

Собрание проповедей

Оглавление

Безумны Христа ради
Бог есть Любовь
"Господь и Бог мой"
Кто будет помилован
Лучшее благословение
"...Не ваша война, а Божия"
Нелегкая победа
Пасхальный день
Приготовьте путь Господу
Просьба матери
"Сохранил слово терпения..."
Что есть истина?

Безумны Христа ради

"Мы безумны Христа ради, а вы мудры во Христе..." (1Кор.4:10). Эти слова сказал Апостол Павел о себе и о некоторых верующих Коринфской церкви.

Дорогие друзья, я хочу задать вам вопрос. Серьезно подумайте и ответьте на него каждый сам себе: "Кем лучше быть: "безумным Христа ради" или "мудрым во Христе"? Дайте оценку: к какой категории вы можете отнести себя? Есть верующие, которые настолько привыкли ходить своими путями, что не хотят и думать о другом и только в своем выборе находят истинное удовольствие. Но одни видят свое счастье быть "безумными Христа ради", другие - "мудрыми во Христе". На некоторых библейских и жизненных примерах мы можем ясно увидеть различие этих путей.

Вот перед вами образованный человек. Он имеет ученую степень. Его способности оригинальны, необычны. Но... он не имеет прописки, семьи, жилплощади. Ему абсолютно негде преклонить голову. Правда, у него есть неплохое ремесло, но он занимается им от случая к случаю, когда принудит к этому крайняя нужда.

Все остальное время он проповедует Евангелие. За это сидел не раз в тюрьме, пока там не умер. С уверенностью могу сказать, умер с радостью. Такая смерть была мечтой его жизни.

Судьи о таком человеке говорили: бродяга, тунеядец... А что скажем мы? Если выразимся помягче, то скажем: нерассудительный какой-то. А кое-кто и крепким словом охарактеризует, не вполне нормальный, не умеет жить. Таким человеком был Апостол Павел.

Некоторые христиане сегодня "умеют жить": уезжают летом на заработки, немало денег привозят с сезона. О них говорят, опять же некоторые: молодцы братья, предприимчивые, с такими не пропадешь.

Думаю, что вот таких "находчивых" христиан Апостол Павел и назвал "мудрыми во Христе".

Но мудрость свыше, которой Господь в преизбытке наделил Апостола, звала его терпеть голод, холод, не чуждаться за имя Господа избиения палками и камнями; испытывать крайнее утомление, истощаться физически, т.е. быть изнуренным; не от случая к случаю бодрствовать, а часто быть в бдении, т.е. неусыпно, неослабно наблюдать за жизнью церкви; не раз в неделю, а часто пребывать в посте, находясь при этом не в уюте родного дома, а на стуже и в наготе; быть безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. "Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал?.." (2Кор.11:29). Другими словами, Апостол говорит, найдется ли страдающий человек, чье горе не отзывалось бы острой болью в моем сердце?!

По оценке евангелия весь мир недостоин жизни одного такого подвижника (Евр.11:38). Но мудрость века сего позволила вынести ему приговор: "Безумствуешь ты, Павел! большая ученость доводит тебя до сумасшествия" (Деян.26:24).

И, правда, что-то есть в поведении Апостола из ряда вон выходящее.

- Можешь идти на свободу! - объявляют ему тюремные стражи.

- Почему тайно освобождаете? При народе сажали, при народе и выпускайте. Пусть видит народ, что я не преступник, - возражает он.

Странно, не так ли? Я думаю, случись подобное с кем-нибудь из нас, мы готовы были бы использовать любую возможность выйти на свободу.

А вот другой случай с Апостолом. Царь Агриппа, выслушав Павла, рассуждает с Фестом:

- Можно было бы освободить этого человека, если бы он не потребовал суда у кесаря...

Это равносильно тому, как если бы я, стоя перед Кировоградским судом, который вынес решение меня освободить, стал требовать: нет, пусть меня судит Москва! Так обычно поступают в том случае, когда местный суд вынес суровый приговор, а подсудимый надеется, что высшая судебная коллегия его оправдает.

Но здесь - выпускают из темницы! Иди, Апостол, на свободу! А он не соглашается: нет! Пусть меня кесарь судит, и непременно в столице, в Риме!

Непонятная настойчивость. Оправдана ли она? При жизни Апостола трудно было ответить положительно на этот вопрос, потому что не видно было еще благословенных последствий этого великого подвига. Нам же, в 20 веке, отчетливо видно: разумно! весьма разумно!

Всю жизнь на свободе Апостол Павел посвятил проповеди евангелия и организации церквей, но только в Римской тюрьме он написал почти все фундаментальные послания. Невозможно представить себе Нового Завета без посланий Апостола. А если бы он не был в тюрьме?

Вы понимаете, что значит перегруженному всевозможными обстоятельствами служителю иметь ежедневное стечение народа? Но в таких условиях постоянной занятости мог ли Апостол сосредоточиться, чтобы писать серьезные послания? Мог ли он отказать в приеме хотя бы одному скорбящему брату, извинив это занятостью? Думаю, что нет.

Апостол горел желанием принести Евангелие в Рим, а Бог повел его в темницу. "Павел, ты заботишься о детях Божьих и Риме, Ефесе, так вот побудь здесь и напиши послания Моим церквам. И не только им, но и в Молдавии, в России, Африке, Америке, напиши цыганским общинам, - всему миру! И слава Богу - Апостол Павел исполнил это повеление и его послания дошли и до нас.

"Безумец", - называли Апостола Павла за то, что он требует суда кесаря в то время, когда его хотят освободить. Да, такое "безумие" - счастье миру! Блаженны эти люди. Редко кто их поймет и поддержит. Но они, и заброшенные всеми, способны видеть дальше всех, в глубину веков.

Иногда можно слышать такие суждения: "Если бы Апостол Павел не упорствовал и не требовал суд кесаря - был бы на свободе и не терпел бы столько лишений... И сегодня есть такие "ревнители", которые сами ищут уз..."

Рассуждающие так обнаруживают всю несостоятельность понимать тайны Божьего водительства, которым руководствуются "безумные Христа ради".

Путь апостола Павла в Рим - это не собственный выбор. По действию Духа Святого сердце влекло его именно туда. Сам Господь, явившийся Павлу в ночном видении, открыл ему цель и назначение предстоящего путешествия: "Дерзай, Павел; ибо как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме" (Деян.23:11).

Господь явился ему тайно, как и совершается большинство путей под водительством Божьим. А неспособные это видеть "мудрые" называют такое поведение "безумием". Оно не увязывается с их плотским представлением о жизни.

Давайте посмотрим на жизнь еще одного человека - Елисея (3Цар.19:19-21). Весной он пахал на поле, готовился к севу. Подходит к нему Илия, бросает милоть свою на него - это был знак, что Илия зовет его с собой на служение. Ни расспросов, ни недоумения не вызвал этот жест у Елисея.

Нам кажется, что Елисею следовало бы сказать: "Илия, ты меня приглашаешь, я рад и согласен. Но кто назовет меня умным: вспахать вспахал, а сеять не стал. Подожди, я быстро управлюсь с этим делом, упорядочу хозяйство. Не бросить же мне все среди поля. А потом приду к тебе".

Нет, Елисей оставил все и пошел. "В высшей степени несерьезный человек", - сказали бы мы.

Немного прошел Елисей за Илией и вдруг останавливается.

- Илия, разреши мне вернуться.

- А что такое?

- Отца и мать хочу поцеловать...

Заметьте, не посоветоваться и разрешения спросить покинуть дом, а попрощаться, поставить в известность родителей, что сына у них больше нет...

Один поступок несерьезнее другого, не так ли? Ну, хотя бы попросил разрешения у Илии волов продать и поле кому-то сдать в аренду, чтобы хоть какие-то средства оставить престарелым родителям. Так делают все серьезные здравомыслящие люди, но Елисей не из таковых.

Илия разрешил ему отлучиться. Елисей побежал, но по дороге передумал и не в родительский дом направился, а на поле. Торопился, заколол пару быков, плуг и телеги изрубил на дрова, пожег, изжарил мясо. Двух быков изжарить, дров нужно порядочно! По-видимому, весь инвентарь ушел на это.

Скажите, по какому такому торжественному случаю он пир устроил? Что за радость у него такая большая? Если бы в тот момент мы спросили этого решительного юношу: "Елисей, ты согласен идти с Илией на миссию - это хорошее дело. Но скажи, какое у тебя жалованье будет? Ведь Илия совсем недавно умирал от голода, ворон носил ему пищу..." - то скорей всего услышали бы:

- Эта сторона дела меня не беспокоит. Бог все усмотрит.

- А надолго ли Илия берет тебя с собой?

- Не знаю. Ахав с Иезавелью каждый день ищут его, чтобы убить. Так что, может быть, завтра же расстанусь с ним.

- Тогда зачем же ты поле бросаешь, быков колешь, пир устраиваешь? Ты подумал, с чем останешься?

- Я вижу в этом веление Божье, а все остальное для меня ничего не значит.

Ничто не могло остановить Елисея: ни родители, ни дом, ни безвестное будущее. Он служил вместе с Илией, и, когда его учитель возносился на огненной колеснице, возжелал одного: силы Божьей, обитавшей в Илии, но вдвойне. И не для того, чтобы обеспечить себе безбедную старость, а для служения Богу и ближним:

- Ты уйдешь, Илия, а мне возвращаться не к чему. Плодородные поля заросли сорной травой, хозяйство заводить мне не на что, да я и не думал возвращаться к прежней жизни. С тобой пошел я сознательно. Теперь я - в Божьих руках и нуждаюсь только в Его силе...

Так "безрассудно" поступить может далеко не всякий. О, благословенное "безумие ради Христа" и интересов Его святого дела! Благословенно безумие, которое не остановится ни перед какой жертвой ради Господа и Церкви Его!

Христиане последнего периода "мудро" рассуждают и, кажется, логично: и гонителей не обидеть, и себя не поставить под удар. Словом, эти, "мудрые во Христе", избирают то, что легче для плоти.

Приведу пример из жизни в наши дни. На церковном совете одной общины присутствовало около 30-ти братьев. Я сообщил, что братья предлагают в их городе провести областное молодежное общение. "Придется натянуть палатку, приблизительно, на две тысячи мест. Располагает ли из вас кто такой возможностью?"

Местные братья переглянулись, поняли, что для этого понадобится чей-то огород.

- У меня неплохо было бы, и место есть, но сосед милиционер, помешает, - отказал первый.

- По всему огороду у меня фруктовые деревья, а между деревьями пространство небольшое, не подойдет... - горевал другой.

- А у тебя, брат? - спросили третьего.

- Был свободный участок, но я жду машину, гараж построил...

Так мы и разошлись, ни о чем не договорившись. Решили встретиться на другой день, и, если не найдется подходящего места, решили обратиться к братьям другого города.

Ночевать пригласил меня один брат. Завел в свой сад и спрашивает: "Оцени сам, подойдет мой участок для палатки? Хватит места?"

- Не подойдет.

- Почему? - удивился хозяин.

- Сад у вас...

- И все?

- И все, а так - великолепное место.

На этом наш разговор закончился.

Собрались на следующий день. Спрашиваю братьев: "Чем порадуете? Обсудили в своих семьях эту нужду?" Не успел я закончить вопроса, как меня перебил брат, у которого я ночевал.

- Брат, так мы же с вами вчера договорились!

- О чем? - недоумевал я.

- Ну, что мой огород подходит!

- Но у вас же большой сад!

- Уже все! Его нет! Я вырубил...

Все ахнули. Я был смущен такой решительностью.

- Зачем же ты вырубил? - посыпались сожаления, - у меня хватило бы места...

- И у меня... И у меня, - послышались голоса.

- Нет, братья, я первый занял место, пусть уж у меня проходит общение.

Ясно, уже если брат специально вырубил сад, то только у него и пройдет общение. Там оно и состоялось. Присутствовали на нем и три женатых неверующих сына хозяина, и они покаялись.

Уезжая, я спросил брата: "Вы не жалеете, что вырубили хороший фруктовый сад?"

- Ни в коем случае! У людей еще будет или нет урожай, а я уже в этом году собрал тройной урожай! Три моих сына получили спасение!

Многие ли способны так поступать? Таких мало. Чтобы собрать три "урожая", нужно быть "безумным Христа ради".

Спрашиваю как-то сестру: "У вас такой большой дом, почему же он пустует, и вы не приобретаете мебель в дом? (Я знал, что они располагают средствами).

- Два года мы проводим собрания в одном доме, но если те хозяева откажут, тогда только у нас можно будет собираться. Я знаю себя: если куплю мебель, мне будет ее жаль, да и передвигать тяжело... Лучше уж так обойдемся.

Не покупают мебель, чтобы было где совершать богослужения, - хорошее "безумие".

В одной общине несколько лет подряд проходили собрания в доме многодетной семьи. Когда за это дом сломали, брат - хозяин дома - написал текст: "Возненавидели меня напрасно" и построил на этом же месте другой. Его за это арестовал и, судили. "У вас есть последнее слово, подсудимый?" - обратился к нему судья во время суда.

- Есть.

Брат встал, ищет глазами жену.

- Милая, прошу тебя, при всех трудностях сохрани молитвенный дом, чтобы собрания были только у нас!

И сел. Вот и вся его защита! И ушел на несколько лет в неволю. "Безумный Христа ради..."

"Мудрые" говорят по-другому: "А что, мне больше всех надо? Давайте собираться по очереди в каждом доме..."

По-человечески это разумно. Но блаженны те, кто поступают "безумно ради Христа" и с радостью жертвуют для Бога всем. Особенно необходимо научиться этому молодежи. Если она от юности не поймет преимущество жизни "безумной Христа ради", то ничего доброго не сделает и в старости.

Елисей отказался принять дар от Неемана. "Жив Господь! не приму..." А мог бы рассудить: мне-то ничего не нужно, но я могу раздать это нищим... А Гиезий догнал Неемана и взял. Смотрите, два совершенно разных поступка. Один говорит: "Жив Господь! не возьму...", а другой: "Жив Господь, давай... "Но один получил благословение за отказ, даже мертвый воскрес, упав на кости Елисея, а другой - и себе и внукам заслужил проклятие. Вот вам конечный результат "мудрости" и "безумия" ради Господа.

Я был свидетелем такого случая. Трехлетний мальчик впервые увидел отца-узника. Кое-как согласился сесть ему на колени. Отец ласково стал говорить с сыном. "Дядя, снимите очки, а то мне страшно..." - попросил настороженный ребенок.

Каково было отцу слышать от родного сына "дядя"?

Второй раз этот служитель увидел сына через 4 года. Когда он его еще увидит, не знаю, может, и никогда.

Во имя чего отец идет на такие жертвы? - из любви к Господу и послушания Ему. И это всегда превыше человеческой мудрости.

Вот другой отец: у него шесть детей. Вернулся из заключения. Старшие дети знакомы с ним по свиданиям через железные решетки, а младший - по фотографиям. Отец зовет малыша к себе, а он убежал в дальнюю комнату, как от чужого человека.

Всего лишь месяц отец пробыл в семье, наверное, только для того, чтобы меньший сынок привык его называть "папа". И был вновь арестован...

Кто готов на такую жизнь? Мудрые? Нет.

Во время собрания в одну общину пришла милиция. Хозяин дома как раз проповедовал. Народу было - не протиснуться. Брату сообщили, что в дверях милиция. Он открыл записную книжку и что-то записал. После собрания я поинтересовался:

- Брат, что ты там писал?

- Какой раз пришли.

- И какой?

- 43-й!

- И каждый раз по 50 рублей штрафу?

- Да, 43 раза по 50.

- А для чего ты пишешь?

- Как приду в вечность, буду вспоминать...

Действительно, разве вспомним мы тогда о том, какую мебель приобрели, как дом украсили?

- Разве Бог не знает, сколько раз его оштрафовали? Зачем все это? - спросят некоторые.

- Он для себя пишет и радуется, что за дело это претерпевает. Пусть радуется, если это его радует, не будем ему мешать, не всякий способен радоваться этому. Многие и в дни гонений умудряются такую позицию занять, так притаиться, что ими доволен мир и верующие удивляются их находчивости.

В этой связи мне вспоминается случай из жизни Давида. Он сильно захотел пить, а колодец был в сердцевине опасности, в Вифлееме, где стояло охранное войско Филистимлян. Храбрые мужи пробились сквозь стан и принесли царю воду. Пей, Давид. Но он вылил ее во славу Господа. Почему? Не один он изнемогал от жажды, народ тоже томился. Если бы он выпил, то и другие пошли бы за водой и были бы поражены. Нет, не нужно ему воды, которая стоила крови храбрых мужей. Какой благословенный пример! Давид всех убедил, что не время идти за глотком воды. Всем невозможно напиться, значит, и он не будет облегчать своей участи. Ни глотка! Как это тяжело, но и как торжественно!

А сколько тех, которые не в силах отказаться от привилегий и удобств, какие несет с собой греховная регистрация! Всеми правдами и неправдами они добиваются легализации, лишь бы им было легче, лишь бы не страдать. Не многие соглашаются жить в это напряженное время в самых сложных обстоятельствах ради того, чтобы сохранить верность и чистоту. Всем ли понятна такая жизнь?!

Мне пришлось быть в зарегистрированной общине, которая отправила в соответствующие органы документ, где все члены единодушно отказались выполнять законодательство о религиозных культах. Молитвенный дом был у них большой, с балконами.

- Осмотрительно ли мы поступили? - спросил на членском собрании один брат. - Ведь у нас могут отнять молитвенный дом, и тогда мы вынуждены будем скитаться по квартирам, а наша церковь за всю жизнь еще такого не испытывала...

Дети Божьи, желая оказывать повиновение только Господу, согласились стать на узкий путь и идти вместе с гонимым братством. А один брат, вспомнив поступок Давида с водой у колодца Вифлеемского, сказал: "Выльем и мы, дорогие друзья, все наши преимущества и будем вместе со всеми терпеть все, что ни пошлет нам Господь на пути святого хождения за Ним".

Вся община единодушно проголосовала за это решение.

Самые великие дела Господь совершает через жертвенное служение немногих рабов Своих, через "безумных Христа ради". "Мудрые во Христе" и сегодня во славе, а "безумные" - в бесчестии. "Мудрые" царствуют, а "безумным" не нужны привилегии этого мира. Они живут в холоде и в голоде, часто в наготе и пожизненных заключениях.

Как видим, пути совершенно различны. И здесь не скажешь: каждый избирай себе путь какой хочешь! Ибо у каждого пути есть конец. Но каков он?

С горькой иронией обращался апостол Павел к Коринфянам, этим "мудрым во Христе": "Ибо вы люди разумные, охотно терпите неразумных: вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто обирает, когда кто превозносится, когда кто бьет вас в лицо. К стыду говорю, что на это у вас недоставало сил..."(2Кор.11:19-21)."

Но не страдал ли Апостол Павел? У него ли недоставало сил? Не он ли претерпел столько, что один только краткий перечень пережитого им постыжает любого "мудрого во Христе"?!

Ясно одно: Апостол употребил в данном стихе эффективный метод разительного противопоставления, чтобы верующие осознали гибельность бездействия и плотского мудрствования. Еще в первом послании к ним - 1Кор.2:14 - он с полной категоричностью предупреждал: "Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно".

Итак, когда мы видим "безумного Христа ради", то должны знать, что этот человек - спасающийся. Его поступки должно рассматривать не как неразумие или безрассудную жертвенность, а как угодную Богу жизнь, и серьезно устрашиться своего мудрствования по плоти и неспособности принимать того, что от Духа Божьего.

"Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым" (1Кор.3:18).

Братья и сестры! Изберите себе ныне путь, каким идти: путь "безумия" или "мудрости". Господь зовет сделать этот выбор сегодня, сейчас же. И я бы очень желал, чтобы каждый христианин не только понял преимущества одного пути перед другим, но сделал решительный выбор встать именно на путь "безумия ради Христа". Я не хочу помешать свободе вашего добровольного выбора, но как Божий слуга обязан указать на пагубные последствия жизни "мудрых во Христе". Конец таковых - гибель! "Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление" (Гал.6:8) и "если живете по плоти, то умрете" (Рим.8:13).

Не считайтесь с убытками и лишениями жизни "безумной ради Христа". Они - наша вечная слава и благословения, хотя для того, чтобы обрести их, нужно претерпеть временные страдания. Встаньте немедленно на путь послушания Господу! Оставьте мудрствования плоти, и если ради Христа кто удостоится потерять жизнь - это славное преимущество и блаженство.

Да поможет Дух Святой всем детям Божьим, уповая на Господа, сказать: "О Иисус! Хочу быть "безумным Тебя ради"!

Бог есть Любовь

"Бог есть любовь!" Угодно было Духу Святому оставить на страницах Евангелия эти замечательные слова. Мы счастливы оттого, что знаем Господа как "путь", "свет", "жизнь", но несказанно радуемся истине, что Бог есть любовь.

Доказывать существование Бога нет нужды, так же, например, как доказывать, что есть я, вы или окружающие нас. Писание нигде не останавливается на этой мысли, потому что это само собой разумеющаяся истина. Более того, еще в древности всякий человек (не сказавший перед всеми, а помысливший только!), что нет Бога, назывался безумцем (Пс.13:1). Действительно, отрицание Бога иначе, как безумием, не назовешь.

Но если существование Бога доказывать не нужно, то о непревзойденной Его любви люди, чтущие живого Бога, не переставали свидетельствовать во все века. Их богобоязненная жизнь, вера, упование были непременным доказательством истины: наш Бог - любовь!

Да, наш Бог - всемогущий, всезнающий, всесильный, управляющий мирами, и Он же - любовь! Но всегда ли мы в трудностях жизни, в страданиях, в искушениях произносим это благословенное: Бог есть любовь?

Нелегко было Иосифу, томящемуся в темнице на чужбине, сказать, что Бог повел его путем любви. Его отец - Иаков - думал, что любимый сын мертв, а сам Иосиф понимал, что все о нем забыли. Единственным его упованием был Господь, Которого он боялся, чтил - за что, собственно, и попал в неволю.

По прошествии нескольких лет Иосифу предоставился, кажется, хороший случай напомнить о себе фараону: выходил из темницы виночерпий, которому Иосиф предсказал освобождение, разгадав значение сна. "Вспомни меня, когда хорошо тебе будет", - говорил Иосиф, расставаясь. Виночерпий согласился исполнить его просьбу. Но проходили годы, в жизни Иосифа по-прежнему ничего не изменилось - виночерпий забыл о своем обещании. Скажите, видел ли Иосиф во всех своих страданиях Божью любовь? Благодарил ли Бога за забывчивость виночерпия? В Священном Писании ничего об этом не сказано. Думаю, что только впоследствии Иосиф мог по-настоящему оценить постигшее его. Фараон, освободив его, в лучшем случае, мог дать ему должность одного из министров, но, скорее всего, Иосиф оставался бы простым свободным человеком.

Но Бог обратил забывчивость виночерпия в добро. И не только для самого Иосифа, но и для его семьи, для дома фараона и для всей страны. Освобождение пришло через несколько лет. Фараону приснился сон, - тогда позвали Иосифа, чтобы он изъяснил его значение. И вы знаете, как высоко поднялся Иосиф? - Почти до главы государства! взошел на престол вторым после царя - и золотая цепь на груди!

А теперь давайте спросим Иосифа: "Ты не сожалеешь о забывчивости виночерпия?" Думаю, Иосиф сказал бы: "Господи! Благодарю Тебя, что Ты есть любовь! Благодарю за то, что обо мне вспомнили, когда Ты нашел нужным. Оказывается, Ты хотел через меня оказать милость всему народу..."

А разве могли радоваться христиане, что Стефана побили камнями? Конечно, нет. Мужи благоговейные погребли мученика и сделали великий плач по нем (Деян.8:2). Тяжело было все это пережить.

Но на месте, где побивали Стефана, закладывался прочный фундамент, на котором впоследствии вырос великий домостроитель. Никто не догадывался, что в тот момент рождался великий Апостол, без которого мы просто не представляем Церковь Христову сейчас. Четырнадцать посланий, написанных им, дороги всему миру. Начало этим посланиям было положено на месте казни Стефана.

Господи! Если так удивительны пути Твои, то да будет благословенна и смерть Стефана, хотя в то время было так тяжело согласиться, что это допускает Твоя любящая рука. Бог силен был избавить раба Своего, но Он не остановил жестокости разъяренных людей. С высоты небес Он внимательно смотрел за происходящим и одобрял не побивающих, а побиваемого, его верность, терпение, мужество, полную покорность Его святой воле.

Господь в то время смотрел и на Савла и готовил великого служителя, каким он впоследствии стал. Вспомним хотя бы, как побили его камнями в Антиохии Писидийской и, почитая мертвым, выбросили за город. Но через время в нем затеплилась жизнь, он пришел в себя. Можете представить, как он себя чувствовал! И все же, собрав силы, Апостол вернулся в город. Навестил церковь, помолился с тамошними верующими и на другой день пошел дальше. Сказано: и опять там проповедовал, и приобрел довольно учеников (Деян.14:21). Следы от побоев еще не прошли, а он продолжал служение.

Можно ли сказать: "Господи, почему Иакову отсекли голову? Зачем апостола Петра распяли на кресте вниз головой? Зачем Ты допустил, чтобы христиан терзали львы? Даниила тоже бросали в ров, но Ты, всемогущий, защитил, и звери не тронули его? А здесь к крестам привязывают, зрелища устраивают, смеются над страдальцами, мучат женщин и детей? Зачем тысячи христиан освещали, как факелы, сады Нерона, который устроил праздник на крови святых?.."

Нужно все это было. В те дни закладывался прочный фундамент Церкви Христовой. Доныне еще удивляются гонители: откуда такая твердость духа, такая верность? - Фундамент несокрушимый заложен был!

Многим братьям и сестрам, да и мне, за последние три десятилетия пришлось испытать много лишений, пройти через узы. И я благодарю Бога, что Он не считается ни с нашими мыслями, ни с нашим ропотом, а уверенно ведет вперед и наставляет: "Что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после" (Иоан.13:7). Во время блокады в Ленинграде мы, четверо детей, лежали на койке, прячась от холода под одеялом: топить было нечем - и ожидали перехода в вечность. Папы уже не было. Мама приходила с работы утром, каждого проверяла: жив ли? Мы сползали с кровати, становились на колени и молились, а мама говорила: "Господи, благодарю Тебя, что Ты нас так любишь". Забравшись поскорее под одеяло (был ноябрь, декабрь), я думал: "Господи, ну почему мама говорит, что Ты нас сильно любишь? Если бы она хлеба принесла - тогда понятно, что Ты нас любишь. Но она сегодня ничего не принесла, а все равно: "сильно любишь". Детским умом я сообразил: а-а, это, наверное, потому, что мы скоро в вечность перейдем - это так хорошо! Так мы себя и настраивали, что самая большая любовь заключается в том, что Господь хочет нас к Себе в вечность взять.

Жизнь пошла иначе. Получилось так, что в марте 1942 года мы выехали из Ленинграда. Много пришлось скитаться. Однажды никто не пустил нас переночевать. Что делать? Было 2 марта - весна, холодно. Мы остановились на перекрестке. Мама выбрала самое сухое место, расстелила единственное одеяло - и на ночлег.

Перед сном преклонили колени на улице. Не помню, о чем я молился, а мама опять сказала: "Господи, как Ты нас любишь!" Думаю: чтобы это значило: опять "любишь"? Никто переночевать не пустил, а она говорит: "сильно любишь". Я вообще ничего уже не мог понять.

Прошли годы, прежде чем я присоединился к маминой молитве и уразумел, что Бог есть любовь. В свой первый отпуск, когда мне исполнилось 18 лет, я пожелал посетить далекую Киргизию, куда мы были эвакуированы, чтобы прийти на тот перекресток, где мне была непонятна мамина молитва, и там от всего сердца помолиться: "Господи, воистину Ты - любовь! Воистину премудры пути Твои! Воистину нам не всегда понятно, что Ты делаешь, но Ты - любовь. Иначе нельзя рассматривать всякое деяние Твое по отношению к каждому из нас".

И если кто из христиан не может сказать: "Господи, Ты меня безмерно любишь даже тогда, когда посылаешь беды, скорби, утраты; Твои действия всегда любвеобильны", и кроме ропота и недовольства в их сердце ничего нет, - тот пусть никогда не произносит эти святые слова: "Бог есть любовь!" Такой человек не познал еще этой спасительной истины.

Пройдя долиной смертной тени, мы непременно откроем в ней богатые источники благословений и после всех скитании от сердца скажем: воистину Бог есть любовь!

"Господь и Бог мой"

Когда я приду к Господу, к Его белому престолу, где Он будет встречать детей Своих, то поклонюсь и скажу: "Господь мой и Бог мой!" Я не знаю, найдутся ли у меня красивее и содержательнее слова, чем эти. Я не буду перечислять всех милостей Господних, явленных мне, хотя я, неоднократно находясь в опасности от преступников, видел, как Он спасал меня. Не буду перечислять, сколько раз я был в карцере или ШИЗО, где голодал и мерз, не стану вспоминать, сколько раз был на скамье подсудимых и все, что пережил в свердловской тюрьме, когда моя жизнь ежедневно была на волоске от смерти. Там у Господа я не найду, наверное, более теплых и содержательных слов, чем эти: "Господь мой и Бог мой!"

Но не только в славный час встречи с Господом я произнесу эти слова. Я хочу произнести их раньше, чем увижу Его лицом к лицу. Я сказал их моему дорогому Спасителю уже сейчас и прошу вас присоединиться к моей радости.

Когда Христос был распят, то ученики из опасения от иудеев в страхе заперлись в горнице. "Если с нашим Учителем так поступили, то что ожидать нам?" И неизвестно, что было бы с учениками, если бы Господь не явился им и не ободрил их словами: "Мир вам!"

Мы сегодня живы среди гонений, которые обрушили на нас "иудеи" наших дней: только благодаря Господней милости. Его ободряющим словам. Сегодня приходят все новые и новые сообщения об арестах детей Божьих; не освобождают из тюрем многих служителей, и, видя все это, нам хочется, может быть, "покрепче закрыть двери на засов". Но Господь приходит в наши разрушенные палатки и тесные квартиры и ободряет словами: "Мир вам!"

Чудны и неисследимы пути Божьи, и все, что Он делает, - все ко благу!

Вы помните, какие слова сказал Фома Христу после Его воскресенья? - "Господь мой и Бог мой!" Фома не сказал: "Теперь-то я верю, что Ты Сын Божий! Прости мне неверие!" Он мог бы сказать: "Господи, Ты воскрес, значит и я с Тобой воскресну". Нет, и так он не сказал. Из глубины его сердца вырвались слова: "Господь мой и Бог мой!" В этих словах было сказано все. С воскресением Иисуса Христа воскресли все его мечты, все надежды.

Елисей, будучи окруженным большим войском царя Сирийского, не пал духом и ободрял своего слугу: "Не бойся, потому что тех, которые с нами, больше тех, которые с ними... И помолился Елисей: "Господи! открой ему глаза, чтоб и он увидел, что вся гора наполнена огненными колесницами..." (4Пар.6:16-17). Слуга Елисея был "Фомой" того времени "не увижу, не поверю". Елисей же, не видя, был спокоен и уверен в будущей победе.

Мне почти ежедневно приходится вести духовную брань, и, вспоминая Елисея, я молюсь: "Господи! хотя я Тебя не вижу, но я верю Тебе! Я не хочу Тебя видеть только ради того, чтобы убедиться в Тебе, что Ты есть. Я верю Тебе, не видя Тебя. Поэтому благодарю Тебя за огненные колесницы, которые сопровождают меня всюду. Верю в Твою победу над всеми моими обстоятельствами. Ты можешь, Господи, не показывать мне Своих колесниц. Я уже верю, что с Тобой будут одолены все неприятели наши. И поэтому я благодарю Тебя уже сейчас за нашу радостную победу!" "Господь мой и Бог мой!" - это слова глубокой веры, научившейся полагаться на Бога при любых обстоятельствах. Будем готовы произнести их не только сейчас, во время благоприятное, но и тогда, когда Господь пожелает испытать нашу преданность путем скорбей. Пусть Господь всегда будет для нас таким же близким и дорогим!

Кто будет помилован

Всем нам, братья и сестры, хорошо известен младший сын Иессея Вифлеемлянина: белокурый отрок, с красивыми глазами и приятным лицом. Господь предпочел его не только Саулу, но и семи его родным братьям. Это Давид. Присутствие Господне озарило всю его жизнь. Силу Божью он испытал еще в отроческие годы.

Давид был помазан в цари, но его смирение испытывалось длительными скитаниями; и отовсюду он, уповая на Бога, выходил победителем.

Но, как известно, были в жизни Давида и времена горьких падений. Увлечение Давида Вирсавией стоило ему многих слез и больших потерь; и сокрушение об этом грехе к нему пришло не сразу. Прошло более года, у Вирсавии уже родился сын, а Давид не вспоминал о своем поступке. Немногие были посвящены в его дела, и он надеялся, что со временем сердце его успокоится, а также сгладится острота впечатлений в памяти тех, кто был причастен к его тайне.

А Господь ждал сокрушения Давида, и, не дождавшись, послал пророка Нафана, который обличил Давида в притче.

- Как ты думаешь,- предложил он рассудить Давиду,- прав ли богач, имеющий множество скота, когда взял у бедняка единственную овцу для странника?

"Сильно разгневался Давид на этого человека, и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это. И за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания" (2Цар.12:5-6).

Всегда легче выносить приговор другому человеку, и суд над ближним нам кажется весьма справедливым. Быстро мы решаем иной раз, кто чего достоин.

- Такое бессердечие! - негодовал Давид без предвзятости. - Как это можно?! Смерть ему!

Но если богачу, похитившему последнюю овцу у бедняка, - смерть, то чего же заслуживаешь ты, Давид, за Вирсавию, которую отнял у Урии?

О, об этом Давид не подумал. Он увлекся справедливостью суждений о богаче, а о том, что сам поступил худо, не подумал. У него было время раскаяться перед Урией, но он этого не сделал.

Если человек не исповедует свой грех, тогда обязательно рождается второе, более страшное преступление, а за ним следующее... и так по цепной реакции все дальше и дальше.

Не удалось Давиду уговорить трезвого Урию пойти домой,- он напоил его пьяным: может быть, он пьяный пойдет? Чувствуете? - новое преступление делает Давид. Ему не удается снять с себя подозрение - тогда он ищет повод убить Урию и убивает его руками Аммонитян.

И после сердце Давида не дрогнуло. Оглянулся по сторонам - никто не догадывается, последний свидетель убран с дороги, все тихо. Теперь можно Вирсавии войти в его дом на правах жены.

От людей все было скрыто, но пред Богом это было злом. Об этом мы читаем: "...И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа" (2Цар.11:27).

Но вот Давид услышал от Нафана, что он является тем бессердечным богачом и по собственному приговору заслуживает смерти. В ответ мы слышим: "Согрешил я пред Господом". Вот и все. Больше ни единого слова извинения, оправдания. Строго Давид осудил богача. Без сожаления вынес приговор и себе: смерть. Давид готов был умереть и признавал это воздаяние долгом справедливости. Внутренне он уже исполнил над собой этот приговор. Бог видел его готовность, потому Нафан объявил ему: "Ты не умрешь, Господь снял с тебя грех твой". Высоко ценил Давид жизнь отверженного Богом Саула, поэтому так драгоценна в глазах Божьих была и его жизнь (1Цар.26:24).

Смертный приговор человеку - высшая мера наказания у людей. А у Бога нет. Посмотрите, какое наказание вынес Бог Давиду: "Итак не отступит меч от дома твоего во веки..." Можете ли вы представить большее наказание, чем это? Вовеки меч Господень будет поражать детей, внуков, правнуков в десятом, сотом поколении!.. Вовеки, сколько будет длиться жизнь на земле! Встречали ли вы страшнее наказание?

Родители, пусть даже самые бедные, и те стараются хоть какое-либо наследство оставить своим детям. А что оставил Давид своим детям? Проклятие, меч Господень. Это ужасный приговор!

Но Давид сам сказал: вчетверо воздать богачу, смерти он достоин за бессердечность! Что касается смерти, то Господь отменил ее по милости в отношении Давида. А вчетверо воздать - это Давид сам себе вынес такую меру наказания. И суды начались: умирает сын, рожденный от Вирсавии; обесчестили дочь Давида Фамарь. (Скажу вам, это - великое несчастье для родителей. Легче похоронить детей здоровыми, нежели пережить подобное.) Амнон, сын Давида, за бесчестье Фамари тоже был умерщвлен. Это уже три тяжелейших наказания. А вот четвертое - Авессалом. Это уже воистину меч Господень повис над домом Давида. Одна беда за другой, как у Иова, с той лишь разницей, что Иова Господь испытывал, а здесь - наказание за наказанием. Давид, услышав о смерти Авессалома, зарыдал: "...сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя..." (2Цар.18:33).

Нет, Давид, ты не умрешь. Тебе должно видеть это горе и пережить его. Вчетверо воздается тебе по твоему суду. Ты говоришь, что легче умереть самому вместо детей? Нет, Давид, ты будешь смотреть на это бедствие, сердцем надрываться от плача, но все это ты должен нести.

Некоторые думают, что очень просто получить прощение. Да, просто, если ты не лукавил, не прикрывал греха и тут же исповедал его. Давид же так говорит о себе: "Лукавое пред очами Твоими сделал..."

О, если бы Давид пригласил Урию с войны и сказал: "Ты знаешь почему я тебя позвал домой?" - "Нет, господин мой". И когда этот "господин" исповедал бы перед ним свою вину, то, возможно, все было бы по-другому. Конечно, тяжелы минуты самоосуждения, но не воздавалось тогда бы Давиду вчетверо!

Вспомните, как Давид убегал из дому от Авессалома и Семей, раб, бросал пылью и камнями в Давида и в храбрых воинов, шедших по правую и по левую сторону царя, и злословил: "Уходи, уходи, убийца и беззаконник, кровопийца". Слуги Давида не выдержали такого унижения: "Зачем злословит этот мертвый пес царя? Снять с него голову!" Они думали, что это просто злой человек позволяет себе такие вольности.

Но Давид-то знал за что ему приходится терпеть такой позор. "Нет,- говорит он,- пусть злословит. Господь повелел ему. Может быть, Господь призрит на уничижение мое, и воздаст мне Господь благостию..." Давид понимает, что он достоин большего; достоин смерти. Поэтому всякое поношение в свой адрес считает справедливым, смиряется и хочет умилостивить лицо Господне, чтобы Он отвел Свой карающий меч от его потомства.

С тех пор как Давид пришел в себя и понял тяжесть своего греха, он не переставал стенать пред Богом о своем поступке. С того самого дня, как ушел от него Нафан, Давид упал на землю и плакал пред Господом. Не на ковры лег, не на ложе, а на землю пал. И лежал не в окружении сочувствующих слуг, а один. Семь дней его никто не мог поднять! Он не ел и не пил. Лежа на земле, с опухшими от слез глазами, он написал 50-й Псалом.

Давид так оплакал свое падение, что мы до сих пор, читая этот псалом, как бы слышим надрывный стон его терзающего сердца, чувствуем, как потрясены кости его, как он изнемог от чрезмерного сокрушения.

Только на седьмые сутки, поняв, что сын умер, Давид встал. Все эти дни он постился, просил Бога сжалиться над ребенком, "ибо думал: кто знает, не помилует ли меня Господь, и дитя останется живо?" Но первый приговор совершился.

Другие отцы, возможно, и не тосковали бы так о детях. "Сам я ведь не умру, милость Божья со мной, можно быть спокойным",- мог думать Давид. Да, он не умрет, но что оставил он своему потомству?

Я никогда не видел, чтобы кто-либо из занимающих такой высокий пост постился бы в течение семи суток и лежал на земле, как Давид. Мне приходилось поститься самому, но не в таких, конечно, условиях. Знаю многих, с умилением взывающих к Господу в посте, но Давид, пожалуй, по силе сокрушения и смирения является исключением.

Господь услышал Давида. Я хочу особо подчеркнуть удивительную милость Божью, явленную ему. Господь отвел Свой меч от дома Давида, не исполнил Своего приговора, отменил его. Вместо меча, который не должен был отходить от потомства Давида, Господь поднял благословляющую руку Свою над рабом Своим и над домом его, послал ему сына Соломона. "И Господь возлюбил его", - читаем мы (2Цар.12:24-25).

Да, да! Мать Соломона - это та женщина, из-за которой обрушились все бедствия на Давида. Господь простил и дал от Вирсавии еще сына, который вошел в родословную Иисуса Христа! Вы можете себе представить такой неожиданный поворот событий? Нет, это непостижимо для человеческого ума! Господь прощает сполна, делает это так поразительно и по одной только причине: Он смотрит на сердце! Для Него самое главное - сокрушенный дух. Ведь это о Давиде Господь сказал: "Нашел Я мужа по сердцу Моему..." (Деян.13:22). Что же? Разве Бог нашел в Давиде грешника и этому радуется? Да, грешника, но который не стыдится каяться, умеет искренне оплакивать свои грехи, умеет открывать свою вину. Да, верно, он умел и скрывать ее. Но когда пришел посланник Божий, Нафан, Давид казнил, умертвил себя своим Сокрушением. Прежнего Давида уже не существовало ни перед Богом, ни перед людьми, ни перед ним самим. Есть Давид плачущий, положивший в сердце своем наблюдать за ногою своею, остерегаться, чтобы не согрешить. Есть Давид с новым сердцем.

Заметьте, Саул по согрешении произнес те же слова: "Согрешил я пред Господом". Но он не был помилован. Господь видел его сердце, что в нем не было подлинного сокрушения о содеянном, не было глубокого осознания того, что он безмерно огорчил Господа. "Почти меня перед народом... принеси вместе со мной жертву..." - просил он Самуила.

Мне вспоминается старец, посетивший однажды наше молодежное вечернее общение. За столом были только юноши и девицы и он. Мы пели, рассуждали. Когда дошла очередь до него, он взял в руки Евангелие и говорит: "Сейчас я вам скажу, дорогие, какие будут у вас дети".

Мне показались довольно странными его слова. Думаю: где же брат в Евангелии найдет сообщение о моих детях? И внутренне даже возмутился: "К чему такие рассуждения? Ведь никто из слушающих еще не женат и не замужем...".

- Вы имеете какое-то пророческое слово? - не выдержал я.

- Специального откровения у меня нет, но на основании Слова Божьего я с точностью могу вам указать, какие будут у вас дети.

- Ну, тогда скажите,- согласились мы.

- Дети будут у вас такими, какие вы сейчас. Если вы хорошие,- дети будут лучше вас; если вы плохие,- они будут хуже вас. А сами себя вы знаете отлично.

В подтверждение этих слов брат прочел место Писания: "Что посеет человек, то и пожнет" (Гал.6:7).

Мне тогда было 23 года, но эти рассуждения старца запали глубоко в сердце. Я совершенно не знал своей будущей жизни, понятия не имел будет ли у меня семья, дети. Но уже тогда я твердо усвоил, что все зависит от меня: если я буду богобоязненным человеком - мои дети пожнут благословение; если я буду нечестивым - детей моих ожидает проклятие.

Наше прошлое идет вслед за нами. Посеянное нами - хорошее или худое - непременно даст всходы. Урожай придется собирать нам - хочешь или не хочешь. Было бы крайне несправедливо - сеять недоброе, скверное, а пожинать приятные плоды. Нет. Что посеешь, то и пожнешь. А жнем мы, как хорошо известно, всегда больше того, чем сеем. Это закон непреложный, закон Божий.

Давид скрыл свой грех, и этим только усугубил свою дальнейшую жизнь. Но это было до обличения. Когда же Давид выслушал Нафана, тотчас склонил повинную голову. Он, будучи царем, совсем не по-царски осудил себя. Он не сказал Нафану: "Ну что ж, ты, Нафан, прав. Все, что ты высказал, так и было. Но от кого ты об этом узнал? Кто рассказал тебе о всем происшедшем?"

- Мне Бог открыл,- мог ответить Нафан.

- Ну, хорошо! Если уж это дошло до тебя, тогда помолись обо мне, чтобы Бог простил мой грех. Совершим жертвоприношение. Для него мне не жаль отдать хоть третью часть моего скота. Понимаешь, со всяким может случиться, я - не исключение, я тоже человек,- такую позицию мог бы занять Давид, мог бы прибегнуть хотя к косвенному, оправданию греха.

Если бы Давид так поступил, то дальнейшая его судьба и судьба его потомства были бы совершенно иными. Все зависело от того, как поступит Давид. И он занял благословенную позицию.

Бог долго ждал сокрушения Давида. Все это время Давид ходил в храм, приносил жертвы, судил народ, соблюдал правду и справедливость,- но все это в отношении других. А в отношении себя? Для себя самого ждал Нафана.

Блаженны те, кто судит сам себя, не ожидая "Нафанов", чтобы не быть судимым в последний день. Наше положение ответственнее, нежели Давида. У нас есть Слово Господне, помазание Духа Святого, которое учит нас всему и указывает на недостатки. Но не всякий соглашается с призывами Священного Писания. Многие считают, что исповедание не нужно. Это неверно. Слово Божье говорит вполне определенно: "Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха; а кто сознается и оставляет их, тот будет помилован" (Прит.28:13).

Есть люди сознающие свои преступления, но не оставляющие их. Другие оставляют грех, но не сознаются. Ни те, ни другие не будут помилованы. Только сознающие и оставляющие грех могут рассчитывать на помилование. Для таковых все легко и просто.

Согрешающий в момент совершения злого дела, обычно, меньше всего боится Господа. Дух Святой его предостерегает: не хорошо, остановись. Но, бывает, человек уподобляется коню, закусившему удила так, что они не действуют. Дергай, не дергай - бесполезно, он неуправляем, несется с невыразимой скоростью, пока не расшибется. Человек, находящийся во власти искушений, не думает о последствиях. Ему ничего не страшно. Единственная его тревога - чтобы не было свидетелей. Поэтому совершенно ясно, что только грязное, недостойное тщательно скрывается и с той лишь целью, чтобы не подумали о нем плохо. Все предусмотрит грешник, от всех скроется, только о Боге, от Которого невозможно укрыться, не вспомнит.

Господь постоянно надзирает над нами, но мы так часто этого не учитываем и не ценим! Представьте себе: человек сделал грех, никто об этом не догадывается. Но вот у него стало неспокойно на душе. Он склоняется на колени, просит у Господа прощения. Справедливо ли это? Когда ты грешил, ты ни во что ставил Господа. Людей боялся, а Его нет. Смотрел, чтобы никто не увидел, а на Господа - никакого внимания. "Мне безразлично, что Ты видишь меня", - говорили дела грешника. А теперь, когда стало тяжело, плачет: прости, чтобы стало легче. А завтра вновь принимается за свое, и вновь просит прощения.

Нет, нет. Такой человек пусть не рассчитывает на милость. Милость для того, кто сознается. Перед кем сознается? Перед Господом? Но от Господа можно ли что-нибудь скрыть? Невозможно. Значит, скрывающий от человека свои преступления не будет иметь успеха.

К случайно согрешившему и не скрывающему свой грех, призывают пресвитеров, как говорит Иаков, над ним совершают молитвы, помазывают елеем, и если он соделал грехи, простятся ему. "Признавайтесь друг пред другом в проступках и молитесь друг за друга, чтоб исцелиться..." (Иак.5:14-16). Как все просто! Но, чтобы исцелиться, нужно исповедаться. Скажу вам, это очень серьезное дело. Желающих, чтобы о них помолились, много, но редко кто признается. Большинство молчат о своих грехах.

Недавно за мной в два часа ночи приехал брат на машине: "Мой сын при смерти! Срочно, срочно придите! Судороги не прекращаются, глазки закатывает уже..."

Сели в машину, едем как можно быстрей. Говорю ему по дороге: "Брат, чтобы дома не терять время дорогое, пока не поздно, скажи, чувствуешь ли какую вину за собой? Дитя ведь крошка, он не виновен..." (Брат года полтора как женился. Умирает его любимый первенец.)

- Я давно хотел признаться,- волнуясь, говорил брат, - совесть меня осуждала, но мне стыдно было сказать. У нас в селе так принято: идешь в сельсовет расписываться - и бутылку водки несешь. Все так делают. Когда была моя свадьба, мы сделали то же. Поверьте мне,- с дрожью в голосе говорил молодой отец,- не было ни одного дня, чтобы моя совесть была в покое. Но как быть, я совершенно не знал. А сейчас я раскаиваюсь перед Господом...

Прекрасное исповедание, но какой ценой! Лучше бы сразу покаяться перед Господом и не ждать, когда постигнет такое тяжелое несчастье. "Уж не меч ли это Господень за мой поступок?" - ужасался брат.

Да, многие задумываются над тем: почему грешил тайно, а исповедоваться надо явно? Мы ни во что ставим имя Господне, потому Господь говорит: "Ты ни во что ставил Меня! Ты скрывал свой грех только от людей. Я же все знаю и видел. Поэтому иди и открой людям свою вину. Грех нужно казнить..."

Давид не побоялся написать на вечные времена свое исповедание; пред всеми живущими он как бы до сих пор кается.

Я представляю себе Давида, как он присутствовал на премьере своего псалма. Когда впервые хор исполнял псалом его покаяния, он слушал рыдание своего сердца в исполнении громадного числа певцов. Ему было скорбно, но и отрадно: Господь возвратил ему радость спасения.

Скажу вам, когда сердце грешника не сокрушается перед Господом, его исповедание ничего не значит. Есть люди, которые понимают умом, что согрешили, но сердце их от этого не стонет.

С желанием исповедаться пришел к служителям юноша. Он открывал страшные грехи. Но не в этом дело. Самое страшное - он говорил о них совершенно спокойно, не содрогаясь. Окончив, он спросил:

- Я вас, наверное, удивил?

- Чем? - подавлено спросил я.

- Ну, что много грехов...

- Нет, этим ты нас не удивил... Но, в общем-то удивил.

- Чем? - повторил он мой вопрос.

- Тем, что ты так спокойно говоришь о таких страшных вещах... Ты понимаешь умом, но не понимаешь сердцем что ты наделал. И это самое ужасное. Сокрушения у тебя нет - вот в чем твое несчастье. Ты - обреченный грешник, и тебе нет покаяния, понимаешь? И не потому, что ты так много нагрешил, а потому, что у тебя нет сокрушения духа.

Слушая меня, он продолжал сидеть с невозмутимым спокойствием, в каком-то нарочито приподнятом настроении духа. Понадобились ни один день поста и молитвы, чтобы Господь сокрушил сердце этого гордого грешника.

Сокрушенное сердце - это особая милость Божья, и без этого христианин немыслим.

Приведу пример из жизни. Дело было летом, и окна дома, где проходило богослужение, были открыты настежь. Народу - битком, на улице к окнам тоже не подступиться: люди, люди - верующие и неверующие. Проповедь была об исповедании, очищении и освящении.

Служителям передали записку: "Кто-либо из братьев подойдите к первому окошку. Я вас жду. Если замедлите, я умру".

Братья переглянулись, пожимают плечами: что за записка: "Я умру"?! Может, приступ какой начнется или еще что? Один брат решил выйти. Подходит к первому окну (не знает, правда, с какой стороны его считать). Встал, ожидает. Подходит одна сестра. Напряженный взгляд, видно, переживает: "Это я написала записку".

- Пожалуйста. В чем дело? И она рассказала о том, что ее мучит прежняя греховная жизнь. Они вошли в летнюю пристройку, помолились Господу. Лицо сестры просветлело.

- Скажите, - поинтересовался служитель,- что заставило вас написать такие серьезные слова: "Если замедлите, я умру?"

- Я так и понимала,- ответила сестра,- что мне нельзя было медлить ни одной минуты: или сейчас, или никогда. Я чувствовала себя обреченной и ожидала, что того и гляди разверзнется подо мной земля и поглотит меня...

Сестра говорила совершенно искренне, с ясным сознанием того, что она погибла.

Что же с ней произошло? Она вошла во святилище Господне и увидела свой конец. До этого момента она не видела ужаса своего положения, а теперь вдруг поняла. Увидела, подобно пророку Исаии, Господа, Его святость, Его строгость и свою порочность.

"...Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами,- и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа" (Ис.6:5). Раньше Исаия не говорил "горе мне", а теперь говорит. Почему его молитва так изменилась? Дело в том, что еще вчера глаза его не видели Господа Саваофа, а сегодня увидели. Вчера он не входил во святилище, а сегодня вошел. Сегодня, при свете Господнем, он увидел себя и пришел в отчаяние. Но вот прилетел один из серафимов и очистил грех Исаии. Прощенный, очищенным, он услышал призыв Господа: "Кого Мне послать? и кто пойдет для Нас?" - "Вот я, пошли меня!" - отвечает в радости пророк.

Только что он говорил: горе мне, нечист я и живу среди народа с нечистыми устами, а теперь готов идти к этому нечистому народу. Какая удивительная перемена! Таково действие всепрощающей руки Господней.

Иногда спрашивают; нужно ли исповедание грехов, совершенных до обращения, или только тех, которыми запятнал душу после обращения? Много вопросов задают. Скажу вам: исповедовать нужно те грехи, за которые осуждает совесть, которые скрываешь и с которыми не можешь расстаться.

Дьявол иногда смущает людей, сосредотачивая их внимание на явно несущественных мелочах, которые не являются грехом; и все это только для того, чтобы отвлечь от серьезных грехов. Дьявол никогда не напомнит скрытый, неисповеданный грех. Об этом напомнит лишь Дух Святой, лишь Он влечет душу к покаянию.

Молодой брат пришел как-то на квартиру, где шла беседа об исповедании. Пришел из любопытства.

Народу было много. Несколько братьев беседовали с каждым человеком в отдельных комнатах. Тот, кто прошел исповедание, выходил в слезах.

Этот юноша - член церкви. Он не намерен был исповедоваться. Он недоумевал: что же с людьми происходит, что каждый выходит и плачет? "Дай-ка я пойду", - решил он

Вошел. Помолились. Служитель спрашивает:

- Что тебя беспокоит?

- Да, собственно, ничего.

- Что же тогда тебя побудило прийти?

- Посмотреть о чем вы говорите с людьми, и почему все плачут?

- Ну, и ты решил по выходе тоже поплакать?

- Со мной, надеюсь, этого не произойдет.

- Поскольку тебя ничего не беспокоит, можно было бы и не беседовать. За дверью ждут очереди те, которых многое волнует. Но, все-таки, давай с тобой познакомимся. Расскажи, как ты обратился к Богу, чем занимаешься...

Постепенно выяснилось, что молодым человеком владели страшные грехи. Беседа длилась около четырех часов. Пришлось пригласить другого служителя, чтобы совместно решить, что посоветовать юноше. Брат открыл место Писания - 1Кор.6:9-10 и прочел.

- На основании этого Слова Божьего ты обманывался,- сказал служитель. - О твоем грехе здесь сказано конкретно. Он тобой владеет, ты от него не освобожден и Царства Божьего ты не наследуешь, хотя ты уже и принял крещение. Молиться мы с тобой не можем, поэтому давай на этом расстанемся. Сокрушения у тебя нет, и, согласно Слову Божьему, мы даже не можем с тобой за одним столом кушать. Обрати на это внимание и предупреди об этом верующих.

- Неужели мне нет прощения? - встревожился юноша.

- Пока нет! - был решительный ответ.

- Ну, а если я буду молиться? Бога умолять?

- Чем ты умилишь сердце Господа? У тебя нет ни тени сокрушения! Ты остаешься без надежды, и ничего утешительного мы тебе сказать не можем.

- Можно ли мне помолиться?

- Молись.

Мы вместе с ним преклонили колени помолились.

- Нет! Грех мне не прощен...- озабоченно сказал юноша, встав с колен.

- Очень хорошо, что тебя посетила такая тревога. Если бы ты четыре часа назад сказал об этом, то давно уже был бы помилованным. Теперь к тебе спасение только приблизилось. До сих пор ты не знал, что такое быть спасенным! Ты невозрожденный человек! Тебя по ошибке приняли в церковь, не разобравшись приняли...

- Можно мне еще помолиться?- прерывая служителя, попросил юноша.

- Конечно, можно.

Он вновь молился, мы молились. После нас он, рыдая, молился третий раз.

Он вышел в зал другим человеком. А рыдал он больше всех. Никто так не рыдал.

В здоровой церкви, где дело Божье поставлено правильно и есть пастырское служение, каждый член церкви непременно должен встречаться наедине с пресвитером и беседовать о своем духовном состоянии. Кто из служителей стремится чаще вникать в жизнь каждого члена церкви - тот совершает угодное Богу дело и пожинает добрые плоды.

Исповедание - вопрос серьезный. Очень серьезный. От него зависит не только успех нашей жизни на земле, но и вечная участь. Это хорошо знает дьявол и поэтому особенно пользуется тайной греха, чтобы погубить, если возможно, и избранных. Только решительное противостояние принесет нам победу! К этому зовет нас Господь. Кто же будет помилован? Только тот, кто сознается в своих преступлениях и оставляет их!

Лучшее благословение

Во времена Давида священники были распределены на 24 чреды(1Пар.24:1-4). Каждая чреда священников в течение недели исполняла все служебные работы при храме: поддерживали огонь на жертвеннике днем и ночью (Лев.6:12; 2Пар.13:11); подливали масло в лампады светильника (Исх.27:20); приносили утренние и вечерние жертвы, хлебное приношение и возлияние (Исх.29:38); учили Израильтян уставам Господним (Мал.2:7); разрешали спорные вопросы (Иез.44:23); исследовали различные виды проказы (Лев. 13 и 14 гл.); трубили в серебряные трубы, на войне ободряли народ.

Трудно было отличить кто лучше, а кто хуже исполнял свою работу. И только Господь доподлинно знал состояние каждого. И вот из многих черед священников Он выделил сыновей Садока, доверил им стоять на страже святилища и являться пред лицо Его. Почему? - Потому что во времена всеобщего отступления, когда Бог испытывал сердце каждого, они не уклонились и проявили верность.

Служение Садока проверялось не в каких-то особо созданных для него обстоятельствах. Он был испытан вместе с другими священниками, когда на царя Давида восстал собственный сын Авессалом. Давиду пришлось спасаться бегством, а священники поступили как каждый считал нужным. Многие разбежались, пережидая лихую годину: царь в изгнании, время неспокойное...

Что же делал в это время Садок? Он взял Святое-Святых, ковчег Господень и пошел за Давидом (2Цар.15:25-29). Царь его остановил: "Нет, Садок, не делай этого! Отнеси ковчег на место. Если Богу будет угодно, я еще вернусь сюда и поклонюсь Богу". И Садок спокойно, не пререкаясь, вернулся, не думая, что о нем скажет народ. Если Давид сказал, значит так нужно. С одной стороны, Садок поступил решительно - пошел с царем-изгнанником, а с другой - проявил спокойствие и послушание и много потом помогал Давиду из Иерусалима.

Не буду останавливаться на подробностях жизни и служения Садока. Напомню лишь основные моменты. Перед смертью Давида, когда сын его Адония вероломно объявил себя царем, многие военачальники участвовали в этом торжестве. Из священников же только один Садок, а из пророков - Ванея и еще несколько человек не были на стороне Адонии.

На что рассчитывал Садок, противостав мятежникам? На покровительство царя? - Царь вот-вот умрет. (И действительно Давид вскоре умер.) Войско ли защитит его? - Главнокомандующий войсками - опора Адонии! Священники поддержат? - Они укрепили руки непослушного сына.

На кого же полагался Садок? - На Бога! Заговорщики могли убить его, но он безбоязненно помазал Соломона в цари. И, посмотрите, что произошло! Бог повернул сердце всего народа к Соломону. "И затрубили трубою, и весь народ восклицал: да живет царь Соломон! ...И весьма радовался, так что земля расседалась от криков его" (3Цар.1:39-40). Что не способны были сделать ни огромное войско, ни священники, никто из людей - то сделал Бог! Всевидящий Властелин Вселенной, Который обозревает всю землю, чтобы поддерживать тех, чье сердце вполне предано Ему (2Пар.16:9), видел поведение Садока. его верность, мужество и за это благословил не только отца, но и все его потомство на годы! "Сыны Садока... будут... служить Мне..."

Садок, верно закончив жизненный путь, оставил в наследство детям самое драгоценное - Божье благословение! Не только дети, но и внуки, и правнуки удостоились великой чести: предстоять пред лицом Господа. Суть благословения Господнего не в том, чтобы дети были богаты, здоровы, талантливы, а чтобы Бог благоволил к ним. Может ли быть большее счастье, чем знать, что из поколения в поколение на твоих потомках будет почивать благословение Божье?!

Исполнил ли Господь Свое слово? Какими были внуки Садока? Один из них - священник Ездра. Он известен как благословенная личность! Когда Навуходоносор уводил народ Израильский в Вавилон, Ездру младенцем вынесли из Иерусалима. Отца Ездры, первосвященника Сераию, Навуходоносор казнил в Ривле, в земле Емаф (4Цар.25:18-21). Ездра остался сиротой. Кто позавидует его доле? Но придет время, и мы увидим, что этот мальчик будет весьма благословен, потому что он из потомков Садока!

Прошло 70 лет. Ездра никогда не видел отца, не знал, как нужно вести служение, и все же, находясь в плену, расположил свое сердце возбудить дух народа выйти из Вавилона. Великое множество пришло с Ездрой в Иерусалим к родным развалинам, чтобы сокрушаться и плакать. Это были люди нового поколения, которые только от стариков могли услышать, что существует закон Моисеев, что есть храм.

Ездра, придя в Иерусалим, не стал искать могилу отца, а поспешил прочитать перед всем народом закон Господень, который некогда читал его отец. И вот на том месте, где 70 лет назад провозглашалась истина, Ездра встал на возвышение и от рассвета до полудня читал закон Божий, говорил о великих делах Божьих, а весь народ стоял и слушал (Неем.8:1-5).

Был бы жив Садок, как он возрадовался, что обетование Божье исполнилось: "Сыны Садока служат Богу!"

А вот еще один из потомков сынов Садоковых: священник Азария. Это был мужественный служитель. Он не побоялся воспротивиться царю Озии, когда тот вошел в храм воскурить фимиам на алтаре кадильном. "Не тебе, Озия, кадить Господу, - сказал Азария, - это дело священников... выйди из святилища, ибо ты поступил беззаконно, и не будет тебе это в честь у Господа Бога" (2Пар.26:18).

Этот правнук Садока не только сам служил Богу безбоязненно, но собрал вокруг себя 80 других священников, людей отличных. Они действовали единодушно. Радуется дух, когда читаешь об этих святых мужах! Как много значит благословенное хождение одного человека, каким был Садок!

Невозможно обойти молчанием и праправнука Садока - первосвященника Хелкию. Царь повелел ему пересчитать серебро, принесенное в дом Господень. Занимаясь этой работой, Хелкия нашел книгу закона и передал царю (4Цар.22:8). Среди груд серебра Хелкия обратил внимание на невзрачный свиток, цена которому оказалась выше золота. Это поистине была жемчужина! "Когда услышал царь слова книги закона, - читаем мы, - то разодрал одежды свои. И повелел царь Хелкии... пойдите, вопросите Господа за меня и за народ... потому что велик гнев Господень, который воспылал на нас за то, что не слушали отцы наши слов книги сей..."

Великое сокрушение было в Израиле по прочтении книги закона: из храма были вынесены, сожжены и стерты в прах все идолы; разрушены блудилищные дома, никто не проводил детей своих через огонь Молоху; низвержены были все идольские жертвенники, изломаны статуи и срублены дубравы. Иосия заколол всех жрецов высот, истребил всех волшебников, а всему народу повелел совершить Пасху. Какое пробуждение охватило весь народ!

У потомков Садока, как мы видим, была одна характерная особенность: не отступать от Бога ни при каких обстоятельствах. И это не случайно. Однажды, в самое смутное время, когда все духовные вожди повернулись спиной к Богу, Садок один проявил верность, и за это Бог благословил ясностью ума, мужеством все его потомство. Все сыны Садока были бодрствующими служителями у алтарей Господних!

"Грехи некоторых людей явны и прямо ведут к осуждению, а некоторых открываются впоследствии. Равным образом и добрые дела явны, а если не таковы, скрыться не могут" (1Тим.5:24-25). Этот стих Священного Писания непосредственно относится к нашей теме. Все совершенное родителями влияет не только на их жизнь, но и на жизнь их детей, внуков и правнуков. Если, делая добро, при жизни мы не увидим благословений, то, верен Бог, оно все равно придет и явится на сынах и на внуках наших Пройдут годы, и посеянное родителями, доброе или худое, - все вырастет Будем помнить при этом, что пожинать будут наши дети и внуки.

Как прискорбно вспоминать сокрушение Давида: "Сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя…" (2Цар.18:33). Какую жестокую жатву пришлось пожинать отцу!

"Господи, исправь наши кривизны, пока посеянное нами не принесло горького плода! Окажи милость! выкорчуй, вырви недобрые всходы!" - вопиять бы нужно сегодня многим родителям. Тех, кто сознает свою вину, свою неверность, исповедуют ее, Господь простит и помилует. Когда садовник держит в руке нож для очищения, - это отрадно. Значит, еще не все потеряно.

Может быть, какая-то мать в безвыходном положении, как женщина Хананеянка: дочь или сын ее жестоко беснуются; у кого-то, как у Иаира, вообще дети духовно мертвы, - вспомним , что мы сеяли? Как мы прожили жизнь? Сумели ли мы накопить для них столько благословений, чтобы они были под ними, как под шатром? Совершали ли мы подвиги во имя Христа, чтобы дети продолжили наш подвиг? Или им нечему подражать? Будут ли наши дети в числе святых мужей, для которых заповеди Божьи - превыше всего? Будем помнить! за праведность родителей Бог помилует детей: "Я Господь, Бог твой... наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои" (Исх.20:5-6).

И сохрани нас Бог сказать, как некогда Езекия: "...мир и благосостояние пребудут во дни мои" (Ис.39:8). С успокоенным духом он произнес эти слова, когда ему объявили, что за его неверность сыновья его будут пленниками у царя Вавилонского. Он не встревожился, что будут терпеть его дети, не принял это близко к сердцу, не походатайствовал за свое потомство, не оплакал своего греха. Поэтому Манассия, сын его, в бесстыдном идолопоклонстве бесславил Господа больше всех царей Иудейских.

Боящиеся Бога родители беспокоятся о своих детях, как Иов (1:5), и за это услышат Божье приглашение: "Войди ты и все семейство твое в ковчег, ибо тебя увидел Я праведным предо Мною в роде сем" (Быт.7:1).

"...Не ваша война, а Божия"

2Пар.20:15

"Они победили его Кровию Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти"


Откр.12:11

В 20-й главе книги Второзаконие израильтянам даны наставления Господа о том, как они должны были готовиться к войне, кто мог участвовать в сражении против неприятелей:

"Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы и народа более, нежели у тебя, то не бойся их; ибо с тобою Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской.

Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник, и говорит народу и скажет ему: "слушай, Израиль! вы сегодня вступаете в сражение с врагами: да не ослабеет сердце ваше, и не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их; ибо Господь, Бог ваш, идет с вами, чтобы сразиться за нас с врагами вашими и спасти вас".

Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: "кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не обновил его. И кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не воспользовался им. И кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не взял ее."

И еще объявят надзиратели народу, и скажут: "кто боязлив и малодушен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце" (Втор.20:1-8).

Израиль должен был неукоснительно соблюдать это повеление во все века.

Обратите внимание на Божьи методы ведения войны. Такие методы не встретишь ни у одного полководца. Божьи методы удивительны!

Во-первых, Бог сказал Своему народу: если вы, приступая к сражению, увидите, что врагов весьма много, а вас - незначительная горстка - не ужасайтесь, не смущайтесь и не бойтесь.

Во-вторых, Господь повелел: пусть надзиратель выйдет и скажет: кто недавно построил новый дом, кто обручился с невестой, кто еще ни разу не ел плодов от собственного виноградника - идите домой!

Как это не похоже на то, что происходит в любом народе! Мы знаем, что в мирное время на службу в армию призывают, бесспорно, не всех. Но на время войны, если войско страны малочисленно, чаще всего объявляется всеобщая мобилизация. Тогда и 16-летних обучают военному искусству, и стариков крепких приглашают (у них богатый опыт), составляют даже женские батальоны. В трудную минуту усилия всех годны!

Но слышал ли кто о таком главнокомандующем, который перед сражением повелел бы солдатам сначала обновить свои дома, сыграть свадьбы, дождаться первого урожая?! Во всяком случае, я не слышал и не читал о таком человеке. А Израилю Бог повелел: тем, кто обручился с женой и боится, что с поля боя не вернется, - идти домой. А ведь после их ухода войско станет меньше! Глядя на подобную картину, так и хочется сказать: ну зачем же, Господи, Ты позволил отпускать молодых воинов по домам, в то время как врагов так много? Но это - повеление Божье, а Его закон вечный! Пусть врагов много и они могущественней (скота у них, и колесниц, и коней больше) - все равно: кто не хочет воевать - идите домой! А если половина Божьего войска уйдет? А если у большинства - необжитые дома, молодые невесты, впервые плодоносящие виноградники? Если уйдут домой многие - чем же прикрывать опустевшие фланги?

Но изумительны действия Божьи! Заметьте, Он не останавливается и на этом. Робкие могли тоже отправиться к родным домам! Им тоже было позволено выйти вперед из войска и оставить братьев и друзей.

Ни в одной военной академии мира не преподают такую стратегию. Ни один правитель не введет такого порядка в лихую для страны годину. Ни один! Божья премудрость неповторима, никто не в состоянии ей подражать. Истории известны многие талантливые покорители, которые завоевывали огромные территории, имея мощное оружие, перевес в технике и живой силе, используя стратегию внезапного нападения и многое другое. Бог же действует иначе.

Непостижимость Божьих методов обращает на себя внимание в данном случае не только тем, что перед сражением немалому числу воинов предлагалось идти домой. Посмотрите, к кому было обращено это повеление. По человеческому рассуждению опытный главнокомандующий должен был бы сказать так: завтра будет сражение, кто-то с поля брани не вернется - сражение есть сражение. И, хотя мы надеемся на победу, нужно рассчитывать и на потери. Поэтому: у кого большая семья и кто не успел достроить дом - дети остались под открытым небом, - идите домой! Такое распоряжение нашло бы всеобщее понимание и одобрение, всем была бы по сердцу такая добродетель!

Но в Божьем повелении мы такого не встречаем. Если дом разрушен или недостроен и детей много - статьи идти домой нет. А вот если ты построил новый дом, осталось только обновить его (в современном понимании - новоселье справить), - можно идти домой, положено.

Так отбирать воинов не Моисей распорядился, а Сам Бог! И ни один богобоязненный человек не станет критиковать это повеление Божье и не усмотрит в нем несостоятельность. Нам может быть многое непонятно в Божьих принципах, но это - другой вопрос. Например, ты - единственный кормилец в семье, дети слишком малы и некому виноградник насадить, некому землю обработать - а тебе не позволено уходить, ты должен умирать на поле брани... А как быть тому, у кого больная жена и некому ухаживать за ней? Тоже оставаться? В таком случае, разве этому сильному, молодому, цветущему юноше уходить на свадьбу перед сражением? Именно такому бы только и воинствовать! Но Божьи пути - выше путей человеческих, и Его мысли - выше мыслей человеческих (Ис.55:8-9).

Я представляю такую картину: кто-то стоит в строю и, глядя на уходящих, думает: и мне хочется уйти домой, да статьи такой нет. Согласно какому распоряжению я пойду домой? Дом мой построен давно, жена немолода, виноградник уже не раз радовал урожаем, а вот воевать-то все равно не хочется...

Оказывается, и для таких людей предусмотрено повеление: кто робкий и малодушный, кого смущает завтрашний рискованный день, - можно с поля боя не вернуться - собирайся домой, ты свободен! Робеешь - не оставайся в строю, потому что твоя робость расслабит остальных воинов и все войско может стать боязливым.

Что происходит? Практически, для каждого была возможность еще до начала сражения покинуть войско. Я не думаю, что воинов заставляли уходить. Им просто разрешалось поступать так, как подсказывало сердце и совесть. Тех, кто не пожил и новом доме, не сыграл свадьбу - никто не удалял из строя. У каждого из них было право выбора. Даже робкого не отправляли без его согласия: он мог остаться в строю, если бы не дорожил так собственной жизнью. Люди добровольно оставляли войско и ясно видели, сколько остается тех, кто обрек душу свою на смерть. Бог также не повелел забросать уходящих камнями или упрекать недобрыми словами: не надо злословить ни молодого, ни малодушного. Лучше попросить благословения у Господа на завтрашнее сражение, а оно - неравное, и Бог будет поборать с немногими, надежными, не озирающимися назад.

В этом Божьем повелении мне непонятно еще очень многое, но сомнению я не подвергаю ни одного Божьего слова. Я торжествую, когда мне нужно принимать непонятное верой, потому что Божье слово - самое авторитетное. Его слово - истина! Дав повеление всем не желающим воевать, Он говорит оставшимся: "Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими и спасти вас". Бог идет помогать сражаться - как это надежно!

Но значит ли это, что никто не погибнет? - Нет. Бог не скрывает, что воины рискуют жизнью, что они могут не вернуться ни к домам, ни к невестам, ни к виноградникам. Господи, ну если Ты идешь сражаться, то неужели мне нужно голову сложить? Ведь Ты же можешь защитить от такого исхода! Не в том счастье, чтобы остаться живым, торжествую в духе о том, что Бог такой всемогущий, такой сильный - и приглашает нас в Свое войско! Он дарит нам неповторимую возможность воинствовать рядом с Ним и рядом с Ним за Его дело рисковать жизнью, оставив без сожаления и дом, и невесту, и виноградник. Ради славной победы Бог предлагает нам пожертвовать собой, пожертвовать тогда, когда многие уходят. Идти на верную смерть тогда, когда так мало желающих вступиться за народ Божий, - ведь сражения бывают разные: иногда и все войско не уцелевает.

В жизни народа Израильского были случаи, когда сберегалось все войско, никто не погибал. Воинам приходилось только собирать неприятельские трофеи, как это было, например, при царе Иосафате во время нападения Моавитян и Аммонитян. Сошел Дух Господень на левита Иозиила, и он сказал: "Так говорит Господь к вам: не бойтесь и не ужасайтесь множества сего великого, ибо не ваша война, а Божия" (2Пар.20:15). Иозиил поставил певцов впереди вооруженных Израильтян, и когда они восклицали и славили Господа, Господь возбудил несогласие между неприятелями, и они побили друг друга. "И когда Иудеи пришли на возвышенность к пустыне и взглянули на то многолюдство, и вот - трупы, лежащие на земле, и нет уцелевшего. И пришел Иосафат и народ его забирать добычу, и нашли у них во множестве и имущество, и одежды, и драгоценные вещи, и набрали себе столько, что не могли снести..."

И все же, когда народ Господень воинствует за дело Божье, не всегда есть гарантия, что все останутся живы. Наше братство Бог провел через суровую духовную брань. С нами вместе терпели лишения наши семьи, дети. Нас было очень мало, и рассчитывать на победу мы могли только верой - все видимое складывалось против нас. Неприятели смяли бы нас в первые месяцы начала внутрицерковного движения за пробуждение народа Божьего. Еще в 1961 году мы не числились бы в списках живых. Но Бог Свою войну вел и ведет победно, хотя многие подвижники нашего братства лишились жизни в узах, в подстроенных авариях и при других загадочных обстоятельствах. Без сомнения, их жертвенность была благоугодна Господу. Эти мужи веры были всецело посвященными Богу, и ни по каким статьям не хотели уйти с поля брани домой, но остались там до последнего вздоха.

Подвиги народа Божьего вдохновляли и объединяли в братской любви многих детей Божьих и у нас, и за рубежом. Нам казалось, что наши трудности касаются только нас, но Бог сделал Свой гонимый народ зрелищем для мира. Мы отстаивали независимое служение церкви от мира в те суровые времена, когда одни молчали, а другие, напротив, на весь мир провозглашали, что существующее законодательство о религиозных культах вполне устраивает верующих и не мешает жить по Евангелию.

Мои статьи в те годы помещались в нашем журнале "Вестник истины". Я писал, но как? Проповедую, мою проповедь запишут на магнитофонную кассету, потом обработают - и напечатают в журнале. Помню, как-то был я с женой в Кировограде, участвовал в служении. Бог благословил сказать проповедь. Ее записали на кассету. После богослужения жена говорит: "Постарайся, чтобы эту проповедь не опубликовали". - "Почему?" - "Сразу арестуют..." Я ее понял: немножко колени дрожат. Я еще раз послушал запись, кое-что подработал, передал в журнал, и ее напечатали в 1-м номере за 1981 год. Она называется "Святое неповиновение". В то время за такие откровенные рассуждения повиноваться в духовных вопросах только Богу, невзирая на "царские" указы, существовала уголовная статья - до трех лет лишения свободы. У жены были опасения, как бы меня не арестовали, а Бог удостоил меня пострадать за Него не три года, а пять лет. До этого я уже дважды по три года отбывал заключение за дело Божье.

Хочу сказать, что братство наше в суровое время гонений устояло не потому, что мы были храбрыми. Нет. И сердце сжималось, и ноги дрожали. Но наша сила в том, что наши дрожащие ноги стояли на твердом камне, которым является Христос. Вот почему церковь устояла! - Фундамент прочный! А когда фундамент непоколебим, тогда устойчивы и ноги всякого, кто стоит на таком несокрушимом основании.

Многие узники, переживая особую тесноту, ясно понимали, что каждый день может быть для них последним. Бог не избавлял нас от опасностей, мы не рассчитывали вернуться живыми. Какой там дом, какой виноградник! Не надеялись увидеть жен, детей, церковь... И все же не раз убеждались: эта брань не наша, а Божья. Бог Сам сражался вместе с невозлюбившими души своей до смерти и помогал Своему народу оставаться верным Ему. Никто из тех, кто подвизался в этой духовной брани, не сетует сегодня на серьезно подорванное здоровье, на те издержки, которые пришлось понести. Но побед все-таки одержано весьма много. Мы знаем, что окончательная победа - это восхищение Церкви от земли, а на сегодня Бог дает нам милость одерживать очередные необходимые для дела Божьего победы.

Чтобы остаться верным Богу в сложных жизненных обстоятельствах, нужно глубоко уповать на Него. Мог ли надзиратель Израильского народа дать повеление воинам покидать ряды войска, если бы не верил в силу Бога Всемогущего?! - Нет. У него не хватило бы силы видеть дезертиров. И кто мог осмелиться приступить к сражению с горсткой оставшихся, не уповая на помощь свыше?! Разве незнающий Бога может понять, чья это брань? "Моя война", - говорит Господь, а сражаться-то нужно нам, пожелавшим быть воинами Господними. Скажу вам, сам момент брани - страшноват, многое смущает, а победы - они всегда торжественны, всегда вдохновляющи!

Напомню еще одну важную истину: участвуя в Божьей войне, мы должны и мыслить по Божьи. Во время сражения с филистимлянами, когда Давид поразил Голиафа, Израильтяне, до этого стоявшие в растерянности, в смятении и страхе, побежали преследовать Филистимлян. Побежали те робкие, которые еще недавно не могли тронуться с места, слыша ежедневные глумления великана-хулителя над всемогущим Богом Израиля. Они гнали врагов до ворот Аккарона, до Гефа, откуда был родом Голиаф и поражали их во множестве. И возвратившись после погони, разграбили стан филистимский (1Цар.17:52-53). Теперь рисковать не нужно было никому,- кто как мог, так и обогащался: набирали драгоценности, золото для себя и для семьи.

А что делали в это время истинные подвижники? Бросились ли они на добычу? - Нет. Давид взял голову пораженного им Филистимлянина и отнес ее в Иерусалим, а его оружие положил в своем шатре - вот и все. Истинным ратоборцам - не время обирать неприятельские обозы. Подлинный воин не станет прельщаться трофеями, он может вернуться домой только в ранах и шрамах и всем сердцем преклониться перед Богом, даровавшим столь чудную победу над устрашавшим Голиафом.

Народ Божий в нашей стране получил от Бога ряд впечатлительных побед - их почувствовали многие. Но тем, кто подвизался, время ли воспользоваться ими?

Мне недавно говорили: "Ну что мешает Совету церквей зарегистрироваться? Ведь вы в 1969 году были согласны на такую регистрацию!" - "Так мы старше стали на 20 лет! - отвечаю. В то время не все дети Божьи видели пагубность регистрации, а некоторые даже поверили обольстительным обещаниям. Но этот призыв Совета церквей раскрыл перед всеми истинные намерения внешних по отношению к нашему братству - многим служителям, да и рядовым братьям и сестрам, были уготованы новые сроки неволи, суровые гонения, а некоторым пришлось и жизнь отдать. И в нынешние, неопределенные, смутные дни не время собирать нам эти "трофеи", не время.

За все преимущества, за все победы мы прославляем Бога и не хотим ими воспользоваться, как в свое время Давид. Он вылил во славу Божью воду, которую, пробившись сквозь вражеский стан, принесли ему три храбрых воина. Давид тогда сказал: "Сохрани меня Господь, чтоб я сделал это! не кровь ли это людей, ходивших с опасностью собственной жизни?" (2Цар.23:15-17). Многие дети Божьи сегодня пользуются обретенными свободами, хотя в трудные часы уклонились и не были на поле брани. А сколько тех, которые время свободы от гонений употребляют не для служения Богу, а для собственного обогащения, для поездок на Запад - насколько все это стало вожделенным! "Мерседесы", всевозможная аппаратура, валюта - все это те "сеннаарские одежды", которыми прельстился, а потом из-за них и погиб Ахан (Нав.7:20-26).

У нас тоже есть известность - только успевай "отоваривайся"! Но это не наш путь. Нам еще так много надо работать для защиты церкви от вторжения мира - война еще не окончена.

Еще на поле брани придется не одному сложить голову. Не будем подражать примеру тех, кто прельщается "сеннаарскими одеждами". Будем приходить домой с пустыми руками и скажем жене и детям: "Какую милость оказал нам Бог! Какую необычайную победу подарил: устрашающие "голиафы", которые глумились над церковью Христовой, пали со всем своим могучим войском!.."

Бог еще не сказал Своему народу, что сражение завершено. Он послал только передышку. По домам не отпускают еще ни одного воина. Нам предстоит еще последний бой с диаволом и ангелами его, о которых мы читаем в книге Откровение- "И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змей, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним. И услышал я громкий голос, говорящий на небе: ныне настало спасение и сила и царство Бога нашего и власть Христа Его, потому что низвержен клеветник братий наших, клеветавший на них пред Богом нашим день и ночь; они победили его Кровию Агнца и словом свидетельство своего и не возлюбили души своей даже до смерти. Итак веселитесь, небеса и обитающие на них!.." (Откр.12:7-12).

Диавол побежден, и прежде всего побежден на Голгофе Самим Иисусом Христом. Там было его окончательное поражение. "Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?" (1Кор.15:55). Воевали с диаволом и Ангелы и тоже победили. Но благодарение Богу, что Церковь тоже победила диавола! Чем народ Господень одолел врага душ человеческих? - Во-первых, упованием на Кровь Агнца (здесь нет никакой человеческой заслуги), во-вторых, - словом свидетельства и, в-третьих, обратите внимание: "Они не возлюбили души своей даже до смерти". Если мы не уходим с поля брани ни по каким статьям, потому что не возлюбили души своей даже до смерти, если наше сердце жаждет полностью принадлежать Богу и в жизни, и в смерти, - это приведет нас к окончательной победе над диаволом. В этих подвигах участвовали и участвуют многие добровольцы - у Бога они есть во все века! Они не пойдут домой ни по какой причине. Как отрадно, что они были и есть в наши дни!

Недруги дела Божьего, глядя на победную поступь малого войска Христова, сожалеют, что не уничтожили верных, но сделать ничего не могут: Бог вывел узников на свободу и даровал возможность для благовестия Евангелия. Кто мог провидеть такой исход? Не казалось ли некоторым: подобное - невозможно. И под различными предлогами они покидали гонимое братство. Но Бог не оставил нас!

Лет 13 назад я встречался с представителями западных христианских кругов. Они авторитетно предлагали: "Мы будем содержать всех узников в Советском Союзе! Сколько вам нужно средств в месяц, столько и будем привозить!" Я передал им твердое решение Совета церквей по этому вопросу: мы таким путем идти не можем. Церковь обязана сама содержать своих узников и не имеет права перекладывать свою ношу на чужие плечи. В этом сокрыта опасность для церкви: она отвыкнет нести свое бремя. А если потом перекроются границы или щедрость западных христиан угаснет, как нам жить?! Нельзя убивать дух жертвенности в народе Божьем!

"Не хотите таких денег?! - удивились доброжелатели. - Мы найдем кому их вручить!" И нашли. Им оказался тот брат, который в свое время оставил путь страданий. Он брал средства, шедшие на узников, и отчет писал, и расписки давал. А ведь на деньги никогда не созидалось Царство Божье!.. Такие деньги - западня для души. Только алчные могут прельститься ими. Богобоязненного человека не задаришь никакими подарками. Такие "трофеи" жгут душу.

Глядя на сбывающиеся признаки второго пришествия Христа, каждый христианин должен понимать, что жить нам уже некогда. Успеть бы еще поучаствовать в духовной брани за народ Божий, за чистоту Церкви Его возлюбленной. События в мире развиваются стремительно. Человечество подошло к роковой черте. Обосновываться прочно на этой земле совершенно бессмысленно. Мы чувствуем себя еще в воинском строю, и Слово Божье напоминает нам мужественно отражать неприятеля до ворот (Ис.28:6), не покидать подвизающихся в деле Божьем ни под каким предлогом. Дал бы Господь, чтобы о нас была воспета песнь Богу: "Тогда немногим из сильных подчинил Он народ; Господь подчинил мне храбрых... Завулон - народ, обрекший душу свою на смерть..." Пойдем же на помощь Господу с храбрыми! (Суд.5:13,18,23).

Нелегкая победа

"Они победили его кровью Агнца и словом свидетельство своего и не возлюбили души своей даже до смерти"


Откр.12:11

Этот стих святой книги Откровения относится к концу времени, значит, мы можем применить его к сегодняшним тяжким дням. Напрасно люди утешают себя: "Потерпим, завтра будет легче". Завтра не будет легче. Напротив, с каждым днем будет все трудней и трудней. Так говорит Священное Писание, а оно никогда не обманывает: "...в последние дни наступят времена тяжкие" (2Тим.3:1).

В это время диавол будет действовать на земле в сильной ярости, потому что ему остается совсем мало времени до того, как он будет связан узами адского мрака и ввержен в геенну, которая приготовлена для него и ангелов его (Иуд.6). Я сегодня не намерен говорить о диаволе, просто утверждаю факт: ему осталось немного времени проявлять свою сильную ярость.

Благодарение Богу, что народ Господень побеждает и будет побеждать диавола, - такую великую силу дает Своим детям Господь Бог! Прежде всего, напомню совершенно простую истину, ее все знают: без борьбы не бывает побед. Все также знают, что в мире есть добро и зло, есть Бог и диавол, - откуда и противодействие. Иисус Христос победил диавола на Голгофе, и это была заключительная битва и окончательная победа Сына Божьего.

Мы также знаем, что Ангелы в борьбе с диаволом победили его, и он низвержен был на землю (Откр.12:7-9). Но и о народе Божьем сказано: "Они победили кровью Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти". Дети Божьи прекрасны тем, что победили диавола. Вне всякого сомнения, победили не в одиночку, а с помощью Господа.

Чем дети Божьи одерживают победу над диаволом? Во-первых, Кровью Агнца. Без Его пречистой Крови невозможно думать ни о какой победе. Господь нас спас, оправдал, объявил навеки Своими, наши имена навеки записал в Книгу Жизни. Это прекрасно! Не нашими усилиями низвержен клеветник, а всесильной Кровью Христа.

Дети Божьи побеждают диавола так же "словом свидетельства своего". Исповедовать имя Господа открыто, особенно в суровое время гонений, не так-то просто. Разбойник, умирая на кресте, исповедал имя Господа: "И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал". И на просьбу: "Помяни меня, Господи, когда придешь в Царствие Твое!" получил удивительный ответ: "Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лук.23:41-43).

Открытое слово свидетельства об имени Иисуса Христа - как это важно! Не отмолчаться, а в силе Божьей засвидетельствовать о своей вере в Иисуса Христа. Исповеданием имени Иисуса Христа мы, фактически, противодействуем диаволу, признаем его пораженным. Некоторые христиане говорят: Христос меня спас и мне больше ничего не надо. Нет-нет. "Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, - говорит Христос, - того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего со святыми ангелами" (Марк.8:38).

Одна сестра ничего не говорила соседям о Боге, а когда получила новую квартиру, решила не молчать о своей вере. В первый же день раздался звонок. Открывает - перед ней старушка в теплом домашнем халате.

- Соседушка, я живу рядом. Лифт еще не работает, на 8-й этаж мне подниматься тяжело. Я забыла одну вещь купить. Не сходишь ли?

- Конечно.

- Тогда две пачки папирос, пожалуйста. - И, вручив деньги, ушла.

Что делать? Ясно, купить нельзя. Но как объяснить это соседке? Деньги-то уже взяла. Думает: может купить один раз, а потом никогда так не поступать? Зачем с первых дней наживать врагов?! Сестра помолилась Богу и, победив искушение, пошла к соседке.

- Я хочу вас огорчить... Я христианка и покупать такие вещи считаю грехом...

- А ты, наверное, баптистка? Ох, опять попались мне соседи! - и начала сквернословить.

Прошло несколько дней. Старушка не выходила из квартиры. На звонок никто не отвечал. Сестра забеспокоилась, пригласила людей из жилищной конторы. Взломали дверь, а соседка лежит парализованная, встать не может. Сестра ухаживала за ней несколько месяцев. А потом пригласила служителей. Не знаю насколько серьезно, но старушка всего несколько слов сказала в молитве: "Господи, я всю жизнь враждовала с Тобой..." Хорошо, что сестра засвидетельствовала ей о Господе.

Другая сестра из нашей церкви в беседе со служителем сокрушалась:

- Я уже 10 лет, как верующая, а моя дочь, ей 28 лет, и слушать не хочет о Боге. Страшно ожесточается. Придите, пожалуйста, скажите ей о Господе. Думаю, что у вас получится побеседовать с ней: неудобно будет убежать из комнаты.

- Обязательно приду! Но прежде позвольте задать вам вопрос: вы едите с дочерью за одним столом?

- Да.

- Молитесь перед едой?

- Она терпеть не может!

- А вы молитесь! У вас есть такое право!

Прошло несколько дней, спрашиваю сестру:

- Вы молились с дочерью?

- Слава Богу, начинает привыкать. Правда, когда я стала молиться, она вылила мне в лицо тарелку супа, говорит: "Ты, что, сума сошла?" Теперь я наливаю суп не такой горячий, но молиться продолжаю.

Не все так просто в жизни. За каждую победу надо платить. Затем я посоветовал сестре каждое утро и вечер молиться вслух. Раньше она закрывалась в ванной и молилась. Тяжело и эта победа далась сестре. Дочь кричала, толкала ее, хотела отправить в психбольницу. Мать продолжала молиться, и однажды во время молитвы дочь, не выдержав, выпрыгнула из окна и покалечилась. Нелегко достигнуть Царства Небесного ожесточенному человеку. Мать молчанием о Боге старалась угождать дочери и погубила бы ее, если бы не одержала молитвенную победу над диаволом. Мать поняла: пришло время решительно наступать на всю силу вражью. Воистину: они победили его не только Кровью Агнца, но и словом свидетельства своего. Через некоторое время дочь приехала на богослужение. В молитве покаяния она говорила: "Господи, благодарю Тебя, что такой борьбой Ты достиг моего сердца..."

Иногда перед христианами стоит вопрос: жить или умереть, сохранив верность Господу. Безусловно, многие хотят сохранить верность Господу. Ни для кого не секрет, что в недавнем прошлом не только проповедников, служителей, пресвитеров церквей, но и наших сестер, которые занимались христианским воспитанием детей, осуждали на длительные сроки.

Я слышал запись встречи сестры-узницы. Обо всем пережитом она рассказывала так, будто эти пять лет была на празднике.

Впоследствии, встретившись с сестрой, я уточнил:

- Тебя сажали в карцер за то, что ты читала Евангелие. Там ты вставала в пять часов утра? Я был в заключении и знаю, что там можно вставать только в шесть утра".

"Мне обязательно надо было вставать на час раньше: за ночь мои косы примерзали к нарам и нужно было время, чтобы отогреть их руками..."

За что она терпела такие лишения? Ее арестовали в 19 лет, в 24 года освободили из заключения. Она любила Господа и учила детей любить Господа, учила их молиться, жить во славу Иисуса Христа. Ничего нам дешево не достается. Не возлюбили души своей даже до смерти многие в наши дни, не только эта сестра. В целом такова вся Церковь Господня!

Хорошо помню, как в 1974 году в Прибалтике арестовали сотрудников издательства "Христианин" (пять сестер и два брата) и конфисковали 15 тысяч Евангелий. Служители, кто был на свободе, решили посетить семьи арестованных. Мне довелось ехать в Киевскую область, в семью, где тогда было 8 детей. Я прибыл к ним в половине двенадцатого ночи. Отец любезно пригласил в дом.

- Проездом или специально к нам приехал? - спрашивает.

- Специально.

- Может, что случилось?

- Дочь вашу арестовали, она в Рижской тюрьме...

Он разбудил жену, детей и, знаете, какой начал разговор? (приведу его по памяти).

- Милые детки! Бог посетил нас большой радостью! (Я не забыл! Он так и говорил.) Ваша сестренка, печатая Слово Божье, попала в тюрьму. Для нас это большая честь. Я 25 лет несу пресвитерское служение, и ни разу меня никто не оштрафовал, никогда не был в тюрьме! Я думал: неужели не удостоюсь быть в заключении?.. Дочь удостоилась. Великая слава Богу, что не как преступница, а как печатающая Слово Божье! Прославим Бога за такую честь! Будем молиться, чтобы она сохранила верность Богу...

Слушая отца, мое сердце трепетало. Направляясь в семью, я волновался, переживал: какие слова сказать родителям, чтобы не опечалить безмерно. И вдруг такое услышал от отца! Этого я никак не ожидал! Мы помолились Богу! Провожая меня, отец спросил:

- Брат, арестовали всю бригаду, а как же дело Божье?

- Будет продолжаться.

- Слава Богу! Послушай, брат, у меня еще две дочери есть, они с удовольствием поедут, может быть, сейчас возьмешь?

Я слушал его и думал: какие красивые и светлые у Бога души есть! Какие самозабвенные, какие любвеобильные к Господу! Ведь не на заработки отец хотел отправить дочерей, а на риск, и тюрьму.

Дочь продержали в тюрьме 9 месяцев. Она вернулась домой, отец забеспокоился: "Доченька! Тебя не судили? Почему? Может быть, ты обещания какие-то нехорошие дала? Может быть, пообещала больше никогда не печатать Слово Божье?.."

Через полгода дочь вновь продолжала работать в издательстве "Христианин". Она оставила дом не потому, что была лишней, - родители знают цену детям прилежным и любящим. Какое великое благо, когда Господь принимает от родителей эту жертву!

Кишиневская церковь в годы гонений проводила богослужения на участке одного брата. Хозяину за то, что предоставляет место для собраний, сказали: "Мы знаем, что твоя усадьба для тебя дорога. Твои деды и прадеды жили на этой богатой земле, но если ты не запретишь верующим собираться, мы снесем твой дом и что-нибудь построим..." Хозяин не согласился: "Здесь Церковь Господня, но я не имею права запрещать!"

Вскоре приехали бульдозеры. Брата и его жену отвели в сторону, и на их глазах разрушили дом. Вещи погрузили и отвезли в общежитие, в маленькую комнату на 16 этаже. "Здесь, надеемся, ты палатку не поставишь. И свои сборища организовывать не будешь!" - сказали ему на прощание.

На месте, где когда-то проходили богослужения, до сих пор - котлован, ничего не построено.

"Я знаю, что вы привыкли жить в собственном доме, - сказал я как-то брату-хозяину. - А на 16 этаж подниматься нелегко. Может, каким-то образом возместить потерю?"

"Я уже собираюсь перейти в вечность и знаю, что буду говорить Богу моему: "Господи, все, что я имел, я положил на жертвенник Твой и благодарю, что Ты принял мою жертву как благовонное курение". Не нужно мне ничего возмещать - что я тогда скажу Богу? Мне стыдно будет, что ничем не пожертвовал ради Него. Нет, уж я доживу в этой комнатке. Я рад, что удостоился за имя Господа принять и расхищение имения..."

Какие драгоценные жемчужины есть у нашего Бога! "Они не возлюбили души своей даже до смерти". Все готовы отдать, лишь бы угодить Господу.

Кто еще не примирился с Богом, не опоздайте, милые! Битва с диаволом уже приходит к концу. Какое счастье обретают те, которые отдают себя в надежные руки Спасителя!

Когда меня арестовали за проведение молодежного общения в лесу (на большой поляне собралось около двух тысяч молодежи), нас окружила милиция. Приказали идти в машину.

- Сейчас помолимся Богу! - отвечаем.

- Ждем 10 минут, не больше.

- Милые, пришло, наверное, время прощаться, - обратился я к народу Божьему. - Кто знает, может быть, последний раз помолимся вместе. Кто еще никогда в жизни не молился, пожалуйста, присоединяйтесь...

Вышел молодой человек и опустился на колени: "Господи, я благодарю Тебя, что Ты меня дождался..." Искренне обратился к Господу. Позже я узнал, что он с детства слыхал о Боге, а потом ушел из дому, чтобы мать не докучала разговорами о Боге! Работал трактористом и оказался недалеко от той поляны, где проходило собрание. Смотрит, милиция забирает служителей. Думает: а если всех арестуют и я не успею помолиться... Вместе с ним обратилось к Господу еще несколько душ, не страшась присутствия милиции. Сотрудники стояли и ждали, а люди молились. Прошло полчаса, они махнули рукой: "Пусть сам полковник приезжает и забирает!" - и уехали. Вот так, можно побеждать не силой оружия, не мышцами, а нашей беззащитностью, в которой проявляется могущество Божье. Бог Сам вступается за Своих детей. Но нельзя сохранить верность Богу без борьбы, без жертвенного хождения перед Ним! Это совершенно немыслимо.

"Они победили его Кровию Агнца и словом свидетельства своего и не возлюбили души своей даже до смерти". Если христиане побеждают диавола и соблюдают дела Божьи до конца - они облекутся в белые одежды "и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцом Моим и перед Ангелами Его", - говорит Господь (Откр.3:5). Быть победителями - наш удел!

Пасхальный день

22 апреля 1984 года... Этот день прошел у меня очень необычно. Проснулся я за полчаса до подъема, в 5.30.

"Кто же бодрствует в эти ранние часы? - подумал я. - Моя семья? Они спят, у них еще 2.30 ночи. Может, бодрствуют друзья-печатники у офсетных машин?" - И я помолился о них.

Не сомневался я, что оставшиеся на свободе служители Совета Церквей проводят ночи в бдении. Они особенно дороги мне, и я вознес о них горячую молитву Отцу Небесному.

В этот пасхальный день я так бурно переживал события, связанные с воскресением Христа, у меня было столько чудесных мыслей, что попади я в это время на богослужение - говорил бы часов пять без перерыва. Радость переполняла мое сердце, и я очень хотел хотя бы с кем-нибудь поделиться ею. В молитве я сказал Господу: "Пошли мне. Господи, собеседника, с кем бы я мог поговорить о Твоем славном воскресении, о великой Твоей победе!"

Желание боящихся Господь исполняет.

Помолившись, я решил поздравить с праздником первого проснувшегося заключенного.

- Христос воскрес! - говорю ему, улыбаясь.

- Ты что? Сумасшедший?! - набросился он на меня.

"Коль я для него сумасшедший, - думаю, - не буду больше с ним говорить". И пошел дальше. Смотрю, отзывает меня в сторону другой заключенный и, как заговорщик, шепчет на ухо: "У меня к вам дело есть..."

"Что за дело? - думаю. - С ним я вообще никогда не имел, ничего общего".

Огляделся он по сторонам и так же, украдкой, на ухо мне шепнул: "Христос воскрес!"

Поскольку он на ухо, то и я ему на ухо: "Воистину воскрес!" Пусть, думаю, у него хотя тихий и тайный, но все же праздник будет.

Захожу в секцию, проснулось человек 20. Вдруг в барак вбегает заспанный заключенный и кричит, что есть силы:

- Воры! А Иисус-то наш воскрес! - и предлагает как-то отметить этот праздник: коньяку раздобыть, а сам чифир варить торопится.

Все ждали, что я отвечу на это необычное приветствие. Не спеша я достал три яичка. (Откуда я их взял - не скажу, потому что оперчасть тоже настойчиво интересовалась этим). Очистил, разделил их на 20 частей и подхожу по очереди к каждому.

- Христос воскрес! - говорю и отдаю маленькую дольку.

- Воистину воскрес! - отвечают мне кто из уважения, а кто из приличия. Удивляются, но отвечают.

Так в небольших беседах прошел почти весь день.

За два часа до отбоя зашел в наш барак офицер и крикнул: "Хорев, в штаб!"

"Что такое, - недоумеваю, - неужели на этап? Воскресенье ведь, никого из начальства нет, и вдруг - в штаб?! Зачем?"

Завели в штаб, а там 15 офицеров сидят. Закрыли дверь на замок... Что они надумали делать, я не знал.

- Михаил Иванович! - испытующе посмотрел на меня офицер. - Сегодня Пасха, что ли? Мы не знаем, что это за праздник. Не расскажите ли нам?..

Всего я ожидал от них, но только не этого. Около двух часов я говорил им о Христе. Говорил простыми словами о ветхозаветной Пасхе, затем о страданиях Господа, Его крестной смерти, славном воскресении и приближающемся втором пришествии на землю.

Сказал почему, не сделав никому зла, и я оказался вместе с преступниками.

Среди офицеров были евреи. Им я напомнил, что Христос был тоже евреем. Евреем был и величайший Апостол Иисуса Христа - Павел, посвятивший всю свою жизнь проповеди Евангелия. "Евреи, - сказал я, - были и будут указательным пальцем в истории всего мира, хотя Бог оставил их на время. Но когда последний язычник будет спасен, Бог обратит Свое лицо к Израилю и будет совершать над ними великие суды".

Чудная это была беседа. Все слушали с вниманием, никто не перебивал, не насмехался. Мне хотелось еще говорить и говорить, но настало время отбоя и прекрасную беседу пришлось прервать.

Разве я мог предположить, что буду иметь такое счастье?! Я просил у Господа хотя бы одного человека, а Он мне послал целое богослужение!

За несколько минут до отбоя я встретил брата-узника Алексея Никитовича Шубинина и громко его поздравил: "Христос воскрес!" Так же громко и торжественно ответил он мне: "Воистину воскрес!" Мы обнялись, поприветствовались и стояли несколько минут, заключив друг друга в братские объятия. Конечно, теплоты нашего приветствия никто из преступников понять не мог.

Апостол Павел спрашивает верующих Коринфской церкви: "Если мертвые совсем не воскресают, то для чего и крестятся для мертвых? Для чего и мы ежечасно подвергаемся бедствиям? Я каждый день умираю..." (1Кор.15:29-31).

Крещение, прежде всего, - погружение. Для крещения необходимы: среда погружения, креститель и крещаемый. Для Апостола Павла средой погружения были: ежедневные бедствия, страдания, мучения, гонения. Он ежедневно умирал, имел при себе приговор к смерти. Его Крестителем был Господь, а крещаемый он сам.

Другими словами, если те, ради которых он все это претерпевал, проповедуя Евангелие спасения, не воскресают, то зачем он ежедневно погружался в эти лишения? Он терпел бесчисленные издержки, жил впроголодь и в холоде, всю жизнь скитался, был в постоянной опасности от разбойников и от лжебратьев, томился в подземельях тюрем. Нет! Церкви из живых христиан, организованные Апостолом повсюду, вот неопровержимое доказательство того, что он не бесполезно превозмогал столько трудностей. Те, ради которых он изо дня в день расточал свои силы и здоровье, воскресли к славной жизни.

Да, если нет жизни после смерти, то мы - самые несчастные обманщики на земле. Нет! Христос наш воскрес, и мы непременно воскреснем с Ним! Мы переносим многолетние трудности тюремной жизни не ради мертвых, а ради вечно живущих. Мы вечно будем жить с воскресшим Спасителем!

Я торжествую духом, что по великой милости Господней имею право не только веровать, но и страдать и умирать за Него, а также за несчастных погибающих грешников.

Я пою от сердца:
Стоит смиряться!
Стоит бороться!
Стоит за это жизнь всю отдать!

Я уверенно говорю: "Стоит за проповедь Евангелия находиться в этих ежедневных бедствиях!"

Мертвые воскреснут! Значит, и я трижды был на скамье подсудимых не напрасно. Побывал в Свердловской тюрьме, где мне пришлось каждый день ожидать смерти, - тоже не тщетно! Не понапрасну я прошел томительным и опасным для жизни этапом: Кишинев - Одесса - Харьков - Ростов-на-Дону - Свердловск - Омск! Не даром я провел и эти пять лет разлуки; не зря пребыл в 23-дневном рискованном для жизни посте!

Мы не умрем, возлюбленные узники и узницы!

Мы воскреснем, дорогие соработники Божьи, хотя мир заживо приговорил нас к смерти. Не бесплодно мы каждодневно переносим ужасы страданий. Не ради мертвых! Нет-нет! Не верьте тем, кто вас пытается поколебать. Мы умираем ради вечно живых! А поэтому: "Стоит за это жизнь всю отдать!"

Если Господь позволит мне выйти на свободу, то зимой, на Рождество, я непременно поздравлю всех святых и верных радостными словами: "Христос воскрес!" Не ради того, чтобы чем-то выделиться или внести необычное в жизнь верующих друзей. Нет. Но лишь потому, что в дни моего страдания за Господа воскресение Христа приобрело для меня величайшее значение. Оно стало самым большим праздником в моей жизни. В нем я вижу весь смысл моего существования и здесь, и в вечности.

Неизмеримо высока, невыразимо славна победа Христа над смертью, над адом! Трепетным сердцем я произношу эти славные слова: "Христос воскрес!" и прошу всех возлюбленных Господом принять мое узническое приветствие.

Жажду услышать взаимное: "Воистину воскрес!" от тех, в чьем сердце Он действительно воскрес и кто получил от Господа непоколебимую уверенность, что путь неволи и страданий, которым Господь ведет наше братство, верен и благословен. Лишь те, кто получил от Господа абсолютную уверенность в этом, пусть ответят мне: "Воистину воскрес!", и мы пойдем за Господом в новые трудности, на новые сроки лишения свободы.

Поучение для любящих:

Иисус Христос, победно закончив на земле Свою миссию, перед вознесением к Отцу Небесному пришел к Свом ученикам на берег Тивериадского моря. Он разложил огонь и пригласил; "Придите, обедайте...", и дал им хлеб, а также рыбу (Иоан.21:9-13). Ученики вкушали прощальную трапезу, а Учитель всматривался в лица тех, за кого Он как Истинный Пастырь положил Свою душу. Он уходил к Своему Отцу, но начатое Им служение должно продолжаться. Кто будет совершать его? На кого можно возложить эту ответственность? И Христос обратился к Петру: "Симон Ионин! Любишь ли ты Меня больше, нежели они?" Петр ответил: "Так, Господи!.." - "Паси агнцев Моих," - поручил ему Христос.

Этот же вопрос Христос повторил Петру во второй и в третий раз и, получив утвердительный ответ, повелел: "Паси овец Моих..."

На земле нет, наверное, поручения труднее, чем пасти овец стада Христова, и это поручение - для любящих Господа.

Апостол Петр в полной мере вкусил и горечь и радость этого ответственного служения и будущему поколению домостроителей церкви Христовой писал: "Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божье стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божьим, но подавая пример стаду, - и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы" (1Петр.5:1-4).

Быть истинным пастырем, повторяю, - трудное служение. Почему? Потому что нужно нести полную ответственность за каждую овцу! А ведь у служителя есть семья, причем, как правило, немаленькая.

Надзирать за овцами стада Христова - это круглосуточная напряженная работа. Она не идет ни в какое сравнение с производственной. Там смена закончилась - иди домой, занимайся хозяйством, воспитывай детей. Крестьянин по осени сдал урожай - и какой с него спрос? Он свободен до весны!

У пастыря церкви рабочий день не обозначен никакими рамками во времени. Не указано и место работы: сегодня - здесь, а завтра - куда Дух Господень повлечет.

Кроме того, пастыря в церкви избирают не на три, не на пять лет, а на всю жизнь. Только серьезная болезнь или смерть освобождает служителя от порученного дела. И за то, как он пас, как заботился о народе Господнем, - ему непременно придется держать ответ перед Богом в последний день.

Предположим, какому-либо пастуху хозяин поручил пасти 50 овец и сказал: "Если исполнишь работу добросовестно, я рассчитаюсь с тобой щедро, обижен не будешь..." Проходит 10 лет, хозяин требует отчета. Если пастух пригонит ему столько же овец, будет ли тот доволен? - Не думаю. Во-первых, обязательно спросит: "Чем ты занимался, что стадо не прибавилось?!" Разумеется, пастух кормил овец, защищал от хищников, укрывал от непогоды, - все это не так уж и просто! Но почему нет прироста?

Если у пастыря церкви было в общине 50 членов и через 10 лет их осталось столько же - велика ли его заслуга?! Любил ли он своего Господа? Ответить нетрудно.

Христос, поручая Петру служение пастыря, не случайно трижды спросил: "Любишь ли ты Меня больше, нежели они?" Применяя этот вопрос к нам, заметьте: Христос не спрашивает: способней ли ты? предприимчивей? не стеснен ли нуждой? справишься ли - ведь нужно будет пасти народ Господень в отдаленных местах, надолго отлучаться, а у каждого - семья?! Не в этом дело. Таких вопросов не нужно было задавать Петру. Главное - любишь ли? Если "да" - вопросы исчерпаны. Любишь более, значит, и за более ответственное дело берись со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Не нужно спрашивать и о том, будет ли обеспеченной старость такого посланника-пастыря. Кто проработал всю жизнь на приличной работе, тот в старости может позволить себе отдых на даче, где-нибудь у теплого моря. А Петру Христос сказал: "Когда состареешься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь" (Иоан.21:18). Согласен ли был Петр принять такую участь? Кто любит Христа, согласен на любой исход. Каким будет конец его жизни - дело второстепенное.

Любимый ученик Иисуса Христа, Иоанн, горячо любил своего Учителя и в глубокой старости, когда так необходим уют и тепло домашнего очага, был сослан на безлюдный остров Патмос, где не было ни земли, ни растений - одни камни. Но как прекрасно, что Иоанн удостоился за имя Иисуса Христа испытать суровую ссылку! Мы не представляем себе Евангелия без драгоценной книги Откровения, которую он написал, будучи узником Христовым и соучастником в скорби, и в царствии, и в терпении Иисуса Христа (Откр.1:9).

А разве молодая Церковь Иисуса Христа не нуждалась в таком заботливом и мудром пастыре, каким был Апостол Павел? Мы знаем, что христиане, которых он с любовью пас день и ночь и со слезами учил, узнав, что он идет в Рим, и они больше не увидят его лица, подняли немалый плач и, падая на шею Павла, целовали его (Деян.20:37). Да и сам Апостол, по-видимому, не предполагал, что будет два года томиться в римской темнице. Было время, когда апостолов, Павла и Силу, избитых палками, ввергли во внутреннюю темницу и ноги их забили в колоду, но Бог сотряс великим землетрясением основание темницы и отворил для невольников двери на свободу (Деян.16:26). Но почему же на сей раз апостол обложен узами и не может совершать служение пастыря? Разве в его наставлениях нет больше нужды? Сколько духовного труда! В послании к Римлянам он писал: Я приду к вам в Рим, а вы проводите меня в Испанию (Рим.15:24). Такие планы были у Апостола, а у Господа были другие. Пришел он в Рим, а его заключили в тюрьму на два года. И никуда он больше не смог пойти. Испания не дождалась Апостола. Почему? Нам иногда кажется, чем больше мы посетим церквей, тем лучше будет результат. Конечно, для испанцев много бы значил приход Апостола. Но, находясь в неволе, Апостол написал прекрасные послания! И написал он их только потому, что был лишен права свободно передвигаться. Ведь не напишешь ничего обстоятельного, когда и сегодня, и завтра находишься в миссионерских путешествиях, когда у тебя ежедневное стечение народа. Только в тюрьме Апостол и смог сосредоточиться. Здесь он успокоился и принял волю Божью такой, какой она была. Так смиряться может только тот, кто любит Господа более, нежели остальные.

Некоторые думают, что стать служителем легче в центральных общинах крупных городов. Кто, мол, заметит простого селянина, живущего в глубинке?! Неверные мысли. Дело обстоит далеко не так. Божье око проницательно. Он обозревает всю землю и точно знает адрес тех, чье сердце вполне предано Ему, живи они хотя на краю света. Илии Бог повелел помазать в пророки Елисея, и он нашел его, когда тот был в поле (3Цар.19:19). Бог не призывает людей ленивых и праздных, кто нигде не может найти себе применения... Елисей пахал на 12 парах волов. Волов он менял, когда устанут, а сам, по-видимому, не отдыхал. Бог видел его усердие. Богу понадобился этот решительный добросовестный труженик с чутким сердцем. "Илия, проходя мимо него, бросил на него милоть", и Елисей все понял, ни одного вопроса не задал. Хотел было попрощаться с родителями, но передумал: заколол пару волов, зажег плуг, изжарил мясо и устроил праздничный пир в честь такого знаменательного дня. Люди ели, а Елисей "встал и пошел за Илиею, и стал служит ему" (3Цар.19:21). Но ни о чем, решительно ни о чем не спросил Елисей Илию. Надолго ли он приглашен? Что его ждет впереди, ведь сам Илия жил в постоянном розыске. Не было ни одного царства, куда бы царь Ахав не послал искать Илию (3Цар.18:10). А если царь найдет Илию, что тогда делать Елисею? Идти домой? - Плуги сожжены, волы изжарены - возвращаться некуда. Мы знаем, что после восхищения Илии на небо Елисей жил более чем скромно. Жилья собственного не имел - люди, любящие Господа, построили ему небольшую горницу над стеной (4Цар.4:10); вместе с сынами пророческими он терпел голод (4Цар.4:38-44), насмешки (4Цар.2:23).

Кто сегодня согласен иметь постоянную заботу о народе Господнем и быть не сезонным работником, не наемником, а истинным пастырем на всю жизнь? Если в церкви есть такие добровольцы, это - праздник! Слава Богу, что и в наше время находятся те, которые любят всей душой Господа! Которые всецело посвящают себя служению Богу и Его возлюбленной Церкви!

А кто будет обеспечивать семьи служителей? - спросят меня. Это вопрос по существу. Священное писание дает хороший ответ на этот немаловажный вопрос! "Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне..." (Мф.6:33-34). Все заботы о народе Своем Бог берет на Себя! Он может и манну с неба послать и, изменив направление ветра, нагнать столько перепелов, что любое войско насытится.

Я недавно посетил дом служителя и беседовал с его женой. Мужа дома нет - он на труде, совершает служение в братстве, а она плачет благодарными слезами и говорит: "Мне так стыдно, так стыдно за свой ропот..." И вот что я узнал.

Однажды, когда муж приехал на короткое время домой, жена сказала:

- Слушай, сезон кончается, а у нас ничего не заготовлено на зиму...

- Я приеду недели через две и тогда заготовим.

- Как?! Дожди начнутся, в село не проедешь!

- Раньше я не смогу, мне завтра уезжать нужно.

- Неужели ты не понимаешь, что у нас пустой подвал?! Мы же не одни! У нас дети!

- Бог пошлет все необходимое.

- Манну с неба, что ли? Бог посылает пищу воронам, но не кладет ее в гнездо! Ты просто несерьезный!

Огорченная несогласием мужа, жена поспешила к малым шестерым деткам.

Ближе к ночи в дом постучали незнакомые люди и попросили мужа помочь срочно отремонтировать машину. Он переоделся и ушел. До четырех утра прямо на обочине трассы они чинили машину.

- Чем тебя отблагодарить? - спросили водители.

- Пойдем в мой дом, и поговорим, тут недалеко, всего метров двести!

Пришли. Жена и дети спят. Брат накрыл на стол, что нашел, пригласил шоферов к столу. Помолился, прежде чем вкушать. А шофера спешат:

- Сколько тебе за работу?

- Знаете, я христианин и доволен, когда Бог посылает возможность помогать людям бесплатно. Я о вас помолюсь Богу и отправляйтесь в дорогу.

Неверующие люди не привыкли к таким отношениям. По их понятиям бесплатно сейчас работают только ненормальные люди, а на этого смотрят - вроде нормальный и мастер своего дела, а денег не берет.

- Знаешь, что? Наша машина нагружена овощами. Мы рассчитаемся с тобой картошкой, капустой, морковью!.. Пойдет?

Подогнали машину и, сколько было не жаль, сгрузили. "До весны тебе хватит!" - попрощались и довольные отправились дальше.

Наутро жена спрашивает:

- А это что такое?!

- Это Бог с неба послал... А ты говорила, что в наши дни манна не падает с неба...

Прошло уже несколько лет, а эти люди, проезжая мимо, каждый год ссыпают хозяину овощи, и каждый год семья не знает нужды.

Бог никогда не останется в долгу перед Своими детьми. А испытать - непременно испытает. Веру Авраама Бог испытывал до предела, испытает Он и нас. И когда мы в трудностях остаемся Ему верны, Он являет славу Свою и изливает на нас благословения до избытка.

Как верны слова гимна, который мы поем:

Для Всемогущего нетрудно богатых в бедных превратить, И всех, живущих в доле трудной Земным богатством наделить...

Окна небесные всегда открыты для тех, кто смирением и верностью угодил Богу. Можно до бесконечности перечислять примеры Божьих благословений, напомню лишь один. Во втором послании Тимофею Апостол Павел пишет: "Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил меня и не стыдился уз моих, но, быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел" (2Тим.1:16-17). Вы понимаете, что значит, прийти в большой незнакомый город и не иметь нужного адреса?! Скольких людей расспрашивал Онисифор, чтобы найти гонимого Апостола?! Небезопасное дело искать христиан-узников. Амфитеатры уже были, Колизей был, и голодные львы терзали тела мучеников Христовых. Но Онисифор искал с молитвой и воплем к Богу. Скажите, разве у него было много свободного времени или он не имел семьи? "Да даст Господь милость дому Онисифора..." Значит, был дом, была семья, жена, дети, которые немало пережили, пока их отец ходил по незнакомому городу. Ничего мы не знаем о его семье, но я не сомневаюсь, что молитву Апостола Павла Бог услышал, и дом Онисифоров получил благословение.

В годы гонений и в нашем братстве было много таких преданных Онисифоров, которые находили узников Христовых в самых потаенных местах и приносили им братское мирро сочувствия.

А сколько христианских семей остались без Божьего благословения, потому что не сострадали узникам за дело Евангелия, не искали их и не писали им ободрительных писем!

Служителю Божьему, кому Бог и церковь доверили служение пастыря, нужно быть образцом среди самых верных, самых жертвенных. Рядовой член церкви может позволить себе поехать на заработки в другие места, но представьте себе: пресвитер оставил церковь на полгода! Что будет с паствой? Кто будет перевязывать раненую овцу? Отыскивать потерявшуюся? Усмирять строптивых и буйных? Кто будет пасти овец в правде, в верности, в любви, в жертвенности? (Иез.34:16). Пастыри! Им нельзя отлучаться от церкви - это их удел от Господа!

Из Священного Писания мы знаем, что каждое колено в Израиле имело свой удел, свои земли, а левитам Бог не дал ничего! Израильтяне получали, кто гористые места, а кто долину иорданскую, а Аарону и левитам части не было между ними! "Я часть твоя и удел твой..." - сказал им Господь (Числ.18:20).

Священники никогда не возделывали полей, не разводили овец, не было у них удела, где бы они пасли скот, сеяли пшеницу. Удел служителей - отправлять службы в доме Божьем, охранять святыни Господни и мудрым сердцем управлять народом Божьим, беспокоясь лишь о том, чтобы каждое чадо Божье пребывало в смирении и богоугодной святости.

Пусть никто не подумает, что это малозначительная доля! Никто еще не остался в стыде, посвятив жизнь на служение Богу! Это я знаю по собственному опыту.

Всем христианам, а в особенности служителям, нужно помнить: все, что приобретено нами на земле, чему были отданы лучшие силы и время, - все это мы оставим! Ничего не пронесем с собой в небо, ничего! Когда благочестивый Ной строил 3-х этажный ковчег для спасения от вод потопа, другие в это время возделывали сады и виноградники, чтобы самим жить безбедно и детям приличное наследство оставить. Люди могли называть Ноя неразумным, но, скажите, кто оставил самое большое наследство своим детям? - Ной! Из всего народа только Ной. Жена и сыновья его, и жены сынов вошли в ковчег, а "все, что имело дыхание духа жизни в ноздрях своих на суше, умерло", потому что водой покрылись не только высокие благоустроенные дома, но и все высокие горы, какие есть под небом! (Быт. 7 гл.). И наша земля, на которой возвышается много человеческих строений, сберегается "огню на день суда и погибели нечестивых человеков" (2Петр.3:7). Все сгорит! Так стоит ли так прочно обустраиваться на земле?! Не лучше ли посвятить всю жизнь тем делам, которые не сгорят?! Меня спросят: какие это дела? - Созидать церкви Христовы из живых камней! Приводить ко спасению новые и новые души, пасти овец паствы Господней - этот труд никогда не будет тщетен! Никогда не сгорит! Он, повторяю, весьма ответственный и требует готовности ко всему.

Когда я совершал служение в напряженное время гонений, у меня всегда при себе была сумочка с бельем, зубной пастой, мылом, - жена собирала на случай ареста. Да и я ожидал, что с каждого служения могут увезти в тюрьму лет на пять... Сейчас отвык. Но времена повторяются, а от служителей Господних требуется сохранить верность Богу во всякое время, при всех обстоятельствах (1Кор.4:2).

Сегодня Господь переплавляет народ Свой в сильном огне искушений (Дан.12:10). Плотские христиане, попав в огонь обольщений, становятся еще хуже: внимая басням, они оскверняют свой ум и совесть и отвращаются от истины. "Говорят, что знают Бога; а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и неспособны ни к какому доброму делу" (Тит.1:15-16). Вот почему истинные служители Божьи призваны не только наставлять в здравом учении, но и противящихся обличать; непокорным и пустословам заграждать уста, чтобы они из постыдной корысти не учили чему не должно (Тит.1:9-11).

Великую ответственность Бог возложил на служителей Своих и возложил, как видим, не на всех, а на тех, кто любит Его безгранично. Пасти овец Христовых и агнцев не всякий сможет. Это поручение - для любящих Бога.

Приготовьте путь Господу

Куда бы ни приходил Иисус в краткие дни Своего служения на земле, везде Его ожидали, с радостью встречали и бежали к Нему.

Однажды Христос вышел из лодки у берегов страны Гадаринской. Еще издали Его заметил свирепый бесноватый и побежал навстречу. Добежал, поклонился и закричал не своим голосом (в нем был легион бесов!): "Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!" (Марк.5:7).

Вдали паслось большое стадо свиней. Две тысячи голов - немалое хозяйство. Христос, приказав бесам оставить человека, позволил им войти в стадо свиное. И вот все стадо бросилось с крутизны в море и погибло

Бесы не могли не подчиниться слову Христа, но и подчинившись, преследовали цель - сделать ненавистным Христа для жителей этой страны. Чудо исцеления принесло убыток людям, хотя вряд ли это можно назвать убытком. Будучи полуязычниками (израильтяне, смешанные с язычниками еще до времен пленения), жители страны Гадаринской все же должны были знать, что по закону Моисея не позволительно было заводить этих нечистых животных.

Народ не порадовался исцелению бесноватого. Гибель стада затмила все. Но главное разве в пропаже свиней? Главное в том, что человек, которого нельзя было связать ни цепями, ни оковами, который наводил ужас на всю округу, так что люди боялись проходить мимо него; который днем и ночью жил в гробах, кричал и бился о камни, - теперь сидит спокойно у ног Христа с ясным, просветленным взором, полный благодарности своему Спасителю! Это ли не чудо?!

Жителям города рассказали обо всем происшедшем пастухи, которые были очевидцами всего случившегося, но рассказали, по-видимому, так, что жители попросили Христа поскорее отойти от пределов их.

- Этот необычный Человек не несет нам ничего доброго. Он причиняет одни убытки! Мы совсем не виноваты в том, что свиньи погибли! - Пойдите, посмотрите, что Он сделал! - возможно, убеждали они народ, страшась гнева за недосмотр стада.

Люди пришли и увидели, что бесновавшийся "сидит и одет, и в здравом уме; и устрашились" (Марк.5:15).

- Покинь нас! Не входи в наш город. Иди куда-нибудь дальше!- просили они Христа. А Он никогда и ни к кому не вторгался насильно. Спокойно сел Он в лодку с учениками и удалился от пределов их.

Да! Покоритель тысяч сердец ни над кем не проявил и тени насилия! Он привлек нас к Себе любовью, и мы добровольно отдали самих себя в Его Божественные руки, в глубокой искренности мы просили Его: "Живи в наших сердцах навеки! Твое согласие - для нас величайшая честь!"

"Се стою у двери и стучу: если кто отворит дверь, войду к нему..." (Откр.3:20). А если не отворит? Подобное произошло в стране Гадаринской. Христу не позволили пройти в глубь страны. По-видимому, жители рассуждали, как и пастухи: "Если только приблизившись к нашей стране Он причинил такой ущерб, то что будет дальше? Исцеление бесноватого, без сомнения, хорошее дело, но..."

И только один человек думал иначе. Он просил Христа взять его с Собой. "Я не хочу оставаться с теми, которые не любят и выгоняют Тебя. Не оставляй меня здесь, ведь люди могут преследовать меня за гибель стада..."

Если бы мы были свидетелями этого разговора, то, конечно, ожидали, что Христос удовлетворит просьбу исцеленного. Желающих следовать за Ним Он всегда приглашал, хотя и предупреждал: "Лисицы имеют норы и птицы небесные гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где преклонить голову" (Матф.8:20). Этим Христос как бы говорил: "Если вас устраивает такой путь, тогда следуйте за Мной".

Но в данном случае Христос сказал: нет! "Иди домой к своим и расскажи им, что сотворил с тобой Господь и как помиловал тебя!" - услышал в ответ счастливый исцеленный.

Грустно было расставаться ему со Христом, но он проявил послушание и остался в городе.

Но и в этом, казалось, необычном отказе Христа проявилось столько любви к изгоняющим Его людям! Христос не сказал им: "Если вы не хотите, чтобы Я пришел к вам, если вы Отвергаете Меня, то и Я отвергаю вас!" Нет! В сострадании к ним, Христос, уходя, оставляет там Своего посланника, который должен был засвидетельствовать о безграничной любви Божьей к ним и приготовить путь для Его следующего прихода.

Раньше я часто задумывался: почему Иоанн Креститель так рано умер? Разве он был плохим человеком или проповедником, что уже в 30 лет ему отсекли голову? Позже мне стало ясно, что он просто до конца исполнил свою миссию: приготовил путь Господу. Это было все, что от него требовалось.

Там, где для слова Христа подготовлена почва, Он бросает туда святые семена. Так было и в стране Гадаринской.

Задумывались ли вы, дорогие друзья, над тем, каким проповедником был этот исцеленный человек? Что он мог говорить другим о Христе, когда сам ничего совершенно не знал о Нем?! О себе он мог еще рассказывать, что да, он действительно тот, которого некогда связывали цепями и оковами и не могли удержать.

- Как же избавился ты от своей страшной болезни? - могли спрашивать его многие.

- Тот Человек, Которого вы отвергли, не желая слушать, Он-то и справился с моей болезнью. Вы ничем не смогли помочь мне, а Он сказал только слово, и я стал здоров! Какая сила в Его словах! Как Он полюбил меня и сжалился надо мною! Чем Он вам не понравился? Вы хотя бы послушали Его, познакомились, а потом бы уже и решали.

- А мог ли тот Человек дать слепому зрение или очистить от проказы? - возможно, интересовались жители.

- Не сомневаюсь! - мог отвечать исцеленный.

- Если Он изгнал легион бесов из меня, разве Ему не под силу любая немощь и болезнь?! Он мог бы многим из нашего народа помочь. Он и вас бы благословил! Почему вы не захотели Его принять? Я не знаю, где Он родился и Кто Он, а Он бы все нам рассказал. Вы теперь задаете мне столько вопросов, а я только и знаю, что жестоко страдал, теперь же вполне здоров и счастлив! Неужели вам не хочется пригласить Его к себе и послушать?

В сердцах народа помилованный Господом бесноватый вызвал такой интерес ко Христу, такую жажду встретиться с Ним, такое сожаление за необдуманный поступок, что Христос, конечно, не мог навсегда оставить эти города, чтобы не посетить их еще.

Однажды я слышал, как безбожник критиковал 7 главу Евангелия Марка. "Марк был просто неуч, когда писал, что Господь шел в Иерусалим через Десятиградие! - возмущался атеист. - Это равносильно тому, как если бы кто ехал из Ленинграда в Москву через Куйбышев! Марк не знал географии! Ведь это же просто не по пути!"

Я тогда ему ничего не возразил, но в авторитете Слова Божьего никогда не сомневался и знал, что если Иисусу нужно было идти через Десятиградие, значит, на это была какая-то причина. Когда я позднее внимательно прочитывал 5, 6 и 7 главы Евангелия Марка, оказывается, действительно, идти в Иерусалим через Десятиградие - не по пути. Но Христу нужно было посетить эти места, потому что Он оставил там Своего свидетеля и хорошо знал, какой успех имел его усердный труд.

И вот опять Он пришел с учениками в те пределы. "Когда вышли они из лодки, тотчас жители, узнавши Его, обежали всю окрестность ту и начали на постелях приносить больных туда, где Он, как слышно было, находился. И куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись" (Марк.6:54-56).

Какую подготовительную работу произвел один человек! А ведь он, фактически, ничего не знал о Христе, кроме силы, которая снизошла на него и освободила от власти демонов. И этого было достаточно, чтобы в жителях той страны возбудить такой живой интерес к Спасителю!

Чтобы подготовить почву в сердцах неверующих людей для принятия Иисуса Христа не обязательно иметь богословское образование или потратить на изучение Библии многие годы (хотя, несомненно, польза от изучения Слова Божьего велика и знание Писания необходимо). Но пережить на себе силу Божью, испытать ее могущество, родиться свыше - это то, без чего немыслимо никакое свидетельство о Христе.

Предтечи нужны во все времена, а не только в дни Христа. Вот и бывший бесноватый оказался чудесным предтечей для своих соотечественников.

Чтобы и мы услышали Слово Господне, Христос послал кого-то впереди нас; и прежде чем мы приняли Христа в свое сердце, кто-то потрудился ради нашего спасения, помните ли и знаете ли вы своего предтечу?

Для меня предтечей была моя мама. Она говорила мне о Христе так много и убедительно, что я не мог остаться равнодушным, чтобы не полюбить Спасителя. Она не только научила меня любить Христа, но, благодаря ее материнской заботе, я очень полюбил читать Слово Божье.

Однажды, будучи еще необращенным, я пришел поздно с работы.

- Сынок! - обратилась она ко мне. - Я пока почищу картошку, а ты почитай мне Евангелие.

- Почитай лучше ты сама, - уклонился я.

- Мне нужно искать очки, да и ты хочешь кушать. Почитай, а я буду готовить ужин.

- Давай лучше я почищу картошку, а ты почитай, - не соглашался я.

- Сынок, я хочу тебя послушать! Неужели тебе будет интересно слушать, как я по складам читаю?!

- Ладно, - уступил я, что тебе прочитать?

- Для начала прочитай Нагорную проповедь...

Я знал, что такое "Нагорная проповедь". Это три главы! И притом для мамы это только "начало". Набрался я терпения и приступил к чтению. Читал сначала нехотя, скованно, без удовольствия. Позади оставались пятая, шестая, седьмая главы,.. а меня уже не остановить. Читаю восьмую, девятую - все хочется узнать о дальнейших событиях.

Мама уже не только начистила картошку, но и приготовила ужин, приглашает к столу, а я не могу оторваться, жадно пробегаю глазами новые и новые строчки. Что произошло со мной в тот вечер, я сам не знал. Но с тех пор Евангелие, Библия - стали моими самыми любимыми книгами, а открыла мне прелесть Слова Господнего - мама.

В Хабаровске у причала (я ездил посещать семьи верующих) в ожидании теплохода я разговорился с молодым человеком. Он ехал на Север, на золотые прииски.

- Как далеко вы заехали! - удивился я.

- Так сложились семейные обстоятельства! - вздохнул молодой человек.

- Вы так молоды! Неужели нужно было отрываться от семьи, от близких, чтобы ради заработка ехать на край света?

- Убежишь от такой матери, - явно ища во мне сочувствия, ответил паренек.

- Она что, пьяница и не заботилась о тебе?

- Нет, набожная она чересчур, житья не дает, все совестит меня за каждый поступок, горюет, что я не верю в Бога, плачет, что без Бога я пропаду. Стоит мне заявиться домой, она начинает петь божественные песни, читает вслух Евангелие.

- Неужели только это заставило тебя покинуть дом родной?

- Да! Я осмелился сказать ей, что никогда не буду верующим. "Ты иди своей дорогой, мать, а я своей", - сказал, как отрезал, я.

Она заплакала и ушла в свою комнату. Я ночь не спал. Гляну, свет горит у нее, значит, тоже не спит. Через некоторое время решил посмотреть, что же она делает среди ночи. Подошел, а она стоит на коленях, молится. Ну, это обычное явление, пусть, думаю, молится. В четыре утра подошел - она все на коленях.

Но если она так молится без остановки, наверное, я ей насолил уже до предела и жить мне в доме нельзя больше ни минуты!

Написал ей записку, что уезжаю на заработки, и в шесть утра меня уже дома не было.

- Куда же вы убежите от матери? вы ушли, чтоб не слышать ее слов, пения, но от молящейся матери вам никогда не уйти. Молитва - это такая вездесущая сила что от нее не скроешься и под землей и на краю света! Молитва везде достанет вас!

- Вы что, тоже верующий? - оторопел и рассердился юноша.

- Да.

- Опять попался! - с досадой сжав кулаки, сказал он.

- Почему опять?

- Две недели я всего в дороге, и вы уже третий верующий, повстречавшийся мне! - уходя от меня, возмущался молодой человек.

Он должен был плыть дальше вместе со мной, но когда началась посадка, он нервно прохаживался у причала и я понял, что он не собирается дальше ехать. Может быть, я для него был нежелательным попутчиком, а, может быть, он передумал вовсе плыть на Север и решил вернуться домой. Во всяком случае, сердцем этого буйного сына управлял молитва матери, и если мать не утратила веры, то ее молитвы достигнут цели. Она является истинным предтечей для своего сына.

Исцеленный бесноватый хотел уйти вместе со Христом, тем более, что был огорчен недружелюбием своих соотечественников.

- Ты хочешь идти за Мной? Желаешь чем-то отблагодарить Меня? Очень хорошо! Я принимаю твое желание и сразу предлагаю работу, за которую Я буду очень благодарен тебе. Если желаешь доставить Мне радость, иди домой, приготавливай для Меня путь к сердцам жителей твоей страны. Я приду, но ты постарайся сделать все, что будет в твоих силах, - так, возможно, расставаясь, беседовал Христос с тем человеком.

Во многие семьи, даже в церкви Христу нет доступа, причины для этого могут быть различны: и страх перед страданиями, и боязнь потерять работу, друзей и многое другое. Но во многих случаях большую услугу для будущего принятия Христа могут оказать предтечи-молитвенники, предтечи, с терпением и любовью делающие свое маленькое дело. Живите в святости, чтобы окружающие вас видели пребывающую в вас силу Божью. Делайте все возможное с вашей стороны, а что не под силу - совершит Христос. Господь непременно придет, если вы исполните свое назначение: не умолкая будете напоминать о Его любви. Может быть, вам кажется, что в эти церкви или к таким черствым душам не стоит и приходить Христу, "совсем не по пути"! Но и Десятиградие тоже было явно не по пути, однако Христос нашел нужным посетить людей, прежде изгнавших Его. Верьте. Он посетит и те места и те души, для которых вы являетесь предтечами!

Просьба матери

Матф.20:21

О матерях очень много написано. Материнская любовь, преданность, жертвенность воспета во многих песнях. Об одной из таких прекрасных матерей, матери сыновей Зеведеевых, мы знаем из Евангелия. Она, как все матери, очень любила своих сыновей - Иоанна и Иакова. И вот однажды, как повествует евангелист Матфей, она с сыновьями своими приступила к Иисусу и "чего-то просила".

О чем может просить мать, отдавшая Иисусу своих сыновей? Может быть, она говорила Ему: "Господи, я отдала Тебе самое дорогое - детей моих. Я пожертвовала для Тебя всем. Какая мне за это будет награда в Царстве твоем?" Подобный вопрос уже задавал Иисусу Петр: "Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?" (Матф.19:27). Но нет, не об этом просила мать. Она не сказала и таких слов: "Господи, я отдала Тебе свою будущую опору: и старшего и младшего. На чьем содержании я буду жить в старости?" Заботясь о своих сыновьях, она могла бы еще и следующую просьбу изложить: "Учитель благой! Ты знаешь, что сын мой Иоанн, самый молодой из учеников. Ты не возлагай на него тяжелого бремени, чтобы он не надломился..." Но и этого она не сказала.

"Чего ты хочешь?" - спросил Христос. Она говорит Ему: "Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем" (Матф.20:21). Те есть, мать хотела, чтобы у Христа, когда Он прославится и займет Свой престол на небесах, справа и слева сидели ее дети.

Многие осуждают мать сыновей Зеведеевых за такую просьбу. Не будем торопиться с выводами. Ведь и Христос не осудил ее. Он только сказал ей и сыновьям: "Не знаете, что просите". И тут же пояснил, какой ценой приобретается это почетное место. "Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?" (Матф.20:22). Другими словами: "Чтобы сесть со Мной рядом, надо пройти тем же путем, каким прошел Я; надо пить ту же чашу, которую буду пить Я; надо креститься тем же крещением, которым крещусь Я. Вам нужно пройти еще трудный путь, можете ли вы пить эту чашу?" И мать, и сыновья ответили: "Да, можем". Иисус и в этот раз не осудил их. Нет, Он только пообещал: "Хорошо. Чашу мою будете пить, и крещением, которым я крещусь, будете креститься; но дать сесть у Меня по правую сторону или по левую - не от Меня зависит". Этим ведает Отец Небесный.

Обратите внимание: за свое желание мать и сыновья согласны были платить высокую цену, о которой их предупредил Христос. Я хочу подчеркнуть здесь особое усердие матери, что не только сыновья, но она сама согласна была платить эту цену. "Пусть мои дети пьют чашу страданий, - решилась мать, - пусть крестятся огненным крещением, т.е. пусть пойдут тем же путем, каким и Ты, Господи, прошел. Пусть они будут также отвержены, лишь бы конец их был благословенным и они сели у Тебя в Царстве Твоем по правую и по левую стороны".

На это именно я и хотел обратить внимание дорогих читателей, думаю, что это не было временным порывом и она не находилась под впечатлением проповеди или беседы, которую только что услышала. По всей вероятности, этот вопрос она согласовала, прежде всего, с сыновьями своими. Где-то втроем они разговаривали по душам, все взвесили, решились на все и пришли к Иисусу втроем, потому что сказано: "Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими..." И на вопрос Христа не мать ответила, а все вместе сказали: "Можем!" Все было продумано, согласовано.

Христос удовлетворил их просьбу, - это вопрос, на что я тоже хочу обратить ваше внимание. После этого серьезного разговора Христос всегда брал с Собой братьев: Иакова и Иоанна вместе с Петром. Христос взял их с Собой на гору Преображения, в Гефсиманский сад. Они были постоянно с Ним. Видели его скорбь, тоску и славу.

Всем известно, что после вознесения Христа, когда Церковь стала распространяться по всей земле, - первым мучеником из Апостолов был Иаков - старший сын матери. Мать его еще не была старой и еще при жизни лишилась сына. Я представляю, как стоит она над обезглавленным трупом и вспоминает свою просьбу, с которой пришла ко Христу. Могла ли она теперь сказать Иисусу: "Господи, я Тебе доверила своих сыновей: а Ты не сохранил"? Нет, она не могла говорить так. Она должна была сказать: "Благодарю Тебя, Господи, что Ты сохранил в верности сына моего, Иакова, и он запечатлел любовь свою к Тебе, приняв мученическую смерть. Славлю Тебя, Господи, за моего дорогого сына. Благодарю Тебя за жертву, которую Ты принял от меня. Я Тебе отдала самое дорогое, что было у меня".

Что касается Иоанна, ее младшего сына, то, по-видимому, она не дожила до его кончины. Иоанн отошел в вечность в старческие годы- Его жизнь также была тяжелой, но очень благословенной. И первый и последний сын матери закончили жизнь свою, испив чашу страданий и смерти, мучений и гонений.

О, эта благословенная мать! Какой подарок она преподнесла Церкви! Нам сейчас трудно себе представить евангелие без трудов и посланий Иоанна. Иакова мы знаем мало. Он ничего не успел написать. Послание Иакова, помещенное в Евангелии, написал другой Иаков - пресвитер Иерусалимской церкви. И о характере Иакова Зеведеева мы ничего не знаем. А вот об Иоанне мы знаем много из Евангелия, которое он написал, из трех его посланий, из Откровения. В них мы видим его характер, его преданную Господу жизнь, и умиляется сердце наше, глядя на его характер и благословенную жизнь, мы можем судить и о матери: как она его воспитала, вложила столько доброты, любви в его сердце.

Я искренне удивляюсь, как могла мать расстаться с таким любящим, нежным сердцем, с самым дорогим для нее, и так смело пожертвовать сыновьями для Господа?! Отдав их, она, по существу, осталась бездетной. С тех пор они уже не принадлежали ей, а только Церкви. Они совершали служение во славу Господа и не оставили его до конца своей жизни. Они приняли крещение Иисуса и чашу, которую пил Он, разделили вместе с Ним.

Я знаю, что все матери любят своих детей. Эта любовь вложена Самим Богом в их сердца. Но любовь от любви разнится.

Однажды я спросил сестру старушку: "Почему вы не посещаете собраний? Мы вас долго не видим на богослужениях"

- Не могу брат, я сейчас посещать.

- Почему?

- Мой сын полковник, служит за границей. Ему уже скоро должны присвоить звание генерала. Но вы видите какое сейчас беспокойное время? На богослужения приходит милиция, часто переписывают, спрашивают домашний адрес, паспорт и т.д. И если меня запишут и узнают, что мой сын сейчас служит за границей, ему никогда больше не видеть генеральских погонов.

Похожа ли эта любовь на любовь матери сыновей Зеведеевых? Эта мать-старушка заботится, чтобы сын получил генеральские погоны, а вместе с этим - повышенное жалованье, почет и славу. В обществе он будет иметь все. В конечном итоге, и матери будет хорошо с таким сыном. Он всегда поддержит ее в дни старости. Если сравнить ее с матерью сыновей Зеведееевых, то она - полная противоположность. Если первая заботится: где будут ее сыновья, когда Христос воцарится, то вторая думает только лишь о том, чтобы ее сыну было хорошо при этой жизни, а вместе с ним и ей.

Через некоторое время я вновь зашел к этой старушке. Спрашиваю: "Как ваш сынок?" "Слава Богу, - говорит, - он уже генерал!" Стала хвалить сына, что он проявляет заботу о матери. Показывала кофточки, отрезы и прочее, все импортное присылает ей сын. Спрашиваю: "Ну, а вы хоть в письме напоминаете ему о Господе, о вечной жизни?" - " Нет. там же проверяют письма, нельзя... "В целом она была довольна сыном. Воистину старушка-мать собирала и себе и сыну сокровища там, где моль и ржа поедает и истребляет.

Возвращаясь от нее, я думал: одни матери живут в довольстве и радуются, получая от сыновей посылки, а другие сами год за годом посылают посылки своим сыновьям в тюрьмы. Их сыновья томятся там за Слово Божье долгие годы. А матери благословляют их и говорят: "Крепись, сынок, мужайся, выдержи ради Христа Иисуса. Все преходяще, не робей. Потеряешь здоровье во имя Господа - не жалей. Семья твоя и церковь всегда помнят тебя в молитвах. Ты же крепись, сынок".

Какие это удивительно благословенные матери, и как их много в наши дни!

Но иногда приходится слышать и такие рассуждения: "Да, мне уж не до многого, я согласна быть хоть на пороге, лишь бы в Царстве Небесном". Другими словами: "Лишь бы получить спасение, а там не обязательно сесть на престоле, лишь бы огонь, который никогда не угасает, меня не достал, и червь, который не умирает, не касался меня. А зачем мне эта часть в Царстве небесном? И так будет хорошо", - вот такая у них забота.

Почему бытуют такие суждения? Да потому, что к престолу подняться и сесть рядом с Иисусом - это жизнь подвига, жизнь, полностью отданная Господу, жертвенная, а люди хотят еще жить здесь на земле без лишений, хотят, чтобы во всем им была удача. "Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем..." (Откр.3:21). И если будешь ревновать сидеть рядом с Господом на Его престоле славы, то будешь стремиться вести победную жизнь со Христом уже здесь на земле, побеждая страх, греховные привычки и все плотское в себе.

Однажды, после прочтения притчи о богаче и Лазаре, сестра спросила детей: "Кем бы вы хотели быть: богачем или Лазарем?" Кто как говорил! А один мальчик откровенно сказал: "А я бы хотел на земле быть богачем, а в Царстве Небесном - Лазарем". Взрослые не осмелятся так сказать, но глядя на жизнь некоторых христиан, можно сказать, что думают они и поступают именно так. И забывают о конечной участи: что между ними была пропасть, непроходимая пропасть, и в небе получишь то, что делал на земле: доброе или худое.

Любящая мать сыновей Зеведеевых сегодня нам показала, как горячо она любила своих детей, любила разумной любовью, пожертвовав их для славы Господа. Осталась ли она в ущербе? Думаю, что она одна из самых счастливых матерей в Царстве Небесном. Хотя, видя трудности ее жизни, многие могут назвать ее несчастной, неразумной, тщеславной, потому что она беспокоилась о почетном месте для своих сыновей, Но я очень рад тому, что Христос не сказал ей: "Хорошо, один сын сядет у Меня по левую сторону, а другой - по правую". Он оставил эти места свободными. И Отец небесный также еще не сказал Своего последнего слова: кто где сядет. Слава Богу! Это распределение будет с нашим участием, чтобы и сегодняшние матери ревновали о своих детях, как мать сыновей Зеведеевых, чтобы их дети были высоки в Царстве Небесном, а не здесь, на земле. А для этого нужно отдать их на служение для славы Господа. Отец Небесный по справедливости укажет каждому то место, которого он окажется достойным.

Да благословит Господь дорогих матерей жертвенно любить Иисуса, и чтобы эта любовь была видна в практическом исполнении воли Его, в жертвенном хождении пред Господом.

"Сохранил слово терпения..."

Откр.3:10

Святой и Истинный, имеющий ключ Давидов, сказал Ангелу филадельфийской церкви знаменательные слова: "Знаю твои дела..." (Откр.3:8). Нам, людям, чтобы достоверно знать о каком-либо деле или о жизни какой-то общины, необходимо обстоятельно осведомиться об этом, пожить в церкви или получить подробную характеристику из уст правдивого и наблюдательного человека. Для Бога же наша самая сокровенная жизнь ясна, как полдень. Он все видит и все знает. Он Сам - Свидетель всех наших дел и помыслов. Он знает все наши трудности, победы, зрит обстановку, в которой мы живем. От Него не сокрыто поведение ни одного человека.

"Ты немного имеешь силы..." - удивительное откровение! Другими словами, похвалиться церкви особенно нечем было: сил у нее немного, положиться на них она не может. Читая это, невольно возникает недоуменный вопрос: "Господи! Что же это у Тебя за армия?! Какие же это воины Царства Твоего?! Как могут они, не имея достаточно силы, сражаться с врагом душ человеческих и побеждать его?"

О, это прекрасная церковь! В чем же секрет ее силы? - Ее сила в том, что она сохранила слово терпения, сохранила верность Слову Господнему и не отреклась от имени Его! Значит, были силы, которые пытались сломить ее и заставить отречься! Не отреклась - вот в чем оказалась ее сила!

Члены филадельфийской церкви много претерпели трудностей от лжецов и лицемеров, но не склонились к нечестию. И что же? Господь произнес утешительное слово этой церкви: "Вот я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, - вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя". Значит, нашлись верующие, которые уничижали эту церковь, имеющую мало блеска и силы. Но Господь обещал так, что эти люди из сатанинского сборища придут и поклонятся перед теми, кого унижали, и вынуждены будут засвидетельствовать, что имеющие мало силы - это, оказывается, мужи Божьи, это - верные домостроители! Никто из людей никогда не сможет сам по себе убедить в чем-либо сатанинское сборище, чтобы они изменили свое мнение. Но Господь говорит: "Я беру это на Себя, потому что Я возлюбил тебя!" Подумайте, ненавидящие церковь Христову познают, что Бог возлюбил нас! Почему? - Потому что при всей нашей незначительности и немощи дети Его не отреклись имени Господнего и сохранили Слово Его! Все остальное сделает Господь!

Обратите внимание на 10-й стих 3-й главы Откровения: "И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтоб испытать живущих на земле". Година искушения не обойдет ни один континент - всех будут терзать страшные бедствия, вся вселенная будет страдать, но (!), сохранивших слово терпения, Бог избавит. Печать особой милости будет над верными Ему! Бог убережет их от грядущих ужасов.

И не просто избавит, но сделает побеждающего столпом в храме Бога. В мире награждают особо отличившихся в науке, спорте, искусстве. У Бога не так. Побеждающего он сделает столпом в храме Своем. В любом здании столпы ставят не для украшения, а для того, чтобы держать основную тяжесть, быть главной опорой. На этих столпах зиждется все. Когда Самсон сдвинул с места два средних столба, на которых утвержден был дом, то обрушился весь дом (Суд.16:29-30). Если мы будем победителями, Бог сохранит нас от искушений, сделает столпами в храме Своем, то есть возложит на нас всю тяжесть духовной работы в церкви.

Чувствовать на своих плечах духовную заботу о народе Божьем в одной церкви или о церквах в области - это нелегкая задача. "Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся?" - говорит Апостол Павел (2Кор.11:29).

Быть истинным служителем Божьим - значит, не только посещать общины с назиданием, но, главное, нести полную ответственность за духовное состояние каждого члена церкви. Нужно быть стражем в доме Господнем день и ночь и не дать противнику проникнуть в церковь. Нужно сделать все, чтобы лжепастыри, называющие себя Иудеями, не смутили простодушных и не увлекли церковь с пути истины.

Нести служение в церкви даже в тихие, спокойные времена всегда сложно, но при быстро изменяющихся обстоятельствах - еще сложнее. Мы обрели опыт упования на Бога в гонениях, но теперь они на время утихли и нам нужно учиться сохранять верность в условиях обольщения свободой. Сразу после войны нелегко заниматься созидательным трудом. В дни гонений нужна твердость, а в настоящее время Бог хочет, чтобы наше упование засияло новой гранью - смирением, бодрствованием, стойкостью в вере среди хитрого искусства обольщения. Словом, как бы ни складывались обстоятельства, во всякое время нужно быть побеждающим!

В храме своем Сам Бог ставит на служение угодных Ему подвижников. "Побеждающего сделаю столпом..." - говорит Сам Бог. Он взвешивает и испытывает, и возлагает на рабов Своих полноту ответственности. И как важно, чтобы община доверяла служение именно тому, кого предпочел Бог, на кого Он положил печать Свою.

Многие христиане хотят быть ближе к Иисусу Христу, как однажды пожелали три Его ученика: Петр, Иоанн, Иаков. Некоторые верующие хотели бы видеть больше чудес Божьих, видеть Христа в будничной жизни. Но не забудем: быть рядом со Христом - это не значит созерцать сверхъестественное, необычное - нет. По мере приближения ко Христу возрастает ответственность каждого из нас. Христос оставил девять учеников в Гефсиманском саду и только с тремя уединился для молитвы, предлагая им пободрствовать вместе с Ним. Трижды Христос будил их, потому что глаза их отяжелели, они не могли победить сна. А остальные ученики не пережили этого напряжения. О Петре Христос сказал: "Маловерный...", когда тот пытался идти по воде, а потом стал тонуть, а о вере остальных учеников ничего не сказал. Их вере предстояло еще быть испытанной, им еще нужно было научиться быть побеждающими.

Наша жертвенность и смирение приближает нас к Богу, и когда мы входим в число узкого круга Им избранных служителей, возрастают трудности, которые нам надлежит претерпеть с радостью. "Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса..."(Деян.20:24).

Много бывает моментов в жизни служителя Господнего, когда ему нужно отказаться даже от того, что не требуется от рядового члена. Но дело не в трудностях, не в том, от чего приходится отказываться ради служения. Самое главное - каких служителей Бог делает столпами? - "Как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения... "Видя, с какой ненасытимостью люди сейчас обогащаются и пускаются в сомнительные евангелизационные компании, как важно, особенно служителям, бодрствовать и сохранять верность Господу. Я не призываю служителей беречь себя и свою семью. От имени Христова прошу: сохраните слово терпения! Будьте долготерпеливы до пришествия Христова!

Сейчас появилась возможность выезжать за пределы страны, и многие устремились на заработки. Среди этих людей немало пресвитеров. Какое это искушение! Стремятся разбогатеть, а тех, кто уклоняется от такой жизни, считают за глупцов.

Обольщение богатством и всевозможные ереси хлынули в наши церкви, а мы немного имеем силы, но призваны сохранить слово терпения, не увлечься обольщением беззаконников, которые имеют только вид благочестия, но силы его отрекшиеся (2Тим.3:5). Многие благовестники Евангелия сегодня говорят, что они - иудеи, но суть не таковы, а лгут. Мы не разделяем их методов и они считают нас людьми неразумными, которые но улавливают дух времени. Именно среди этого окружения лицемерных христиан мы призваны сохранить слово терпения, и Бог сохранит нас от годины искушения. Дьяволу не удалось сломить церковь в нашей стране гонениями, он хочет достичь этого искушениями, обольщением богатством.

В дни гонений каким богатым украшением была наша нищета! Скромность наша и упование на Бога живого в жгучих скорбях выглядели дороже жемчуга. Мы не выбирали гонений и трудностей. Бог оказал нам милость пострадать за Него! Мы сохранили слово терпения в многолетних страданиях, хотя и не могли похвалиться особой силой. Сохраним же и ныне, среди обольщений, верность Богу и упование на Него, и тогда Господь сохранит нас от годины бед, искушений, грядущих на всех непокорных истине. И не только сохранит, но и сделает так, что великие сатанинские сборища признают, что Бог возлюбил нас! Это сделает Он!

Что есть истина?

Пилат сказал Ему: что есть истина? И, сказав это, опять вышел к Иудеям...


Иоан.18:38

Нередко люди и в наши дни вопрошают: что есть истина? Много дискуссии ведется на эту тему; поиском истины в том или ином деле заняты иногда целые институты.

Мы часто говорим, что неверующие не знают истины ни о себе, ни о Боге. Это, конечно, так. Но все ли мы, христиане, знаем, каково наше хождение перед Богом? Не соседа, нет, его жизнь легче подвергнуть критике, а вот как Господь смотрит на каждого из нас? Интересует ли нас истина в этом плане?

Иисус Христос говорил, что многие христиане придут к дверям рая и будут стучать и просить впустить их, но услышат: "Отойдите от Меня, Я не знаю вас". Как же так получилось, что люди, называющиеся Его именем, оказались в таком непоправимом положении? Неужели они не знали о том, что чужие Иисусу? Может, Иисус скрывал, какого Он о них мнения?

В раннем детстве мы выезжали летом из Ленинграда в пригород подышать свежим воздухом. Папа брал нас в лес.

- Хочешь, сынок, услышать свой голос со стороны?

- Хочу!

- Крикни громко-громко.

Сколько я ни кричал, ничего не услышал.

- Не так. Ты крикни и замолчи, чтоб было тихо-тихо, - и тогда вернется к тебе твой голос...

Сколько христиан сегодня громко говорят: "Господи! я люблю Тебя, благодарю Тебя, что я Твое дитя!" Остановитесь! Слов уже было сказано много. Послушайте, что теперь о вас скажет Господь. Затихните. Своими громкими словами вы заглушаете Его голос. Неужели вам не интересно, что Господь хочет сказать о вас лично? Попросите Его сегодня: "Скажи, Господи, истину о моем духовном состоянии. Как Ты смотришь на меня? Доволен ли Ты мной, или я причиняю Тебе одни огорчения?"

Оставшиеся вне дверей Царства Божьего, которым Иисус сказал: "Я не знаю вас", - живя на земле, по-видимому, не интересовались мнением Иисуса. Они были довольны тем, что сами думали о себе. Имея полный достаток, здоровье, они думали, что с ними все благополучно. Но ведь солнце и дождь Бог посылает в равной степени и праведным и злым. Вы пользуетесь всеми благами, но и грешник живет безбедно, а зачастую даже лучше. Но Господь смотрит на вас и на него по-разному.

Вспомните Пилата: он задал Иисусу вопрос, а сам не пожелал даже выслушать ответ - вышел к Иудеям. Его совершенно не интересовала истина. Если бы ему действительно хотелось узнать о ней, он бы не отступил, как Вартимей: "Иисус, Сын Давидов, помилуй меня! Скажи мне, что есть истина. Почему Ты молчишь, ведь я искренне хочу знать, что есть истина? На меня возложена высочайшая ответственность - вынести окончательное решение: предать Тебя на смерть или освободить. Я должен знать, что есть истина, чтобы не сделать зла ни Тебе, ни себе". Если бы Пилат с такой жаждой расспрашивал Иисуса об истине, то, возможно, получил бы ответ. Но истина ему, как видно, была не нужна, поэтому, не дождавшись ответа, он удалился.

О, если бы многие христиане со всей серьезностью сегодня спросили: "Скажи, Господи, что Ты думаешь обо мне?" Искренним сердцам Иисус ответит. Он непременно напомнит все наши вчерашние дела, обратит внимание на наши взаимоотношения в семье; родителям укажет, где они были неправы; детям - в чем были непослушны. Конечно, за некоторые дела нам станет стыдно, придется поторопиться просить прощение. А некоторым Он, возможно, скажет: "Если не покаешься, Я извергну Тебя из уст Моих", - такова истина. Только будьте внимательны. Задав Богу вопрос, помолчите, дайте простор Духу Святому, и Он скажет вам все, что думает о вас.

Когда Господь откроет истину вашего состояния и вы увидите себя в неприглядном свете, не нужно говорить. "А, другие еще похуже меня..." Вы хотели узнать правду не о соседе, а о себе, - поэтому не уходите, не выслушав ее, как Пилат. Примите все обличения Господни и непременно попросите прощение и у ближних, и у Господа.

"Самих себя испытывайте, исследуйте самих себя..." - призывает Господь. Не беда, если от полученного ответа у вас испортится настроение и вы увидите себя в зеркале не таким, каким привыкли считать. Если кто-то скажет, что на лице или одежде у вас грязь, разве вы не умоетесь и не перемените запачканную одежду? Неопрятными неприлично появляться в обществе! Тем более, когда Слово Божье указывает на наше неприглядное духовное состояние, неужели останемся равнодушными?

Кто сегодня узнает горькую правду о себе, поспешите к Голгофе, к источнику жизни, к источнику, омывающему всякий грех, чтобы в вечности не услышать горьких слов отвержения.

Прошу вас, поспешите примириться с Богом! "Я успокою вас" (Мф.11:28).

Я обращаюсь ко всем друзьям христианам, кого постигла разлука с близкими и родными, ушедшими за имя Христово в узы. Хочу утешить вас, мои дорогие во Христе...

Бывая в заключении, видишь много несчастных людей преступного мира. Но среди заключенных бывают и те, кто попал в неволю из-за несчастного случая или по другой причине, будучи на свободе вполне порядочными людьми. И они томятся, и они переживают, и их жены стоят в очередях для того, чтобы передать передачу. Но наши узы - особые узы. Обездоленных очень много, но наша обездоленность - особая.

Иисус Христос сказал: "Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас". Как тяжело, когда есть бремя, есть великан нужда, а некому утешить, успокоить. Христос берет на Себя эту участь. Обратите внимание, дорогие друзья, что Христос призывая прийти к Нему труждающихся и обремененных, то есть тех, кому очень трудно в жизни, не говорит: "Придите ко Мне, Я сниму с вас бремя, и вы будете свободны от ноши, которую несете". - Нет. Он говорит: "Я успокою вас". То есть, нести бремя вы будете, но при этом сердце ваше будет умиротворенным.

Развивая эту мысль, Христос говорит: "Научитесь от Меня,.. ибо иго Мое благо и бремя Мое легко". Для Него, оказывается, иго было - благо и бремя было - легко! А каково же оно, это бремя, которое Он нес? Он нес крест, Он шел на Голгофу, Он должен был нести на плечах преступления всего человечества, грехи всех поколений. И Он шел с этим бременем. Ему не безразличны были и отдельные души, такие как ищущий Закхей, Самарянка, - и ей уделяет Он внимание. Грешница-блудница, прокаженные, слепые, хромые - все в Нем находят и Врача-Исцелителя, и Утешителя. Никодим нашел ответы на все свои вопросы..." Придите ко Мне и научитесь от Меня..." Вот, оказывается, где ключ утешения! Он предлагает, чтобы мы несли наше бремя так, как он нес Свое бремя. Легко ли Ему было? - Ох, нет! Совсем не легко. В трудный час испытаний он приглашает трех учеников Своих и говорит: "Бодрствуйте... Душа Моя скорбит смертельно".

Приходилось ли вам когда-нибудь, дорогие друзья, скорбеть смертельно? Думаю, что нет! Что касается меня, то скажу: нет, смертельно я не скорбел. Потому что, как дитя Божье, а приходил к Иисусу и складывал все бремя души своей у ног Его, я нес его к Иисусу. И я знаю, дорогие, что если и вы так будете поступать, - ваше иго будет благо и бремя будет легким.

Хочу опять возвратиться к картине Гефсиманской ночи. Что произнес Иисус, когда бремя совершенно одолело Его и скорбь была невыносимой? Он говорит: "Да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты". Вот слово Его в трудный час! Я знаю, что многие богословы толкуют это место по-разному. Но я бы хотел сейчас передать только один смысл...

Когда я попадаю в трудные обстоятельства (в тюремные) и нахожусь в окружении преступного мира, порой бывает очень тяжело, и особенно на сибирских пересылках. Но я говорю: "Господи, да минует меня чаша сия, но не как я хочу, а как ты, Господи. Если Ты считаешь, что это нужно для славы Твоей, для пробуждения церкви, для очищения и освящения народа Твоего, да будут благословенны все мои пересылки, все мои тюрьмы, все мои терзания и даже переход в вечность". И вы знаете, я получал ответ. Да, я не получал лишней надбавки в продовольствии, было также сыро и холодно или, напротив, стояла нестерпимая духота, а вокруг был тот же развращенный мир, но я получал помощь от Господа: "И вы найдете покой душам вашим, только придите ко Мне. Не только лишь "придите", но "научитесь" от Меня. Вспомните, как Я нес бремя, которое возложил на Меня Отец Мой".

Христос говорит: "И что же скажу вам? Да минует Меня час сей. - Нет. На сей час Я пришел". Позвольте спросить вас: "А для какого часа мы пришли? Для чего мы пришли в этот мир?" - Для того, чтобы Бога прославить, чтобы в жизни через наши скорби и страдания возвеличилось имя Иисуса Христа!

Я хочу пожелать вам, мои дорогие друзья - родные узников Христовых, - чтобы вы не чувствовали себя обездоленными, чтобы вы бремя свое несли как благо, чтобы вы вместе с Иисусом сказали: "Господи, не как я хочу, но как Ты!"

Я знаю, одиночество - очень трудно. Быть вдовой при живом муже - очень тяжело. Воспитывать детей своих без отца - тоже очень сложно. Но Бог восполняет эту утрату Своим присутствием, Своими особыми благословениями. Я хочу особенно на это обратить внимание.

Помню разлуку со своим отцом. Он уходил из дому, когда мне было шесть лет. Две сестры были чуть старше и две младшие. Несколько работников НКВД стояли в ожидании. "Воронок" (спец. машина) стоял у нашего дома. Все домашние склонились на колени. Прощальную молитву совершал отец. Я не помню, о чем я молился (у нас был заведен такой порядок, что сначала молились все дети, от младшего до старшего, потом мама и заканчивал папа), но о чем молился отец - запомнил навсегда. Это была последняя молитва, которую я слышал из его уст. Я знаю, что он в тюрьме молился о нас, но это была уже молитва без нас. И вот тогда он молился: "Господи, я очень люблю своих детей и жену. Для меня дорог семейный очаг. Но больше всего на свете я люблю Тебя, поэтому избрал тернистый узкий путь. Доверяю Тебе свою семью со всеми ее запросами и нуждами. Позволь, Господи, считать, что Ты берешь всю полноту ответственности за детей моих: за всю мою семью - на Себя. Я знаю, Владыко, что Ты всегда верен Своему обетованию, и когда закончатся мои скитания, и я явлюсь к Твоему престолу, чтобы воздать Тебе славу - увижу там и всю мою семью. Славлю тебя за такое упование, которое ты дал мне сегодня. Да будет имя Твое благословенно в этой разлуке!" Вот приблизительно такой была молитва. О, если бы почаще совершались такие молитвы!

Дорогие друзья, когда вам представится редкая возможность побывать у своих родных заключенных на личном свидании (раз в год эти свидания бывают, а иногда и этой возможности лишают), то вы утешайте их. Скажите, чтобы и они все возложили на Господа. Скажите, что Иисус очень скоро придет для того, чтобы навсегда нас избавить от гнетущего бремени. Порой уже не хватает сил, но разве Господь даст не под силу бремя? - Нет! Он знает, как помочь труждающимся и обремененным. Он успокоит нас, и мы вместе с Иисусом скажем: "Иго мое благой бремя мое легко... и я нашел мир душе своей".