<<< Часть 1

К. Х. Макинтош

Толкование на Пятикнижие

Оглавление

Толкование на Книгу Бытие
Толкование на Книгу Исход
Толкование на Книгу Левит
Толкование на Книгу Числа
Толкование на Книгу Второзаконие

Толкование на Книгу Второзаконие - Часть 2

"Навеки, Господи, слово Твое утверждено на небесах" Пс.118:89
"В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешил пред Тобою" Пс.118:11

Оглавление

Предисловие
Введение
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Главы 22-25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34

Глава 21

Если в земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе во владение, найден будет убитый, лежащий на поле, и неизвестно, кто убил его, и неизвестно, кто убил его, то пусть выйдут старейшины твои и судьи твои", - люди, охраняющие права истины и правосудия, - "и измерят расстояние до городов, которые вокруг убитого; и старейшины города того, который будет ближайший к убитому, пусть возьмут телицу, на которой не работали, и которая не носила ярма, - и пусть старейшины того города отведут сию телицу в дикую долину, которая не разработана и не засеяна, и заколют там телицу в долине. И прийдут священники, сыны Левины"; - представители благодати и милосердия Божия, - "и все старейшины города того, ближайшие к убитому, пусть омоют руки свои над головою телицы, зарезанной в долине, и объявят и скажут: руки наши не пролили крови сей, и глаза наши не видели; очисти народ Твой, Израиля, который Ты, Господи, освободил, и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови. И они очистятся от крови, Так должен ты смывать у себя кровь невинного, если хочешь делать доброе и справедливое пред очами Господа" (ст. 1-9).

Слова эти заслуживают полного внимания с нашей стороны и заставляют нас серьезно призадуматься. Совершено преступление: найден неизвестно кем убитый человек; неизвестно даже, случайно или с намерением лишили его жизни. Это покрыто мраком неизвестности; очевиден лишь сам факт убийства. Преступление совершено, и оно ложится пятном на землю Господню; человек никак не может доискаться правды в этом случае.

Что же следует предпринять? Необходимо ограждать славу Божию и хранить землю Господню от осквернения. Одному лишь Богу ведомы все обстоятельства дела, Он Один и может действовать; и вот Он начинает действовать.

Прежде всего на сцену выходят старейшины и судьи. Необходимо удовлетворить требования истины и правосудия; необходимо соблюсти правосудие; все Слово Божие является подтверждением этого факта. Для того, чтобы грехи могли быть прощены, для того, чтобы грешник мог получить оправдание, грех прежде всего должен быть осужден. Прежде, чем может быть услышан голос небесной благодати, правосудие Бога должно быть удовлетворено, Его права должны быть соблюдены, Его имя должно быть прославлено. Благодать должна воцариться посредством совершения правосудия Божия. Благодарение Богу, что это так! Эта славная истина радует сердце всех, занимающих положение грешников. Бог был прославлен в деле искупления, и потому, не нарушая требований Своего правосудия, Он может простить и оправдать Грешника.

Но мы должны здесь ограничиться объяснением только приведенных выше изречений, переносящих нас в славное будущее Израиля. Основная истина дела искупления по отношению к Израилю представляется необыкновенно ясно. Смерть Христа освещена там с двух сторон: она является выражением виновности человека и выражением всего могущества благодати Божией. Первое значение смерти Христовой прообразно представлено человеком, убитым в поле; второе ее значение олицетворяется молодой телицей, закланной в дикой долине.

Старейшины и судьи узнавали, какой город находится ближе всего к убитому человеку, и ничто не могло смыть его вину, кроме крови жертвы без порока, прообраза крови Того, Кто пострадал вне врат Иерусалима.

Когда требования правосудия были удовлетворены смертью жертвы, вступали в дело Левиты. "Прийдут священники, сыны Левины". "Прийдут священники, сыны Левины". Благодать вступает на почву правосудия. Священники являются проводниками благодати, тогда как судьи суть представители правосудия. Каким совершенством дышит Писание! Оно чудно с начала до конца. Лишь тогда, когда была пролита жертвенная кровь, могли вступить в дело служителя благодати. Заклание телицы совершенно изменяло порядок вещей. "Прийдут священники, сыны Левины", потому что их поставил Господь на служение Свое. Всем должен управлять вечный и славный принцип благодати, руководящий правосудием.

Таковы будут действия Божий по отношению к Израилю; к этому народу относятся прежде всего чудные постановления, находимые в удивительной Книге "Второзаконие". В ней заключаются, конечно, драгоценные уроки и для нас; нам необходимо их хорошо усвоить. Как отрадно для нас, например, знать, что всякое дело, всякий грех рассматривались в свете благости, - так это будет для Израиля в будущем, так это и есть в настоящее время для всякой раскаивающейся души. Теряем ли мы благословение Божие, верно усваивая смысл Писания? Напротив, понимая истинное значение и настоящий смысл Слова Божия, мы получаем от него особенное благословение.

"И все старейшины города того, ближайшие к убитому, пусть омоют руки свои над головою телицы, зарезанной в долине". [Какая сила сказывается в прообразе "дикой долины"! Как он ясно показывает, чем был мир вообще и чем была земля Израилева в особенности для возлюбленного Господа и Спасителя нашего! Это была для него действительно "долина дикая", место унижения, земля иссохшая и безводная, земля не возделанная и незасеянная. Но, благодарение Ему, Своею смертью в этой дикой долине Он уготовил для этой земли и для страны Израильской богатую жатву благословений, которая будет собрана в тысячелетие во славу искупительной любви. И теперь уже, пребывая на престоле небесного величия, Он и мы вместе с Ним можем останавливать наши взгляды на дикой долине, на месте, где совершилось чудное действие, составляющее основание славы Божией, благословение Церкви, полного восстановления Израиля, радости всех земных племен и славного освобождения воздыхающей и стонущей твари.] - "Буду омывать в невинности руки мои и обходить жертвенник Твой, Господи" (Ис. 25,6). Единственное место, где мы можем омывать руки это место, где искупительная кровь навеки искупила нашу вину пред Богом. "И объявят и скажут: руки наши не пролили крови сей, и глаза наши не видели. Очисти народ Твой, Израиля, который Ты, Господи, освободил, и не вмени народу Твоему, Израилю, невинной крови. И они очистятся от крови" (ст. 7-8).

"Отче прости им, ибо не знают, что говорят". - "Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших". (Деян. 3,26). Таким образом, по предвечным начертаниям Божиим, весь Израиль спасется и получит благословение от Господа, и тогда исполнится клятва, данная Аврааму, подтвержденная и запечатленная драгоценною кровью Христа, Которому да будет честь и хвала во век.

Стихи 10-17 прообразно представляют нам особенность отношений Израиля с Иеговой; на этом мы не будем останавливаться. Об этом упоминается во многих местах пророческих книг, где Дух Святой обращается с трогательными увещаниями к совести израильского народа, увещаниями, основанными на исключительном положении, дарованном Богом народу, но в котором Израиль, к сожалению, никогда не умел удержаться. Израиль оказался неверной женой; потому он и был на время отвергнут. Но близок день, когда этот давно отвергнутый, но никогда не забываемый Богом народ будет не только восстановлен, но и введен в сферу благословений Божиих, в сферу преимуществ и славы, далеко превосходящих все, что он доселе имел.

Никогда не следует упускать из виду этого факта: это является как бы красной нитью, проходящей чрез все пророческие книги, От Исайи до Малахии и снова появляющейся в Новом Завете. Возьмем в пример хотя бы одно из многочисленных чудных изречений пророка Исайи: "Не умолкну ради Сиона, и ради Иерусалима не успокоюсь, доколь не взойдет, как свет, правда его, и спасение его, как горящий светильник. И увидят народы правду твою и все цари славу твою, и назовут тебя новым именем, которое нарекут уста Господа. И будешь венцом славы в руке Господа и царскою диадемою на длани Бога твоего. Не будут уже называть тебя оставленным, и землю твою не будут более называть "пустынею", но будут называть тебя: "мое благоволение к нему", а землю твою замужнею, ибо Господь благоволил к тебе, и земля твоя сочетается. Как юноша сочетается с девою, так сочетаются с тобою сыновья твои; и как жених радуется о невесте, так будет радоваться о тебе Бог твой. На стенах твоих, Иерусалим, Я поставил сторожей, которые не будут умолкать ни днем, ни ночью. О, вы, напоминающие о Господе! не умолкайте. Не умолкайте пред Ним, доколе Он не восстановит, и доколе не сделает Иерусалима славою на земле. Господь поклялся десницею Своею и крепкою мышцею Своею", - пусть люди отдадут себе отчет, как они к этому относятся, - "не дам зерна твоего более в пищу врагам твоим, и сыновья чужих не будут пить вина твоего, над которым ты трудился. Но собирающие его будут есть его и славить Господа, и обирающие виноград будут пить вино его во дворах святилища Моего... Вот Господь объявляет до конца земли: скажите дщери Сиона: грядет Спаситель твой, награда Его с Ним, и воздаяние Его пред Ним. И назовут его народом святым, искупленным от Господа, а тебя назовут взысканным, городом неоставленным" (Ис. 62).

Стараться изменить смысл этих чудных изречений, чтобы применить их к Церкви Христовой здесь, на земле, или на небе, значит искажать слово Божие и вводить толкование, извращающее его смысл. Эти изречения относятся единственно к земному Сиону, к земному Иерусалиму, к нынешней земле Израильской. Читателю необходимо понять и запомнить этот факт.

Что же касается Церкви, ее положение на земле уподобляется положению невесты, а не замужней жены. Ее брак совершится на небе (Откр. 19,7-8). Относить к ней подобные вышеприведенные места - значит совершенно произвольно изменять присущее ей положение и отрицать самые основные истины Писания, относящиеся к ее призванию, к ее уделу, и к ее исключительно небесным надеждам.

Стихи 18-21 нашей главы относятся к "сыну буйному и непокорному". Здесь мы снова имеем пред собою прообраз Израиля, однако, представляющий его с другой стороны. "Если у кого будет сын буйный и непокорный, не повинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам своего местопребывания, и скажут старейшинам города своего: сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница; тогда все жители города его пусть побьют его каменьями до смерти; итак истреби зло из среды себя, и все Израильтяне услышат, и убоятся".

Необходимо отметить разницу между судом, падающим на голову сына буйного и непокорного, и между притчею о блудном сыне в Лук. 15. Мы не имеем, к сожалению, времени подробно рассмотреть эти два случая. Как это ни удивительно, но один и тот же Бог говорит и действует и во Втор. 21 и в Лук. 15. Какая, однако, разница! При господстве принципов закона отец обязан был сам вывести своего сына, чтобы жители города побили его камнями. После воцарения же благодати отец спешит навстречу блудному сыну, бросается ему на шею, целует его, одевает его в лучшую одежду, надевает перстень на его руку и обуви на его ноги; затем он приказывает заколоть откормленного теленка, сажает его с собою за стол, и дом наполняется радостью, которой исполнено и его отцовское сердце, потому что нашелся его блудный и непокорный сын.

Удивительный контраст! Во Втор. 21 рука Божия, мы видим, творит правду, совершая суд над непослушным чадом Божиим. В Лук. 15 мы видим, сердце Божие исполнено нежного сострадания к кающемуся грешнику, которому Бог доказывает несомненную любовь, которою горит Его сердце при возвращении в Отчий дом пропавшего сына. Закоренелый мятежник встречает камень осуждения на своем пути; кающегося же грешника ожидают объятия любви.

Заканчивая изучение этой главы, мы обращаем внимание читателя на ее последний стих. Апостол Павел упоминает в нем в Гал. 3: "Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою; ибо написано: проклят всяк, висящий на древе" (ст. 13).

Приведение в Послании этих слов важно не только потому, что оно являет нам драгоценную милость нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа, сделавшегося за нас клятвою, дабы благословение Авраамово излилось на нас, бедных грешников, избранных из язычников, но еще и потому, что оно доказывает нам, что Дух Святой налагает Свою печать на Писания Моисеевы вообще и на 21-ую главу Книги "Второзаконие" в частности. Все части священного Писания так тесно связаны между собою, что нельзя коснуться одной из них, не нанеся ущерба всему остальному. Тот же самый Дух ощущается в Моисеевых Писаниях, равно как в пророческих книгах, в четырех Евангелиях, в Деяниях, во всех Апостольских Посланиях, а так же и в драгоценной, поражающей своею глубиною, заключительной книге Нового Завета. Мы считаем своим долгом, а так же и своим преимуществом, выдвигать вперед эту важную истину пред всеми людьми, с которыми мы встречаемся, и мы серьезно просим читателя отнестись к ней с должным вниманием, твердо ее придерживаться и постоянно свидетельствовать о ней в наши дни духовной небрежности, холодного равнодушия и явно враждебного отношения к вопросам веры.

Главы 22-25

Раздел книги, к которому мы подошли, хотя и не требует много объяснений, но дает нам, однако, два важных поучения. Прежде всего многие из заключающихся в нем постановлений и повелений доказывают поразительную развращенность человеческого сердца. Они явно свидетельствуют нам, на что способен человек, предоставленный самому себе. Не будем забывать при чтении этой части "Второзакония", что и она продиктована Духом Святым. В нашей мнимой мудрости мы склонны задаваться вопросом, для чего были написаны некоторые страницы этой части Книги "Второзаконие", и даже спрашиваем себя, возможно ли, что они действительно были написаны Духом Святым, и какую пользу они могут нам принести. Если они написаны для нашего назидания, чему именно они нас научают? Ответ на все эти вопросы чрезвычайно прост. Указания, которые мы менее всего ожидаем встретить на богодухновенных страницах, указывают нам нашу сущность, открывают нам всю глубину нашей нравственной испорченности. А разве это не важно для нас? Не полезно ли каждому из нас иметь пред своими глазами зеркало, точно отражающее в себе любую черточку нашего внутреннего существа? Конечно, да. Много говорится о возвышенности человеческой природы; многие люди с трудом допускают мысль, что они действительно способны впасть в один из грехов, поименованных и запрещенных в главах, которые мы изучаем, и в других частях Писаний; но мы должны быть уверены, что если Бог запрещает нам творить тот или иной грех, это доказывает, что мы действительно способны его совершать. Божественная мудрость не сооружала бы плотины, если бы не существовало потока, течение которого следует остановить. Ангелам бесполезно было бы запрещать красть; но человеческой природе свойственно воровство, и потому повеление Божие относится к нему. То же можно сказать и о всех запрещаемых Богом поступках: запрещение какого-либо действия доказывает склонность к нему Мы должны или допустить это, или же сказать, - кощунственная мысль! - что Бог говорил напрасно.

На это многие возражают, что если некоторые испорченные члены падшего человечества и способны впадать в постыдные грехи, запрещаемые в Священном Писании, остальные, однако, не способны на это. Это полное заблуждение. Послушайте что говорит Дух Святой в 17-ой главе пророка Иеремии: "Лукаво сердце человеческое и крайне испорчено." О чьем сердце говорит здесь пророк? Идет ли здесь речь о сердце какого-либо ужасного преступника, о сердце грубого язычника? Нет, здесь говорится вообще о всяком сердце человеческом, о сердце пишущего и о сердце читающего эти строки.

Послушайте еще, что говорит по этому поводу Господь Иисус Христос: "Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления". Из какого сердца? Имеется ли здесь в виду сердце какого-либо отъявленного злодея, недостойного называться членом честного общества? Нет, речь идет вообще о сердце человеческом, о сердце пишущего и о сердце читающего эти строки.

Не будем забывать этого; мы должны помнить, что, если бы Бог хотя бы на минуту отнял от нас поддерживающую нас благодать, нет беззакония, на которое мы оказались бы не способными; мы можем с живою благодарностью в сердце к Богу сказать, что лишь исполненная милосердия десница Божия хранит и ограждает нас от всякого рода физического, нравственного и духовного падения. Да западет мысль эта глубоко в наши сердца, дабы нам ходить в мире сем осмотрительно и смиренно, опираясь на руку, которая одна может нас укрепить и предохранить от зла!

Но мы уже сказали, что в этой части нашей книги скрыто еще другое драгоценное поучение. Мы видим, как чудно Господь усматривал все нужды Своего народа. Ничто не ускользало от Его заботливого ока; ничто не было ничтожным для Его отеческого попечения. Мать не могла бы отнестись к своему ребенку с большим вниманием, чем Всемогущий Бог, Творец и Владыка вселенной, относился к мельчайшим подробностям повседневной жизни Своего народа. Днем и ночью, бодрствовали ли они или спали, находились ли они дома или вне дома, Он следил за ними. При виде того, как Бог чудно все устраивал и усматривал для народа израильского, наши сердца преисполняются удивлением, любовью и хвалой Ему. Бог усматривал все, - их одежду, их пищу, их взаимоотношения, постройку их домов, обработку и засевание полей, равно как и все малейшие подробности их частной жизни. Из этого мы видим, что для нашего Бога не существует ничего слишком малого, когда речь идет о Его народе. С отеческим вниманием Он вникает во все мельчайшие обстоятельства его жизни. Трудно представить себе, что всесильный Бог, Творец всех концов земли, Тот, Кто держит всю вселенную Своею десницею, дает указания относительно птичьего гнезда. Но нам не приходится удивляться этому, - мы знаем, что Ему одинаково легко напитать и воробья, и тысячи человеческих существ.

Но Израиль должен был особенно помнить, что Бог присутствовал среди них. Это должно было отражаться на всех их привычках, на всем их поведении. "Ибо Господь, Бог твой, ходит среди стана твоего, чтоб избавлять тебя и предавать врагов твоих в руки твои; а посему стан твой должен быть свят, чтобы Он не увидел у тебя чего срамного, и не отступил от тебя" (гл. 23,14).

Как чудно было знать, что Иегова ходил среди стана израильского! Присутствие Его среди них должно было оказать сильнейшее влияние на чистоту их жизни, на поднятие их нравственности и на все их повседневные привычки. Если пребывание Божие среди них обеспечивало им победу над их врагами, оно требовало и святости их жизни. Никогда ни на одну минуту они не должны были забывать Того, Кто шел пред ними. И если кому-либо это могло быть неприятно, то только тем, которые не любили святости, чистоты и возвышенности души. Все истинные израильтяне должны были ликовать при мысли, что среди них был Тот, Кто ненавидел все нечистое, греховное и злое.

Читатель не может не заметить всей нравственной силы, всего жизненного значения этого принципа. Мы имеем чудное преимущество в том факте, что Дух Святой живет в каждом из нас в отдельности. В 1 Кор. 6,19 мы читаем: "Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои". Это относится к каждому верующему в частности. Каждая верующая душа есть храм Духа Святого, и эта славная и драгоценная истина заставляет Апостола написать в Ефес. 4,30: "Не оскорбляйте Святого Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления". Как необходимо хранить эту мысль в наших сердцах! Как это должно побуждать нас хранить святость жизни и чистоту нашего сердца! Когда мы бываем готовы впадать в мысли, чувства и слова, неугодные Господу, как важно тогда нам ощущать что Дух Святой живет, как в храме, в наших сердцах! Если бы мы всегда это помнили, от многих легкомысленных и праздных слов, от многих непоследовательных действий. Дух святой не только живет в каждом из нас, - Он пребывает и во всей совокупности Церкви Божией: "Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?" (1 Кор. 3,16). Это послужило основанием для увещания Апостола Павла, читаемого нам в 1 Фесс. 5,19. "Духа не угашайте". Каким совершенством дышит Писание, и какая тесная связь оказывается между всеми его частями! Дух Святой живет в каждом из нас, и поэтому нам не следует Его огорчать. Он живет среди Церкви, а потому не следует Его угашать, а надлежит давать простор Его действиям, отводить надлежащее Ему место в нашем сердце. Да укоренятся эти великие истины в Наших душах, да скажется их могущественное действие на нашем характере, на нашей частной жизни и на жизни всей Церкви Божией.

Мы приведем некоторые изречения нами разбираемых глав, изречения, свидетельствующие о мудрости, благости, нежности, святости и праведности, характеризующих действия Божий по отношению к Его народу. Возьмем, например, начало 22-ой главы: "Когда увидишь вола брата твоего или овцу его, заблудившихся, не оставляй их, но возврати их брату твоему. Если же не близко будет брат твой, или ты не знаешь его, то прибери их в дом свой, и пусть они будут у тебя доколе брат твой не будет искать их, и тогда возврати ему их. Так поступай и с ослом его, так поступай и с одеждою его, так поступай со всякой потерянной вещью брата твоего, которая будет им потеряна и которую ты найдешь; нельзя тебе уклоняться от сего. Когда увидишь осла брата твоего или вола его, упавших на пути, не оставляй их; но подними их с ним вместе" (гл. 22,1-4).

Отсюда мы черпаем два поучения. В каком унизительном для человека виде представляется нам его сердце уже одним выражением: "Нельзя тебе уклониться от сего". Наши сердца исполнены постыдного эгоизма, отказывающего в участии и в помощи нашим братьям, не желающего вникать в их интересы, закрывающего глаза, чтобы не видеть, что они нуждаются в нашей помощи. Таков человек; таковы все мы.

Зато как чудно сказывается в этих словах характер нашего Бога! Ни вол, ни овца, ни осел не должны были быть брошены на произвол судьбы: следовало их отыскать, сберечь и в целости возвратить владельцу. То же относилось и к одежде. Как все это трогательно! Всюду чувствуется дыхание Божественного присутствия, всюду ощущается атмосфера милосердия, нежности и Божественного попечения. Каким чудным и святым преимуществом обладали израильтяне, имея возможность руководствоваться и жить столь высокими и совершенными постановлениями!

Следующие слова служат новым доказательством попечения Божия: "Если будешь строить новый дом, то сделай перила около кровли твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, когда кто-нибудь упадет с него" (ст. 8). Господь хотел, чтобы Его народ оказывал участие ближнему и соблюдал Его интересы; поэтому при постройке дома они должны были думать не только о себе самих и о своих удобствах, но и о безопасности своих ближних.

Но назидательно ли все это для христианина? Как склонны и мы думать только о самих себе, о своих интересах, о своих удобствах и вкусах? Как редко мы думаем о других, строя и украшая наши дома! Увы! наше собственное "я" часто бывает рычагом всех наших предприятий; да и не может иначе действовать сердце, не управляемое чисто христианскими побуждениями. Мы должны жить в чистой и небесной атмосфере обновленной твари, чтобы иметь возможность над греховным эгоизмом, составляющим отличительную черту падшего человечества. Всякое невозрожденное сердце руководствуется тем или иным видом личных побуждений. Наше "я" оказывается центром, предметом и руководящей нитью всех наших действий.

Бывают, правда, люди более сердечные, более приветливые и милосердные, более бескорыстные и менее эгоистичные, чем прочие; но "плотский человек" не может в сущности, руководствоваться небесными побуждениями: не может невозрожденный человек преследовать духовные интересы. Увы! к своему глубокому стыду мы должны признаться, что мы, считающие себя духовными, склонны жить для самих себя, искать личных выгод, заботиться о наших личных удобствах и интересах. Когда дело коснется нашего "я", тогда и только тогда мы оказываемся и ревностными, и энергичными.

Все это очень грустно и унизительно, и всего этого не случалось бы, если б мы более взирали на великий наш Пример, по следам Которого нам следует идти. Наше сердце постоянно должно быть занято Христом, - вот истинная тайна христианства. Не какие-либо принципы или постановления сделают наше поведение похожим на Христа, а также наш ум, наш образ действий. Нам следует проникнуться Его духом, идти по Его следам, стремиться к Его славе: это преобразит нас в Его образ. "Мы же открытым лицом, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа" (" Кор. 3,18).

Важные поучения, находимые нами в стихах 9. 11 удивительно применимы ко всем работникам Господним. "Не засевай виноградника своего двумя родами семян, чтобы не сделать тебе заклятым сбора семян, которые ты посеешь, вместе с плодами виноградника своего".

Важное постановление! Понимаем ли мы его истинный смысл? Ясно ли нам его духовное значение? Приходится опасаться, что существует много "родов семян", которыми засевается так называемый "духовный виноградник" наших дней. Сколько существует учений "философии", сколько "пустых обольщений" "по преданиям человеческим", по "стихиям мира" примешано к чистому Евангельскому учению! Как мало чистого семени Слова Божия, "нетленного семени" драгоценного Евангелия Христова сеется на поле современного нам христианского мира! Лишь незначительное число людей, сеющих слово, точно придерживаются Писания; и эти люди, верно служащие истине Божией, вообще считаются людьми односторонними, людьми с устарелыми, узкими и отсталыми взглядами.

Но такие люди, преследующие только одну мысль, люди, придерживающиеся драгоценного учения Апостолов, достойны похвалы Божией. Мы радуемся за них, что они отличаются подобною узостью, что они отстают от современного нам неверия мрачного времени. Мы знаем, какие упреки ожидают нас за то, что мы держимся этого мнения, но это нам совершенно безразлично. Мы придерживаемся того взгляда, что всякий Христов служитель должен быть воодушевлен одною лишь мыслию; эта мысль - Христос; он должен принадлежать к старейшей школе, - к школе Христовой: его взгляды должны быть так же узки, как узка истина Божия; он должен отказаться от сближения с веком сим. Мы не сомневаемся, что желанием проповедников и учителей христианской истины придерживаться уровня современной нам литературы объясняются быстрое развитие и успех рационализма и неверия. Они удалились от Слова Божия, они постарались приукрасить учение Христово философией, наукой и литературой. Они более приняли в расчет разум, нежели сердце и совесть. Драгоценное учение Священного Писания, чистое молоко Слова Божия, Евангелие благодати Бога и слава Христа Его найдены были недостаточными для привлечения большого числа слушателей. Как Израилю некогда приелась манна и он надоевшую ему пищу называл "легкой пищей", так же и Церковь отвергла чистое учение славного христианства, раскрываемое нам на страницах Нового Завета, и начала вздыхать о том, что питает воображение. Учение о кресте, которое прославлял Апостол, потеряло свою привлекательность, и никто, желающий придерживаться исключительно этого учения, не может надеяться сделаться популярным проповедником.

Несмотря на это, все истинные и верные служители Христовы должны считать Духа Святого единственной силой и Священное Писание единственным авторитетом в деле проповеди и служения Церкви. Если бы это лучше понималось и больше применялось в жизни, совершенно нечто иное представлял бы собою виноградник Христов.

Но мы должны закончить рассмотрение наших глав. Мы уже имели случай говорить о запрещении работать на воле и осле, запряженных вместе. Израильтяне не должны были также надевать одежду, сделанную из разных веществ, из шерсти и льна вместе. Духовное значение этих двух постановлений необыкновенно просто и в то же время важно для нас. Христианин не должен вести общие дела с неверующими ни в своей частной жизни, ни в торговой или благотворительной деятельности; управлять им также должны принципы, свободные от всякой двойственности. В его характере и поведении должны сказываться чистые и возвышенные принципы Слова Божия. Да будет это так для всех, именующих себя христианами!

Глава 26

"Когда ты прийдешь в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел, и овладеешь ею, и поселишься в ней, то возьми начатков всех плодов земли, которые ты получишь от земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, и положи в корзину, и пойди на то место, которое изберет Господь, Бог твой, изберет, чтобы пребывало там имя Его", - не на то место, которое они сами для себя избрали, или которое кто-нибудь другой избирал для них, - "И прийди к священнику, который будет в те дни, и скажи ему: что я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам. Священник возьмет корзину из руки твоей, и поставит ее пред жертвенником Господа, Бога твоего" (ст. 1-4).

Глава, к изучению которой мы приступаем, заключает в себе трогательное постановление принесения Богу-Иегове корзины с начатками всех плодов. Она является для нас выражением глубоко интересного принципа, а в то же время и необыкновенно важной истины. Только тогда, когда десница Иеговы ввела Его народ в Обетованную землю, только тогда Израиль мог принести Господу в дар плоды этой земли. Необходимо было уже находиться в Ханаане для того, чтобы возносить плоды Ханаана на жертвенник Господень. Приносивший плоды мог сказать: "Сегодня исповедую пред Господом, Богом моим, что я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам".

"Я вошел". Вот исходная точка. Он говорит не: "Я войду", "я надеюсь" или "желаю войти": нет, но: "я вошел". Гак должно быть и всегда. Мы должны приносить Богу жертву благодарения за свое спасение. Мы можем иметь сильное желание обрести спасение, можем ревностно стараться достигнуть этой цели, но усилия, прилагаемые к нашему спасению, и плоды уже обретенного и сознаваемого спасения - две совершенно разные вещи. Израильтянин приносил корзины с начатками плодов не для того, чтобы войти в землю, но потому что он там уже фактически находился. "Сегодня исповедую, что я вошел". Здесь не слышится никакой неуверенности, никакого вопроса, никакого сомнения; не слышится ни тени надежды на еще не полученное спасение: я фактически нахожусь в земле, - и вот ее плоды.

"Ты же отвечай и скажи пред Господом, Богом твоим: Отец мой был странствующий Армеянин, и пошел в Египет и поселился там с немногими людьми, и произошел там от него народ великий, сильный и многочисленный. Но Египтяне худо поступали с ними, и притеснили нас, и налагали на нас тяжкие работы; и возопили мы к Господу, Богу отцов наших, и услышал Господь вопль наш, и увидел бедствие наше, труды наши и угнетение наше. И вывел нас Господь из Египта рукою сильною и мышцею просторною, великим ужасом, знамениями и чудесами, и привел нас на место сие, и дал нам землю сию, землю, в которой течет молоко и мед. Итак, вот, я принес начатки плодов от земли, которую Ты, Господи, дал мне. И поставь это пред Господом, Богом твоим, и поклонись пред Господом, Богом твоим. И веселись о всех благах, которые Господь, Бог твой, дал тебе и дому твоему, ты и Левит, и пришелец, который будет у тебя" (ст. 5-11).

Здесь мы имеем пред собою чудный прообраз: "Странствующий Арамеянин". Таково было происхождение Израиля. Плоти нечем было хвалиться; и в каком положении их нашла благость Божия? Они оказались в порабощении у египтян, они стенали среди печей для обжигания кирпичей, были понуждаемы работать под страхом бича надзирателей фараоновых. Но тогда "возопили мы к Господу". В этом было их истинное спасение. Они могли только возопить к Нему; но и этого было вполне достаточно. Этот беспомощный крик достиг престола Божия, проник в сердце Божие и заставил Господа явиться среди печей египетских. Прислушайтесь к словам благодати, с которыми Господь обратился к Моисею: "Я увидел страдание народа Моего в Египте, и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его, и иду избавить его от руки Египтян, и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед... И вот, уже вопль сынов Израилевых дошел до Меня, и Я вижу угнетение, каким угнетают их Египтяне" (Исх. 3,7-9).

Таким образом, Иегова немедленно ответил на крик отчаяния народа Своего: "Иду избавить его". Да, благодарение Ему, по дивной, невыразимой милости Своей, Он пришел избавить народ Свой, и никакая сила человеческая или бесовская, никакие силы земли или ада не могли хотя бы на минуту задержать наступление усмотренного Богом избавления. Поэтому в нашей главе нам представлены последствия оказанной Богом Израилю милости, и эта милость выразилась в принесении Богу корзины с начатками плодов и в словах: "Я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам... Итак, вот, я принес начатки плодов от земли, которую Ты, Господи, дал мне". По великой любви и по непреложной верности Своей Господь совершил все. Нельзя было ни йоты добавить к совершенному Им делу. "Я вошел". И "Я принес начатки плодов". Каких плодов? Плодов земли египетской? Нет, плодов "земли, которую Ты, Господи, дал мне". Уста приносившего начатки плодов возвещали совершенство дела Иеговы; его корзина содержала в себе плоды земли Господней; ничего не было проще и естественнее этого. Не было повода ни для какого сомнения, ни для какого вопрошания.

Израильтянину только следовало рассказать, что для него сотворил Господь, и показать плод, полученный им в земле Ханаанской. Все с начала до конца исходило от Иеговы. Он вывел их из земли Египетской. Он же ввел их в землю Хананскую; Он же наполнил их корзины сочными плодами Своей земли и их сердца - хвалою Ему.

Мы теперь обращаемся с вопросом к тебе, дорогой читатель; мы спрашиваем тебя, показывал ли израильтянин всем этим свою гордость? Имел ли он право, оставаясь в смирении, сказать: "Я вошел?" Не следовало ли ему лучше лишь выразить слабую надежду когда-либо войти в Обетованную землю? Если бы он выразил сомнение, если бы он колебался относительно своего положения и своего удела, было ли бы это приятнее для Господа? Что ты на это ответишь? Ты ответишь, быть может, что этот случай неприменим к нашей жизни. Но от чего же нет? Если израильтянин мог сказать: "Я вошел в ту землю, которую Господь клялся отцам нашим дать нам", почему же верующая душа в настоящее время не может сказать: "Я пришел к Иисусу?" Правда, в первом их этих случаев слова основывались на свершившемся факте, во втором же случае - на вере. Но не одинаково ли истинно то и другое? Не говорит ли Апостол в послании к Евреям: "Вы приступили в горе Сиону?" И еще: "Приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом". Если мы сомневаемся в том, действительно ли мы "приняли царство", тогда невозможно "служить благоугодно" Господу. Только тогда, когда мы проникнуты мирным сознанием того положения и того удела, которые дарованы нам во Христе, только тогда наша хвала может вознестись к небесному престолу, только тогда мы можем благоугодно служить Господу на нашем духовном поприще. Потому что в чем именно заключается наше истинное служение? В том, чтобы возвещать в присутствии Божием, Кто такой Господь и что Он для нас сделал. Наше сердце должно быть занято мыслию о Боге, должно наслаждаться Его присутствием и славить Его за все Его чудные намерения. Если же мы не знаем Бога, если мы не верим в совершенное Им дело, как мы можем возносить Ему хвалу? "Приходящий к Богу должен веровать, что Он есть, и имущим Его воздает" (Евр. 11,6). Знать же Бога - значит иметь жизнь вечную. Я не могу поклоняться Богу, если я Его не знаю, и я не могу Его знать и не иметь жизни вечной. Афиняне воздвигли жертвенник "неведомому Богу"; Апостол Павел говорит им, что они Его чтили, сами Его не зная, и в то же время возвещает им Бога истинного, явленного в лице и в искупительном подвиге Человека Христа Иисуса.

Необходимо ясно усвоить эту истину. Надо узнать Бога раньше, чем поклоняться Ему. Можно, правда, "искать Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли Его"; но не одно и то же искать Того, Которого я еще не нашел, и чтить Того, Кого я уже нашел и люблю. Бог открылся, благодарение Ему. Он дал нам свет познания Своей славы в лице Иисуса Христа. Он подошел к нам в лице драгоценного нашего Спасителя, так что мы можем познать Его, любить Его, доверяться Ему, обретать в нем радость и прибегать к Нему в нашей немощи и во всех наших нуждах. Нам не приходится более искать Его наугад, блуждая во мраке природных сил или в тумане ложной религии; наш Бог явил Себя нам в столь очевидном откровении, что никто не может впасть в этом отношении в заблуждение. Христианин может сказать: "Я знаю, что я уверовал". Вот основание истинного благопочитания. Для того, чтобы поклонение Богу было не только наружным, оно должно истекать исключительно из познания Его. Но мы не собираемся писать длинные рассуждения по поводу истинного благопочитания; мы только постараемся дать нашим читателям ясное понятие о значении чудного постановления о принесении Богу начатков плодов. Мы указали, что поклонение Богу составляло первое стремление израильтянина, вступившего во владение землей; так же и мы должны знать наше положение и наши преимущества во Христе прежде, чем поклоняться Отцу "в духе и истине".

Находим мы и еще один не маловажный факт в нашей главе, - наличность деятельной благотворительности.

"Когда ты отделишь все десятины произведений земли твоей в третий год, год десятин, и отдашь Левиту, пришельцу, сироте и вдове, чтобы они ели в жилищах твоих и насыщались, тогда скажи пред Господом, Богом твоим: я отобрал от дома моего святыню, и отдал ее Левиту, пришельцу, сироте и вдове, по всем повелениям Твоим, которые Ты заповедал мне; я не преступил заповедей Твоих, и не забыл" (ст. 12).

Эти постановления дышат необыкновенным нравственным совершенством. Они подобны постановлениям, находимым нами в Евр. 13: "Итак будем чрез Него непрестанно приносить Богу жертву хвалы, то есть, плод уст, прославляющих имя Его" (ст. 15). Вот каково должно быть наше благоговейное поклонение Богу. "Не забывайте также благотворения и общительности, ибо таковы жертвы угодны Богу" (ст. 16).

Здесь идет речь о деятельной благотворительности. Соединяя две эти вещи вместе, мы получаем как бы высшее наслоение в характере христианина, - его способность славить Бога и его способность делать добро людям. Чудные свойства! Да поможет нам Господь являть их с большею верностью! Одно достоверно: это две неразделимые вещи. Укажите нам человека, сердце которого исполнено хвалы Богу, и мы убедимся, что сердце этого человека исполнено также и участия ко всякого рода нуждам человеческим. Возможно, что ему не дано владеть сокровищами мира сего. Ему, быть может, придется присоединиться к словам Апостола, который не стыдился говорить: "Серебра и золота нет у меня" (Деян. 3,6); но в его глазах будет блистать слеза участия: у него найдется благородный взгляд, слово утешения, и все это принесет сердцу более отрады, чем открытый кошелек и звон золотых и серебряных монет. Наш благословенный Господь и Учитель, наш великий пример, "переходил с места на место, делая добро": но мы нигде не читаем, что Он давал кому-либо деньги: напротив, мы имеем полное основание думать, что у Него не было ни гроша. Когда Он пожелал дать ответ иродианам по поводу платимой кесарю дани, Он был вынужден попросить принести Ему образец монеты; когда же Его попросили уплатить дань, Он послал Апостола Петра достать деньги из моря. Он никогда не имел при Себе денег, и, конечно, деньги не входили в число даров, которыми Он наделял Своих служителей. Он, однако, "переходил с места на место, творя добро", и мы должны по мере сил делать то же самое: это одновременно и наш долг, и наше великое преимущество. Заметьте, каков Божественный порядок служения Богу, отмеченный в Евр. 13 и прообраз которого мы находим во Втор. 26. Славословие, приносимое Господу, должно, конечно, занимать первое, высшее место: никогда не будем забывать этого. В мнимой нашей мудрости, или по сентиментальности нашей, мы могли бы представить себе, что благотворительность, благоугодные дела, филантропия должны бы стоять на первом плане. Но на самом деле это не так. "Кто приносит в жертву хвалу, тот чтит Меня" (Пс. 49,23). Бог живет среди славословий Своего народа. Он любит окружать Себя сердцами, до избытка наполненными сознанием Его благости, Его величия и Его славы. Поэтому мы "непрестанно" должны приносить Богу "жертву хвалы". Так говорит и Псалмопевец: "Благословлю Господа во всякое время: хвала Ему непрестанно в устах Моих (Пс. 33,2). Не только от времени до времени мы должны хвалить Его, не только, когда у нас все обстоит благополучно, но, "во всякое время" - "непрестанно". Поток наших хвалений должен течь непрерывно, так, чтобы не было места ни жалобам, ни ропоту, ни неудовольствию, ни скорби, ни огорчению. Хвала и прославление Бога должны быть непрестанным нашим занятием. Мы должны пребывать в постоянном благоговении пред Господом. Всякое наше дыхание должно быть хвалою Ему. Так это однажды и будет. Вознесение Богу хвалы будет блаженным и святым нашим служением во всей вечности. Когда нам уже нельзя будет делиться с бедными нашим имуществом, когда не придется более оказывать кому-либо участия, когда мы простимся с этою долью скорбей, страданий, смерти и огорчений, тогда мы будем возносить вечную хвалу нашему Богу; ничто не помешает нам непрестанно хвалить Его там, в небесах, в святилище Божием, в присутствии Его Самого. Не забывайте также благотворения и общительности. "Апостол особенно увещевает об этом. Он не говорит: "Не забывайте непрестанно приносить Богу жертву хвалы". Нет; Но, опасаясь, чтобы, всецело наслаждаясь нашим положением и нашим уделом во Христе, мы не проходили мимо нужды, бедствий, страданий и испытаний нашего ближнего, он прибавляет к этому повелению важное и спасительное увещание благотворить неимущим и уделять бедному из нашего имущества. Духовно настроенный израильтянин не только должен был радоваться всем дарованным ему от Господа благам; он должен был помнить о левите и о пришельце, о сироте и о вдове; он должен был, одним словом, думать о тех, которые лишены были земного удела и полностью посвятили себя делу Божию, или же о тех, которые лишены своего собственного очага, родственной поддержки и постоянного жилища на земле. Так должно быть и всегда: поток преизобильной благодати Божией, истекающий из недр Божиих, наполняет наши сердца и переливается через край, освежая и оживляя всю сферу нашей деятельности. Если бы мы всегда жили сознанием полноты Божией, всякий наш поступок, всякое наше движение, всякое наше слово, самый взгляд наш приносили бы радость окружающим нас. Господу благоугодно, чтобы одна наша рука всегда была воздета к Нему, вознося Ему жертву хвалы, другая же, наполненная благоуханными плодами истинной любви к ближнему, рука наша должна быть обращена ко всем нуждающимся.

Да поможет нам Господь, дорогой читатель, серьезно взвесить все это, приложить к этому наши сердца и стараться с большею верностью и полнотою осуществлять две главные задачи христианской жизни.

Бросим теперь беглый взгляд на третье назидание, заключающееся в рассматриваемой нами главе. Принеся Господу свою корзину и раздав свои десятины бедным, израильтянин говорил: "Я не ел от нее в печали моей, и не отделял ее в нечистоте, и не давал от нее для мертвого; я повиновался гласу Господа, Бога моего, исполнить все, что ты заповедал мне. Призри от святого жилища Твоего, с небес, и благослови народ Твой, Израиля, и землю, которую Ты дал нам, так как Ты клялся отцам нашим дать нам землю, в которой течет молоко и мед. В день сей Господь, Бог твой, завещает тебе исполнять постановления сии и законы: соблюдай и исполняй их от всего сердца твоего и от всей души твоей". Господу сказал ты ныне, что Он будет твоим Богом, и что ты будешь ходить путями Его и хранить постановления Его и законы Его, и слушать гласа Его. И Господь обещал тебе ныне, что ты будешь собственным Его народом, как Он говорил тебе, если ты будешь хранить все заповеди Его, и что Он поставит тебя выше всех народов, которых Он сотворил в чести, славе и великолепии, и что ты будешь святым народом у Господа, Бога твоего, как Он говорил" (ст. 14-19).

Здесь нам представлены личная святость, освящение всей жизни и полное отделение от того, что не было совместимо со святым местом и положением, которое было даровано Израилю благостью и милосердием Божиим. Здесь нет места ни печали, ни нечистоте, ни мертвым делам. Для этого не оказывалось ни места, ни времени; все это исключено из благословенной сферы, в которой нам дано преимущество жить, двигаться и пребывать. Нам следует выполнять три задачи: прежде всего подымать наш взгляд к Богу и возносить хвалу Ему, - затем вникать в окружающие нас скорби и идти навстречу, -наконец, вникать в круг нашего личного существования, в нашу внутреннюю жизнь и стараться, милостью Божией, хранить себя от всякой нечистоты. "Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы презирать сирот и вдов в их скорбях и хранить себя неоскверненными от мира" (Иак. 1,27). Итак, прислушиваемся ли мы к голосу Моисея во Втор. 26 к голосу Апостола Павла в Евр. 13 или же Апостола Иакова в его столь полезном и здравом для жизни учении, к нам всюду обращается Тот же Дух; Он везде дает нам все те же самые поучения, - поучения, несказанно важные в нравственном отношении, значение которых особенно велико в наши дни, когда учение о благодати схватывается и усваивается только умом, когда столько светских вкусов и легкомысленных мыслей управляют нашим поведением. Наше служение должно быть более могущественным, более видимым. В нем, к сожалению так мало того, что требуется от служения пастыря Церкви и пророка Божия. Пророческим даром мы называем слово, действующее на совесть и приводящее душу в непосредственное присутствие Божие. Это очень важно. Проповедники дают много пищи уму; но они слишком мало трогают сердце и совесть. Учитель действует на ум; пророк обращается к совести; [Многие думают, что пророк - это человек, предсказывающий будущее; но мы не должны так ограничивать значение этого слова. 1 Кор. 14,28-32 указывают нам значение слов: "пророк" и "пророчествовать". Служение учителя и пророка тесно связаны между собою. Учитель представляет истину согласно свидетельству слова Божия; пророк применяет ее к совести; пастырь же Церкви следит за применением этой истины к сердцу и к жизни каждого из нас.] пастырь обращается к сердцу. Мы, конечно, обобщаем здесь все виды служения. Может случиться, что один и тот же человек совмещает в себе три рода служения, хотя все они различны. И мы полагаем, что если пророческие и проповеднические дары отсутствуют в Церкви, нам следовало бы молить Господа даровать необходимую духовную силу, которая действовала бы на сердца и на нашу совесть. Он, благодарение Ему, заключает в Самом Себе все источники благодати и силы, необходимых для Его служителей. Нам только следует с полною искренностью сердца ожидать от Него всего, ревностно искать в Нем все, потребное для нас; и, конечно, Он дарует нам всякого рода благодать и нравственную силу, необходимые для порученного нам служения.

Да исполнит же Господь служителей Своих большей ревностью в различных служениях, поручаемым им в деле Его! Будем "настаивать во время и не во время" (2 Тим. 4,2), нимало не огорчаясь окружающим нас порядком вещей, но видя в этом только вящую причину для того, чтобы наше сердце было полностью предано Господу.

Глава 27

"И заповедал Моисей и старейшины сынов Израилевых народу, говоря: исполняйте все заповеди, которые заповедую вам ныне. И когда перейдете за Иордан, в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, тогда поставь себе большие камни и обмажь их известью; и напиши на камня сих все слова закона сего, когда перейдешь Иордан, чтобы вступить в землю, которую Господь, Бог твой, дает тебе, в землю, где течет молоко и мед, как говорил тебе Господь, Бог отцов твоих. Когда перейдете Иордан, поставьте камни те, как я повелел вам сегодня, на горе Геваль, и обмажьте их известью. И устрой там жертвенник Господу, Богу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа. Из камней цельных устрой жертвенник Господа, Бога твоего, и возноси на нем всесожжения Господу, Богу твоему. И приноси жертвы мирные, и ешь там, и веселись пред Господом, Богом твоим. И напиши на камнях все слова закона сего очень явственно. И сказал Моисей и священники Левиты всему Израилю, говоря: внимай и слушай, Израиль: в день сей ты сделался народом Господа, Бога твоего. Итак слушай гласа Господа, Бога Твоего, и исполняй заповеди Его и постановления Его, которые заповедую тебе сегодня. И заповедал Моисей народу в день тот, говоря: Сии должны стать на горе Гаризим, чтобы благословить народ, когда перейдете Иордан: Симеон, Левий, Иуда, Иссахарь, Иосиф и Вениамин; А сии должны стать на горе Гавель, чтобы произносить проклятие: Рувим, Асир, Завулон, Дан и Нефоалим" (ст. 1-13).

Заметна необыкновенная разница между началом и концом главы. В только что указанных нами словах этой главы мы видим, что Израиль вступает в Обетованную землю, в чудную и плодородную страну, текущую молоком и медом, и воздвигает жертвенник на горе Геваль, чтобы возносить на нем всесожжения и мирные жертвы. О жертвах за грех или о жертвах повинности здесь не идет речь. Весь закон должен быть "явственно" записан на камнях, обмазанных глиною, и народ, с полным сознанием заключенного Богом завета с ним, должен возносить на жертвенник разного рода жертвы благоухания, так хорошо выражающие наше благоговейное поклонение Господу и наше тесное общение с Ним. Здесь нам представляется не человек, преступивший закон, не грешник, приближающийся к медному жертвеннику, а народ, всецело освобожденный Богом, принятый и облагодатствованный, - народ, уже вступивший в пользование своим уделом в Боге.

Все были виновны пред Богом, все, как грешники, нуждались в драгоценных свойствах, сокрытых в медном жертвеннике. Это очевидно для всякой наученной Богом души; но не это составляет задачу Втор. 27,1-13, и внимательный читатель легко убедится в этом. Когда мы видим Израиль Божий, пребывающий в завете с Господом, вступающий во владение наследством своим, Израиль, познавший волю Иеговы, Бога завета, Израиль, питающийся молоком и медом окружающей его земли, мы приходим к заключению, что весь вопрос относительно его виновности и грехов получил свое разрешение и что народу был открыт свободный доступ к Богу завета, чтобы приносить Ему жертвы благоухания, приятного Ему.

Одним словом, картина, развертывающаяся пред нашими глазами в первой половине нашей главы, исполнена несказанной красоты. Мы видим пред собою народ израильский, избранный Иеговою и составляющий его собственность, народ, вознесенный волею Божиею выше всех остальных народов земли, чтобы быть святым народом пред Господом, Богом своим; народ израильский, наделенный всякого рода преимуществами, благословениями, высоким положением, народ, вступивший в полное владение "доброй землей" и имеющий все заповеди своего Бога пред своими глазами; что же ему следовало делать, как не возносить жертвы хвалы и прославления Господу, как не пребывать в благоговейном поклонении Богу, находясь в тесном общении с Ним?

Нечто совершенно иное представляется нам в конце нашей главы. Моисей дает шести коленам повеление стать на гору Гаризим, чтобы благословлять народ; шесть же других колен должны были стать на гору Геваль, чтобы произносить проклятие. Но, увы! когда мы подходим к самой истории Израиля, к реальным ее фактам, мы не слышим ни слова благословения; напротив, мы читаем двенадцать ужасных проклятий, каждое из которых запечатлено знаменательным возгласом "аминь" со стороны всего собрания Божия. Какая грустная перемена! Какой удивительный контраст! Это напоминает нам то, что мы видели при изучении Исх. 19. Трудно найти более точное пояснение к словам Апостола Павла в Гал. 3,10: "Все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано:" - и Апостол приводит Втор. 27,26 - "проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона".

Вот в чем заключается истинное решение вопроса. Что же касается его нравственного значения, Израиль находился под законом; поэтому хотя в первых стихах нашей главы рисуется чудная картина мыслей Божиих по отношению к Израилю, конец ее показывает нам грустный и постыдный результат положения, которое Израиль занимал пред Богом. Ни одного слова благословения не раздается с горы Гаризим; напротив, одно проклятие за другим поражает слух народа. Иначе и быть не могло. Что бы люди ни утверждали, проклятие неминуемо тяготеет над всеми, "утверждающимися на делах закона". Здесь говорится не только о тех, которые "не соблюдают закона", хотя и это истинно; но, как бы желая яснее представить эту истину, как бы подчеркивая ее, Дух Святой возвещает, что для всех, кто бы они ни были, - евреи, язычники, или члены Церкви Божией, - для всех, утверждающихся на делах закона, остается только одно, - проклятие.

Этим полностью объясняется глубокое молчание, царившее на горе Гаризим во дни событий, описанных в Втор. 26. Если бы в те дни раздалось хотя бы одно благословение, это пошло бы вразрез с учением Священного Писания относительно закона. Ввиду того, что мы посвятили довольно много места изучению вопроса о законе в первом томе этого "Толкования", мы не считаем нужным вновь углубляться в него. Мы только скажем, что, чем более мы изучаем Писание, чем более мы вникаем в вопрос о законе во свете Нового Завета, тем более нас поражает мысль, что многие христиане придерживаются того мнения, что они находятся под законом по отношению к своей жизни, праведности, святости. Как же можно, однако, совмещать подобную мысль с чудным и недвусмысленным словом, читаемым нами в Римл. 6: "Вы не под законом, но под благодатию?"

Глава 28

Приступая к рассмотрению столь важной части нашей Книги, читатель должен помнить, что ее никак нельзя считать продолжением 27-ой главы. Чтобы объяснить отсутствие благословений в последней, некоторые исследователи Писаний хотели найти их здесь. Но это большое заблуждение, - заблуждение, ведущее к полному непониманию смысла каждой из этих глав. Дело в том, что эти главы нисколько не сходны между собою по основанию, по цели и по их применению к жизни.

Выражая вкратце смысл этих глав, мы скажем, что глава 27-ая имеет характер нравственный и личный, глава же 28-ая имеет значение историческое и национальное. Первая из них разбирает важный основной принцип нравственного состояния человека, как грешника, полностью погибшего и неспособного встретиться с Богом на основании закона; последнее рассматривает Израиль, как нацию, управляемую Богом. Одним словом, тщательное сравнение двух этих глав укажет читателю существенную разницу между ними. Какое, например, существует сходство между шестью благословениями нашей главы и двенадцатью проклятиями главы 27-ой? Решительно никакого: между благословениями же и проклятиями 28-ой главы есть нравственная связь, очевидная даже для ребенка.

Приведем два-три изречения, подтверждающих нашу мысль. "Если ты, когда перейдете за Иордан, будешь слушать гласа Господа, Бога твоего, тщательно исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня, то Господь, Бог твой, поставит тебя выше всех народов земли. И прийдут на тебя все благословения земли сии, и исполнятся на тебе, если будешь слушать гласа Господа, Бога твоего. Благословен ты в городе, и благословен ты на поле. Благословен плод чрева твоего, и плод земли твоей, и плод скота твоего, и плод твоих волов, и плод овец твоих. Благословенны житницы твои и кладовые твои. Благословен ты при входе твоем, и благословен ты при выходе твоем" (ст. 1-6). Разве можно хотя бы на минуту сомневаться в том, что это не благословения, произнесенные шестью коленами на горе Гаризим? Здесь нам представляются национальное достоинство Израиля, его благоденствие и слава, основанные на разумном соблюдении всех постановлений, заключающихся в этой Книге. Господу было выгодно вознести Израиль над всеми народами земли. Это Божие намерение, конечно, исполнится, хотя Израиль полностью преступил заповеди Божий, не соблюдая послушание, которое должно было составлять основание славы и первенствующего положения Израиля.

Никогда не следует забывать этой великой истины или пренебрегать ею. Некоторые исследователи Слова Божия придумали объяснения, придающие благословениям Израиля духовный смысл и применяющие их к Церкви Божией. Это пояснение полностью противоположно мыслям и воле Господа. Бог не может поощрять и одобрять, чтобы до такой степени извращалось истинное значение благословений и преимуществ, дарованных Его народу, Израилю.

В Гал. 3 мы, правда, читаем: "Дабы благословение Авраамово чрез Иисуса Христа распространилось на язычников, чтобы нам получить обещанного Духа верою" (ст. 14). Здесь речь идет не о получении благословений "в городе и в поле", не о благословениях "содержимого нашей корзины и наших кладовых". Нет, речь идет о получении "обещанного Духа верою". В 4-ой главе того же Послания так же говорится, что восстановленному Израилю дано будет включить в число своих чад всех, рожденных Духом в христианские времена. "А вышний Иерусалим свободен: он матерь всем нам. Ибо написано: возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучавшаяся родами: потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа" (ст. 26-27).

Все это совершенно верно, но не дает никакого основания для того, чтобы применять к верующим Нового Завета данные Израилю обетования. Бог с клятвою обещал благословить семя Авраама, - друга Своего, - благословить его всеми земными благословениями в земле Ханаанской. Это обетование пребывает нерушимым вовек. Горе тем, которые пытались сомневаться в том, что в назначенное Богом время это обетование исполнится. - Рассмотрев этот вопрос в первой части этой книги, мы ограничимся здесь тем, что серьезно предупредим читателя, чтобы он остерегался пояснений, идущих вразрез с описанием в Слове Божием путей Господних. Никогда не следует терять из виду, что Израилю дарованы обетования земные, а Церкви - небесные. "Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах" (Ефес.4,3).

Таким образом, сущность и сфера благословений, дарованных Церкви, значительно отличаются от обетовании, данных Израилю, и никогда не должны с ними смешиваться. Вышеупомянутая же система их пояснения смешивает в ущерб истинному значению Священного Писания и наносит этим путем вред душам. Пробовать применять к Церкви Божией, к ее настоящему или к ее будущему, к ее нахождению на земле иди на небе обетования, дарованные Израилю, значит полностью нарушать порядок вещей и вносить полнейшее смятение в изложение и применение Писаний. Благодаря нашей уверенности, что необходимо придерживаться Слова Божия и для блага души читателя мы просим его обратить внимание на этот вопрос; он должен убедиться в необыкновенной его важности. Что же касается нас, мы уверены, что тот, кто смешивает Израиль и Церковь, понятия о земном с понятиями о небесном, не может иметь здравого и правильного понимания Слова Божия. Мы не будем углубляться в исследование этого вопроса. Мы надеемся, что Дух Божий пробудит в сердце читателя сознание его важности и даст ему понять, как необходимо правильное изложение слова истины (смотр. 2 Тим. 15). Если читатель придет к этому убеждению, цель наших стараний будет полностью достигнута.

Что касается 28-ой главы "Второзакония", если читатель полностью усвоил себе мысль, что она существенно отличается от предыдущей, то он вынесет большую духовную пользу из ее чтения. Она не требует длинного поучения; она явно и естественно распадается на две части. В первой же находим подробное изложение последствий послушания (смотр, ст. 1-14); во второй части содержится подробное описание ужасных последствий непослушания (смотр, ст. 16-68); особенно же замечателен факт, что часть, заключающая в себе проклятия, в три раза длиннее той, в которой изложены благословения. Вся глава дает нам ясное указание о Боге, Владыке мира, и о том, что "Бог наш есть огнь поядающий" (Евр. 12,29).

Из удивительной истории Израиля все народы земли могут узнать, что Господу приходится наказывать за непослушание, и прежде всего непослушание искупленных Своих. Если же Он не пощадил народа Своего, каков будет конец не знающих Его? "Да обратятся нечестивые в ад, - все народы, забывающие Бога" (Пс, 9,18). -"Страшно впасть в руки Бога живого!" (Евр. 10,31). Нельзя постигнуть все великое значение этих изречений и затем стараться умалить его. Это невозможно. Эту главу надлежит сличить с нынешней историей Израиля; тогда мы убедимся, что, как достоверно то, что Бог пребывает на престоле величия Божия, так достоверно и зло. Иначе и быть не может. Владычество, могущее и желающее терпеть зло, не осуждая его, не порицая и не наказывая, не оказалось бы владычеством совершенным, владычеством Божиим. Напрасно было бы руководствоваться доводами, основанными исключительно на благости, долготерпении и сострадательности Божиих. Господь действительно, благодарение Ему, нежен, благ, милосерд, долготерпелив и многомилостив. Но он так же свят, праведен, справедлив и верен; Он "назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых" (Деян. 17,31).

Прежде, нежели закончить рассмотрение этого отдела нашей Книги, мы обращаем внимание читателя на весьма интересный вопрос, стоящий в тесной связи с 13-ым стихом нашей главы.

"Сделает тебя Бог главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям Господа, Бога твоего, которые заповедую тебе хранить и исполнять".

Это, конечно, относится к Израилю как к народу, потому что ему предназначено стать во главе всех народов земли. Таковы планы и намерения Божий относительно Его народа. Как бы низко он ни пал, как бы он ни был рассеян и затерян между народами, неся на себе ужасные последствия упорного своего непослушания, хотя бы он, как это говорится в Деян. 12, в настоящее время и "спал в прахе земли", тем не менее, как народ он пробудится и будет сиять славою большею, нежели слава Соломонова.

Все это истинно и ясно удостоверено многими изречениями из писаний Моисея, из Псалмов, Пророков и нового Завета. Но, изучая историю Израиля, мы находим много поразительных примеров, представляющих нам людей, над которыми, милостию Божиею, исполнились дивные обетования, содержащиеся в 13-ом стихе, и исполнились в самые мрачные и унизительные периоды истории народа Израилева, когда как народ он был "хвостом, а не главою". Мы приведем два или три примера не только для того, чтобы уяснить этот вопрос, но и чтобы выдвинуть вперед принцип необыкновенно важный в его применении к жизни.

Возьмем, например, книгу "Есфирь", книгу мало понятную и оцененную, но занимающую важное место в числе других библейских книг и заключающую в себе урок, не встречаемый ни в какой другой книге. Она, конечно, относится к тому периоду времени, когда Израиль был не "главою, а хвостом", и, однако, мы находим в ней историю одного из сынов Авраамовых, достигшего своим похвальным поведением очень высокого положения и одержавшего славную победу над заклятым врагом Израиля.

Что же касается вообще поведения Израиля в дни Есфири, оно было таково, что Бог не мог открыто признать Израиль Своим народом. Потому то имя Божие ни разу не упоминается на страницах этой книги. Языческий народ был главою Израиля, а Израиль хвостом. Завет Иеговы с Богом не мог быть признан открыто, но сердце Иеговы никогда не могло бы забыть Иегову или Его святой закон; именно два этих факта и являются характерною чертою этой поучительной части слова Божия. Бог действовал в пользу Израиля тайно, Мардохей же явно действовал во имя Божие. Замечательно, что ни лучший друг Израиля, ни самый большой его враг ни разу не названы на страницах книги "Есфирь", хотя вся книга с начала до конца полна описанием действий того и другого. Любое звено чудной цепи событий, совершающихся на благо евреям, запечатлено перстом Божиим, тогда как, с другой стороны, непримиримая злоба Амалика (сатаны) обнаруживается в коварном заговоре надменного Агага.

Все это исполнено живого интереса. При изучении этой книги действительно можно воскликнуть: "Что, в отношении интереса, сравнится с этой дивной историей?" Но мы не можем слишком долго останавливаться на этих размышлениях. Мы упомянули об этой книге единственно для того, чтобы выдвинуть вперед невыразимую цену и важное значение верности отдельной личности в минуту упадка национальной славы Израиля. Мардохей оказался твердым, как кремень, в деле засвидетельствования истины Божией. Он доказывает непреклонное сопротивление Амалику. Он спасает Артаксерксу жизнь и подчиняется его власти, в которой видит проявление могущества Божия, но не хочет преклониться пред Аманом. В своем поведении он руководствовался исключительно Словом Божиим. Он действовал согласно словам, читаемым нами в Книге "Второзаконие": "Помни, как поступил с тобою Амалик на пути, когда вы шли из Египта; как он встретил тебя на пути, и побил сзади тебя всех ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся он Бога. Итак, когда Господь, Бог твой, успокоит тебя от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел, чтоб овладеть ею, изгладь память Амалика из поднебесной; не забудь" (гл. 25.17-19).

Это Божие повеление было понято всяким обрезанным ухом, всяким послушным сердцем, всякой искренней совестью. Так же ясен и смысл слов Книги "Исход" 17,14-16: "И сказал Господь Моисею: напиши сие для памяти в книгу, и внуши Иисусу, что Я совершенно изглажу память Амаликитян из поднебесной. И устроил Моисей жертвенник, и нарек ему имя: Иегова-Нисси (Господь знамя мое). Ибо, сказал он, рука на престоле Господа: брань у Господа против Амалика из рода в род".

Именно на этом основании Мардохей отказался оказать малейшую пощаду Аману. Как мог верный член дома Израилева преклониться пред человеком из дома, с которым Иегова был во вражде? Это было немыслимо. Мардохей мог одеться во вретище, мог поститься и плакать о своем народе, но он не мог, не хотел и не посмел бы преклониться пред Амаликом. Ему было безразлично, если бы его обвинили в гордости, в слепом упорстве, в бессмысленном ханжестве, или даже в постыдной узости понятий. Безумным могло показаться окружающим его нежелание воздать требуемые почести сильному земному владыке; но этот владыка был амаликитянин, и этого было вполне достаточно для Мардохея. Его видимое безумие было лишь беспрекословным послушанием Господу.

Это-то и сообщает особенный интерес, это-то и придает особенное значение рассматриваемым нами событиям. Ничто не может умалить нашу ответственность в вопросе нашего послушания Слову Божию. Можно было возразить Мардохею, что приказание, данное Амалику, было дано уже давно, что оно было приурочено к дням славы Израиля. Навину следовало, конечно, сражаться с Амаликом; Саулу также надлежало во исполнение слова Иеговы умертвить Агага; но во времена Есфири порядок вещей изменился; слава отступила от Израиля, поэтому напрасно было и стараться следовать указаниям, данным в Исх. 17 или Втор. 25.

Но подобные доводы, мы уверены в этом, не имели никакого значения для Мардохея. Ему достаточно было знать, что Иегова сказал: "Помни, как поступил Амалик с тобою... Не забудь". До каких пор эти слова сохраняли свое значение? "Из рода в род". Вражда Господа с Амаликом не должна была окончиться, пока само имя его и память о нем не изгладились из поднебесной. Почему? Да потому, что он жестоко и коварно поступил с Израилем. Такова была благость Божия по отношению к Его народу. Как после этого верный Богу израильтянин мог преклониться пред Амаликом? Сделал ли это Самуил? Нет, он "разрубил Агага пред Господом в Галгале" (1 Цар. 15,33). Как же мог преклониться пред ним Мардохей? Он ни в коем случае не мог этого сделать. Ему было безразлично то, что его ожидала виселица; его могли повесить, но не заставить воздать почести Амалику.

Каковы же были последствия этой преданности Богу? Последствия были удивительными. - С одной стороны, мы видим на престоле гордого амаликитянина, видим, что он окружен лучами царственного величия, славиться своим богатством, своим великолепием, своим высоким положением; и вот он уже готов сокрушить пол своими ногами семя Авраамово. С другой стороны, нам представляется Мардохей в пепле и во вретище. Мардохей, стоящий в слезах пред дворцом царя. Что он мог сделать? Подчиниться Господу. У него не было ни меча, ни власти, но у него было Слово Божие, и, полностью подчиняясь этому Слову, он одержал победу над Амаликом, такую же в своем роде решительную и блестящую, какою была победа, одержанная Иисусом Навином в Исх. 17. Такой победы не мог одержать и Саул, хотя и был окружен целым полчищем избранных воинов из двенадцати колен Израилевых. Амалик хотел добиться того, чтобы Мардохей был повешен; вместо этого он обязан был прислуживать ему, облечь его в царское одеяние и вывести его с почестями на городскую площадь. "И сказал Аман царю: тому человеку, которого царь хочет отличить почестию, пусть принесут одеяние царское, в которое одевается царь, и приведут коня, на котором ездит царь, возложат царский венец на голову его, и пусть подадут одеяние и коня в руки одному из первых князей царских, - и облекут того человека, которого царь хочет отличить почестию, и выведут его на коне на городскую площадь, и провозгласят пред ним: так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестию! И сказал царь Аману: тотчас же возьми одеяние и коня, как ты сказал, и сделай это Мардохею. Иудеянину, сидящему у царских ворот: ничего не опусти из того, что ты говорил. И взял Аман одеяние и коня, и облек Мардохея, и вывел его на коне на городскую площадь, и провозгласил пред ним: так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестию! И возвратился Мардохей к царским воротам, Аман же поспешил в дом свой, печальный и закрыв голову" (гл. 6,7-12).

Здесь, несомненно, Израиль был главою, а Амалик Хвостом; речь шла, конечно, не о всей нации, а об отдельном лице. Но это было лишь началом поражения Амалика и славы Израиля. Аман был повешен на дереве, которое он приготовил для Мардохея. "Мардохей вышел от царя в царском одеянии яхонтового и белого цвета, и в большом золотом венце и в мантии виссонной и пурпуровой. И город Сузы возвеселится и возрадовался" (8,15).

Но это еще не все. Слух о его чудесной победе разнесся по всюду во всех двадцати семи провинциях империи. "И во всякой области, и во всяком городе, во всяком месте, куда только доходило повеление царя и указ его, была радость у Иудеев и веселие, пиршество в праздничный день. И многие из народов страны сделались Иудеями, потому что напал на них страх пред Иудеями" (8,17). В довершение же всего мы читаем, что "Мардохей, был вторым по царе Артаксерексе и великим у Иудеев и любимым у множества братьев своих, ибо искал добра народу своему и говорил во благо всего племени своего" (гл. 10,3).

Не служит ли это поразительным доказательством того, что личная верность имеет важное значение в глазах Божиих? Не поощряет ли это нас твердо стоять за истину Божию, чего бы это нам не стоило? Посмотрите, каковы были удивительные последствия поведения одного человека! Многие склонны осудить Мардохея и счесть непонятным упорством с его стороны нежелание воздать почести главе империи. Но это было не так: это было с его стороны лишь послушанием, свойственным преданному Богу сердцу, и это повлекло за собою чудную победу, плоды которой сделались достоянием его братьев, живших во всех концах земли. Чтобы еще более осветить вопрос, возникающий при чтении Втор. 28, вспомним также Дан. 3 и 6. Там мы увидим, какие славные последствия влечет за собою личная верность человека пред истинным Богом во время полного исчезновения национальной славы Израиля, когда святой город и храм пребывали в разрушении. Три верные Богу души, мы видим, отказываются преклониться пред золотым истуканом. Они не страшатся царского гнева, восстают против общего мнения, решаются даже скорее быть брошенными в раскаленную печь, нежели ослушаться Бога Каковы же были последствия их верности Господу? Славная победа! Они ходят среди огня раскаленной печи вместе с Сыном Божиим; они были избавлены от нее, чтобы сделаться свидетелями и слугами Бога Всемогущего. Славное преимущество! Чудный подвиг! И все это было прямым последствием послушания. Если бы они последовали за толпой и преклонились пред национальным кумиром, чтобы этим избежать страшной печи, как много бы они потеряли! Но, благодарение Богу, они твердо отстояли свою приверженность великой основной истине, - поклонение единому Богу, истине, которая находилась в небрежении среди славы Соломонова царствования. Рассказ о верности трех отроков был записан для нас Духом Святым, чтобы поощрить нас неуклонно ходить стезею личной преданности Богу в мире, ненавидящем Бога и отвергающем Христа, и пред лицом христианского мира отвергающего истину. Невозможно читать этот рассказ без того, чтобы наш новый человек не был при этом воодушевлен искренним желанием всецело отдаться Христу и Его делу.

Изучение 6-ой главы производит подобное же впечатление. Мы не можем уделить слишком много времени этому повествованию. Мы хотим обратить наше внимание на рассказ, который может преподать назидание нашим душам и который имеет особую цену в дни нашего преступного равнодушия и любви к удобствам жизни, когда мы готовы легкомысленно свидетельствовать об истине нашими устами, тогда как в сущности мы так мало склонны всецело и безраздельно следовать за отраженным Спасителем или с беспрекословным послушанием подчиняться Его заповедям.

Пред лицом подобного холодного равнодушия отрадно читать повествование о верности Даниила. С непоколебимой решимостью не отступать от святой привычки он три раза в день молился пред открытым окном, обращенным к Иерусалиму, хотя он и знал, что за это его ждал львиный ров. Он мог закрыть свое окно, мог спустить занавеси; он мог молиться в глубине своей комнаты или ожидать для этого полуночи, когда его не мог видеть человеческий глаз, когда человеческое ухо не могло слышать его. Но нет; этот верный служитель Божий не хотел ставить свой светильник под сосуд или под кровать. Его воодушевляло только одно желание. Он хотел не только молиться единому Богу живому и истинному: он хотел молиться Ему с окнами, открытыми напротив Иерусалима. Почему же именно против Иерусалима? Потому что Иерусалим был установленным от Бога центром. Но не лежал ли город в развалинах? Правда, по суждению человеческому, это было именно так. Но для веры и с Божьей точки зрения Иерусалим был центром Божиим для Его земного народа. Он всегда был и всегда будет этим центром. И не только это; даже прах его драгоценен в очах Иеговы; потому Даниил полностью согласовывался с мыслями Божиими, открывая для молитвы окна напротив Иерусалима. Поступая так, он руководствовался точными указаниями Священного Писания, находимыми нами в 2 Пар. 6,28. "Когда они... обратятся к Тебе всем сердцем своим и всею душою своею в земле пленения своего, куда отведут их в плен, и будут молиться, обратившись к земле своей, которую Ты дал отцам их, и к городу, который избрал Ты, и к храму, который я построил имени Твоему, тогда услышь с неба". Вот на чем основывались действия Даниила: для него не имели значения ни мнения человеческие, ни чьи-либо угрозы или наказания. Он лучше предпочитал бы быть брошенным в ров львиный, нежели отказаться от истины Божией. Он предпочитал лучше перейти на небо с чистою совестью, чем оставаться на земле с совестью нечистою.

И каковы же были последствия его верности Богу? Чудная победа. "И поднят был Даниил изо рва, и никакого повреждения не оказалось на нем, потому что он веровал в Бога своего" (ст. 23).

Благословенный служитель Божий! Благородный свидетель! Конечно, в этом случае он был главою, а его враги были хвостом. Каким путем? Безусловным подчинением Слову Божию. Это особенно важно в наши дни; именно для того, чтобы осветить эту истину и для того, чтобы доказать всю важность ее значения, мы приводим в пример случаи, в которых особенно отразилась личная верность Богу в эпоху омрачения национальной славы Израиля, исчезновения его единства и отсутствия государственности. Это удивительно интересный факт, подкрепляющий и ободряющий наше сердце, напоминающий нам, что в самые мрачные дни истории Израиля как народа мы встречаем столь замечательные примеры веры и преданности Богу отдельных душ. Мы обращаем серьезное внимание читателя на эти вопросы, могущие укрепить и ободрить наши сердца и побудить нас твердо держаться истины Божией в наше время, когда нам приходится глубоко огорчаться теперешним состоянием Церкви. Это не значит, что мы должны рассчитывать непременно увидеть такие же быстрые поразительные и чудные последствия верности Богу отдельных лиц, свидетелями которых мы становимся в данном случае. Вопрос не в этом. Что особенно должно запасть в наше сердце, так это то, что, каково бы ни было в данную эпоху нравственное состояние народа, носящего на себе имя народа Божия, чаду Божию дано преимущество следовать узкой стезей личного послушания Богу, Слову и заповедям Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Это знаменательная истина для наших дней. Да научит нас Господь испытать на себе все святое и могущественное влияние этой истины! Мы находимся ввиду нынешнего положения вещей в большой опасности понизить уровень личной нашей преданности Богу. Это было бы роковым заблуждением, злым нарушением врага Христа и дела Его. Если бы Мардохей, Седрах, Мисах, Авденаго и Даниил поступили таким образом, к чему бы это привело?

Будем остерегаться этого, дорогой читатель. Будем всегда помнить, что наше дело, - повиноваться Богу, предоставляя Ему все последствия нашего послушания. Возможно, Он даст людям тотчас же увидеть благословенные последствия нашей покорности Ему; возможно, что Он и не обнаружит нам их сразу; в таком случае будем выжидать времени, когда очевидные доказательства нашей преданности Боге не возбудят в нас сомнения. Как бы то ни было, нашей прямой и явной обязанностью является хождение по лучезарной и благословенной стезе послушания, предназначенной нам заповедями чудного и великого Господа нашего Иисуса Христа. Да сделает нас Господь способными на это милостию Духа Святого! Да поможет Он нам всем сердцем отдать себя служению истине Божией, нимало не заботясь о мнении людей, которые нас быть может обвинят в узости, в ханжестве или нетерпимости. Нам нужно только одно, - неуклонно следовать за Господом.

Глава 29

Глава эта заканчивает собою второй большой раздел нашей книги. В ней заключается самое пламенное увещание к совести общества Божия. Здесь выражается как бы конспект применения к жизни всего предыдущего содержания этой глубокой, назидательной и утешительной Книги. "Вот слова завета, который Господь повелел Моисею поставить с сынами Израилевыми в земле Моавитской, кроме завета, который Господь поставил с ними на Хориве" (ст. 1). Мы уже упомянули об этом изречении, как о доказательстве наличия большой разницы, существующей между Книгою "Второзаконие" и предыдущею Книгою Пятикнижия Моисеева.

Но оно так же обращает внимание читателя и еще на один вопрос. Оно свидетельствует еще и об особом завете, заключенном Богом с детьми Израилевыми в земле Моавитской, завете, ради которого они должны были войти в землю Обетованную. Этот завет настолько же отличался от завета, заключенного с Авраамом, Исааком и Иаковом. Одним словом, то был не завет, основанный только на законе, не завет, основанный на одной благодати, а владычество Божие в связи с милостию Его.

Ясно, что Израиль не мог войти в землю Обетованную на основании завета, заключенного на Синае или на Хориве, потому что они всецело отступили от Бога, сделав себе золотого тельца. Они потеряли всякое право и всякое основание для обладания землею; только высшее милосердие Божие по отношению к ним, только пламенное заступничество за них Моисея спасли их от немедленного истребления. Не мог, очевидно, также Израиль войти в землю Божию и на основании завета заключенного с Авраамом, потому что, будь это так, они не могли бы быть изгнанными из нее. Ни обширность отданной им во владение земли, ни промежуток времени, в течение которого они владели ею, не соответствует принципам завета, заключенного с их отцами. Они вошли во временное и ограниченное обладание землею Ханаанскою согласно условиям завета, заключенного в земле Моавитской. Но они нарушили и завет Моавитской, подобно тому, как они нарушили завет горы Хорив другими словами, они одинаково нарушили и завет, основанный на служении закону, и завет, основанный на владычестве Божием, и за это они были изгнаны из своего наследия и рассеяны по лицу всей земли, согласно предначертаниям Бога, Владыки мира.

Но это не всегда будет так. Благодарение Богу всякой благодати, семя Авраама, друга Его, еще будет владеть землею Ханаанскою, еще испытает на себе всю полноту чудных обетовании, связанных с первым заветом. "Дары и призвание Божие непреложны" (Римл. 11,29). Дары и призвание не должны быть смешиваемы с законом Божиим. Гора Сион не может быть поставлена наравне с Хоривом и Моавом. Новый и вечный завет благодати, запечатленный драгоценною кровию Агнца Божия, получит свое славное осуществление; это случится буквально вопреки всем соединенным вместе силам земли и ада. "Вот наступают дни, говорит Господь, когда я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в то время, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской, - потому что они не прибыли в том завете Моем, и Я пренебрег их, говорит Господь. Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их и напишу их в сердцах их; и буду их Богом, а они будут Моим народом. И не будет учить каждый ближнего своего, и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня, потому что Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не вспомяну более. Говоря "новый", показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению" (Евр. 8,8-13).

Читателю не следует применять это чудное и драгоценное изречение к Церкви. Он нанес бы этим ущерб и истине Божией, и Церкви, и Израилю. Мы уже много раз настаивали на этом вопросе при изучении Пятикнижия. Мы имеем глубокое внутреннее убеждение, что никто, смешивающий историю Израиля и Церкви, не может понять, а тем более объяснить Слово Божие. Две эти вещи отличаются друг от друга, как небо от земли. Поэтому, если к Церкви мы относим то, что Бог говорит об Израиле, об Иерусалиме и о Сионе, это может только смешать все понятия. Эта система толкования Слова Божия отнимает всю ясность понимания, лишает Писания свойственных им святой точности и Божественной уверенности. Эта система повреждает чистоту истины, наносит ущерб нашему духовному развитию и замедляет успех в Божественной и в духовной жизни. Одним словом, мы не можем долго настаивать на том, чтобы, читатель остерегался этого ложного понимания Священного Писания.

Мы должны избегать стремления неправильно истолковывать пророчества Божий или неправильно применять Господни обетования. Мы не имеем ни какого права развивать свои мысли в Божественной сфере заветов; в 9-ой главе Послания к Римлянам Апостол утверждает, что они относятся к Израилю, и если мы пытаемся отнять их у отцов Ветхого Завета, приурочивая их в Церкви Божией, к телу Христову, мы поступаем так не по воле Божией. Церковь не входит в сферу действий Божиих по отношению к Израилю и к земле. Ее место, ее удел, ее преимущества, ее надежды - все небесное. Она появилась во дни отвержения Христа, чтобы быть взятой к Нему, туда, где Он теперь пребывает сокрытым в небесах, и она призвана разделить с Ним Его грядущую славу. Если читатель усвоил эту великую и славную истину, она очень поможет ему придавать всему надлежащее значение. Рассмотрим теперь применение к жизни и к совести всякого члена общества Божия сути всех вышеописанных событий. "И созвал Моисей всех сынов Израилевых, и сказал им: вы видели все, что сделал Господь пред глазами-вашими в земле Египетской с Фараоном, и всеми рабами его, и всею землею его, те великие казни, которые видели глаза твои, и те великие знамения и чудеса; но до сего дня не дал вам Господь сердца, чтобы разуметь, очей, чтобы видеть, и ушей, чтобы слышать" (ст. 2-4).

Все это необыкновенно торжественно. Самые удивительные знамения, самые великие чудеса могут совершаться пред нашими глазами, не производя при этом на сердце никакого действия. Все это может оказать мимолетное влияние на ум и на наши природные чувства; но пока совесть не озарится светом присутствия Божия, и пока сердце не окажется под непосредственным влиянием истины под действием Духа Божия, до тех пор душа остается не затронутой благодатию Божиею. На основании чудес Никодим признавал Христа пришедшим от Бога Учителем Израилевым; но этого было недостаточно. Ему следовало познать глубокое и чудесное значение истины: "Должно вам родиться свыше". Вера, основанная на чудесах, может и не принести сердцу ни спасения, ни благословения, ни сближения с Богом. В конце второй главы Евангелия от Иоанна мы читаем, что многие исповедовали имя Христа, видя Его чудеса: но "Он не доверялся им". В их сердцах не совершалось дело Божие, не было ничего, достойного доверия Христа. Необходимо иметь новую жизнь, новую природу, а этого не могут дать ни чудеса, ни знамения. Нам необходимо родиться свыше, родиться словом и Духом Божиим. Новая жизнь сообщается нетленным семенем Евангелия Божия, насажденным в сердце силою Духа Святого. Это не вера разума, основывающаяся на чудесах, а вера сердца в Сына Божия. Этой веры не давали ни служение закону, ни страх пред Богом, Владыкою мира. "Дар Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем" (Римл. 6,23). Чудный дар! Славный источник! Благословенный проводник! Да будет вечная хвала святому триединому Богу! "Сорок лет водил нас по пустыне, и одежды ваши на вас не обветшали, и обувь твоя не обветшала на ноге твоей. Хлеба вы не ели и вина и сикера не пили, дабы вы знали, что Я Господь, Бог ваш" (ст. 5-6). Трогательная заботливость! Сам Господь одевал и питал их. "Хлеб ангельский ел человек" (Пс. 77,25). Они не имели нужды ни в вине, ни в сикере, ни в возбуждающих средствах. Они "пили из духовного последующего камня; камень же был Христос" (1 Кор. 10,4). Этот чудный источник утолял их жажду в безводной пустыне, и небесная манна изо дня в день поддерживала их. Надо только уметь пользоваться этими Божественными источниками.

Но в этом отношении, увы, они оказались несостоятельными, уподобляясь в этом и нам. Им приелась небесная пища, душа их требовала другого. Как грустно, что и мы действуем так же! Как унизительно для нас, что мы так мало ценим Того, Кто должен быть для нас дороже всего на свете, что мы мало ценим Господа Иисуса, Которого Господь соделал нашею жизнию, нашим уделом, нашей целью, нашим "всем во всем"! Как ужасно сознавать, что наши сердца придерживаются тщеславия и утех этого жалкого преходящего мира, его богатства, его почестей, его отличий, его удовольствий, всех этих тленных временных благ, которые, если бы они даже и не проходили так быстро, не могут быть сравнены с "неисследимыми богатствами Христовыми". Господь по неизреченной милости Своей, "да даст нам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца наши, чтобы мы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта, и долгота, и глубина, и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы нам исполниться всею полнотою Божиею" (смотр. Ефес. 3,16-19). Да получит эта молитва ответ в глубоком и постоянном понимании каждого из нас!

"И когда пришли вы на место сие, выступил против нас Сион, царь Есевонский, и Ог, царь Васанский", - страшные и опасные враги Израиля, - "чтобы сразиться с нами" и мы поразили их. И взяли землю их, и отдали ее в удел колену Рувимову и Гадову и половине колена Манассина" (ст. 7-8). Дерзнет ли кто-либо сравнивать это с тем, что история повествует о вторжении испанцев в Южную Америку? Это было бы большим заблуждением, потому что Израиль имел бесспорное повеление от Бога определенным образом поступить с Сигоном и Огом, тогда как испанцы были совершенно не уполномочены Богом обрекать на истребление бедных невежественных дикарей Южной Америки. В этом заключается большая разница. Бог Своим властным авторитетом отвечает на всякое вопрошение и разрешает все трудности. Да впечатляется этот важный факт в нашем уме, и да предохранит он нас от всякого рода неверия. "Соблюдайте же слова завета сего", - завета земли Моавитской, - "и исполняйте их, чтобы вам иметь успех во всем, что ни будете делать" (ст. 9). Сердечное послушание Слову Божию всегда было и будет истинной и настоящей причиной успеха во всяком деле. Конечно, для христианина важен успех не в земных, не в материальных делах, а в получении благ небесных и духовных; и никогда не следует забывать, что успех в духовной жизни возможен только при безусловном повиновении всем заповедям возлюбленного Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. "Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, то, чего не пожелаете, просите, и будет вам; тем прославится Отец Мой, если вы принесете много плода, и будете Моими учениками. Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас; пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдаете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви" (Иоан. 15,7-10). Вот истинное счастие христианина. Да научит Господь нас стремиться к Нему всей душой и разумом достигать Его! "Все вы сегодня стоите пред лицом Господа, Бога вашего, начальника колен ваших, старейшины ваши, надзиратели ваши, все Израильтяне, дети ваши", - так трогательно и поучительно видеть, что здесь упомянуто и о детях, - "жены ваши и пришельцы твои, находящиеся в стане твоем, от секущего дрова твои до черпающего воду твою, чтобы вступить тебе в завет Господа, Бога твоего, и в клятвенный договор с Ним, который Господь, Бог твой, сегодня поставляет с тобою, дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом, как Он говорил тебе и как клялся отцам твоим, Аврааму, Исааку и Иакову. Не с вами только одними я поставляю сей завет и сей клятвенный договор, но как с теми, которые сегодня здесь с нами стоят пред лицом Господа, Бога нашего, так и с теми, которых нет здесь с нами сегодня. Ибо вы знаете, как мы жили в земле Египетской, и как мы проходили посреди народов, чрез которые вы прошли, и видели мерзости их и кумиры их, деревянные и каменные, серебряные и золотые, которые у них" (ст. 10-17).

Этот серьезный призыв не только обращается ко всем людям вообще, но и к каждому лицу в отдельности; необходимо серьезно это заметить. Мы всегда склонны обобщать факты и, таким образом, не применять истину непосредственно к нашей совести. Это опасное заблуждение, наносящее серьезный ущерб нашим душам. Каждый из нас обязан беспрекословно повиноваться заповедям нашего Господа. Только этим способом мы вступаем в живое общение с Богом, как и Моисей говорит народу: "Дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом". Это так возвышенно и вместе с тем так просто. Ничего здесь нет определенного, темного, мистического. Необходимо только крепко хранить Его заповеди в наших сердцах, чтобы их действие сказалось на нашей совести и проявилось в нашей жизни. Вот путь, которым мы осуществляем наше общение с нашим Богом и с нашим Господом и Спасителем Иисусом Христом.

Человек, воображающий, что может жить радостным чувством тесного общения с Богом, в то же время постоянно пренебрегая заповедями нашего Господа, становится игрушкой собственного воображения. "Если соблюдете заповеди мои, пребудете в любви Моей". Вот главный вопрос, взвесим это серьезно. "Если любите Меня, соблюдайте заповеди Мои". - "Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Матф. 7,21). - "Ибо, кто будет исполнять волю Отца Моего Небесного, тот Мне брат, и сестра и матерь" (Матф. 12,50). - "Обрезание ничто и необрезание ничто, но все в соблюдении заповедей Божиих" (1 Кор. 7,19).

Как важно повторять эти слова в дни современного нам упадка нравственности, в дни небрежного и светского отношения к заповедям Божиим! Да западут они глубоко в наши сердца, да завладеют они нашим нравственным существом, и да произведут они плоды в сердце каждого из нас! Необыкновенно важно применять их к жизни. Отстраняя от себя все, имеющее вид служения закону, мы рискуем впасть в другую крайность, - мы делаемся склонными отступать от соблюдения воли Божией. Вышеприведенные слова Священного Писания, -а подобных изречений существует множество, - ограждают нас от двух этих пагубных и опасных крайностей. Мы, правда, благодатию Божиею, получили святое установление, силою Слова и Духа Божия соделавшись чадами Божиими. Это уже в корне подрывает вредное семя служения закону.

Но с этим нашим положением связано очень многое; оно влечет за собою новые обязанности, оно возлагает на нас новую ответственность; признавая его, мы делаемся способными бороться с опасною для склонностью поощрять наши плотские вкусы. Если мы освобождаемся от служения делам закона, - а это нам даровано, как чадам Божиим, - это не значит, что нам более ничего не остается делать, не значит, что мы должны угождать самим себе; но все это должно вести нас к выполнению одной задачи: в нас должны появляться дела жизни, на славу Тому, Чье имя мы на себе носим, Кому мы принадлежим, и Кто, по различным причинам, имеет право на нашу любовь, наше послушание и посвящение нашей жизни служению Ему.

Да возникнет глубоко это сознание в наши сердца. Мы к этому, несомненно, призваны, и мы можем вполне рассчитывать на преизобильную благодать Господа нашего Иисуса Христа, чтобы сделаться достойными последовать этому призыву вопреки тысяче препятствий и трудностей, возникающих на нашем пути. В наших сердцах да совершается более могущественно дело Божие; да соделается особенно тесным наше общение с Богом, и да окажемся мы более верными учениками Христа, Господа нашего!

Прислушаемся теперь к властному голосу закона: он увещевает народ Божий, говоря: "Да не будет между вами мужчины или женщины, или рода или колена, которых сердце уклонилось бы ныне от Господа, Бога нашего, чтобы ходить служить богам тех народов; да не будет между вами корня, произращающего яд и полынь" (ст. 18).

Апостол пишет следующие замечательные слова в Послании к Евреям: "Наблюдайте, чтобы кто не лишился благодати Божией, чтобы какой горький корень, возникнув, не причинил вреда, и чтобы им не осквернились многие" (Евр. 12,15). Спасительное увещание, доказывающее великую ответственность всех христиан по отношению друг к другу, напоминающее, какою святою и глубокою заботливостью к ближнему должны быть исполнены наши сердца. Увы! это мало понимается и сознается всеми нами. Мы не все призваны быть учителями и пастырями, и вышеуказанное увещание и не обращено именно к ним. Оно относится ко всем христианам, и мы должны это помнить. Со всех сторон раздаются жалобы о недостатках пастырских забот, и действительно, в Церкви Божией ощущается недостаток истинных пастырей стада Христова наряду с отсутствием других духовных даров. Но много нельзя было и ожидать. Как можно рассчитывать увидеть избыток духовных даров при плачевном состоянии христианского общества? Дух оскорблен и унижен пагубными разделениями, нашими светскими вкусами, общим недостатком верности Богу. Следует ли нам удивляться нашей плачевной нищете?

Но среди всеобщего разрушения и духовного запустения наш чудный Господь и Спаситель оказывает нам Свое нежное и глубокое сострадание; и, если бы мы захотели смириться под крепкой Его рукой. Он вознес в милосердии Своем и сделал бы нас способными различными путями заполнить пробел, образующийся от отсутствия пастырских даров среди нас. С помощью Его драгоценной благодати мы могли бы с большею любовию, с большею мудростью заботиться друг о друге, о духовных успехах и о духовном равновесии друг друга.

Да не подумает читатель, что мы одобряем желание кого-либо вторгаться в духовную жизнь ближнего, поощряем свойственную нам иногда привычку подсматривать за ним. Да сохранит нас Господь от этого! Все это мы, напротив, считаем совершенно нетерпимым в Церкви Божией. Это несовместимо со святыми, нежными, ласковыми пастырскими заботами, о которых идет речь и которые так желательны в нашей среде.

Но читатель понимает, что, и всячески удаляясь от этого зла, мы можем тем не менее с любовью заботиться друг о друге, с молитвою проявляя святую и ревностную бдительность, не позволяющую возникнуть среди нас горькому корню. Мы, правда, не все призваны быть пастырями; правда также, что, к нашему огорчению, ощущается острый недостаток в истинных пастырях, дарованных Церкви ее Главою, - людей, одаренных истинно пастырскими могуществом и любовию. Это неоспоримый факт, и именно ввиду этого чада Божий должны были бы всюду умолять Господа исполнить их этою святою заботливостью, этою братскою любовью друг к другу; это восполнило бы существующий пробел необходимого сочувствия друг к другу. Ясно, что в Евр. 12 во всяком случае говорится не о пастырях. Это увещание относится ко всем чадам Божиим.

Как необходимо иметь в сердце попечение о нашем ближнем, и о каком грустном горьком корне говорит Апостол! Горек этот корень, далеко возрастают ветви его! Он причиняет неисправимое зло окружающим нас. Как многие оскверняются им! Сколько дружеских уз было им расторгнуто, сколько сердец было им сокрушено!

Да, читатель, часто любящий и дельный совет, братское участие, трогательное и нежное попечение, часто все это могло бы разрушить силу зла в самой ее основе, устраняя этим неисчислимую массу бед и скорби. Да научит нас Господь серьезно вникать во все это и с большею последовательностью просить Господа даровать нам необходимую благодать, чтобы делать все, зависящее от нас, для того, чтобы не допустить возникновения горького корня и его пагубного действия среди нас.

Но прислушаемся теперь и к другим серьезным и внушительным словам законоучителя. Он представляет нам картину конца человека, подавшего повод к возникновению горького корня.

"Такого человека, который, услышав слова проклятия сего, поклялся бы в сердце своем, говоря: "Я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего"; и пропадет таким образом сытый и голодный" (ст. 17). В пагубное обольщение впадает тот, кто говорит "мир, мир", когда мира нет, а есть лишь ожидание суда и грядущего гнева Божия. - "Не простит Господь такому, но тотчас возгорится гнев Господен и ярость Его на такого человека, и падет на него все проклятие завета сего, написанное в сей книге, и изгладит Господь имя его из поднебесной". (Ст. 20). Вместо ожидаемого мира возгорится гнев Божий. Страшное предостережение для всех, сеющих горький корень среди народа Божия, и для всех, сочувствующих им!

"И отделит его Господь на погибель от всех колен Израилевых, сообразно со всеми проклятиями завета, написанными в сей книге закона. И скажет последующий род, дети наши, которые будут после нас, и чужеземец, который прийдет из земли дальней, увидев поражение земли сей и болезни, которыми изнурит ее Господь: сера и соль, пожарище - вся земля; не засевается и не произращает она, и не выходит за ней никакой травы, как по истреблении Содома, Гомморы, Адмы и Севоима, которые ниспровергнет Господь во гневе Своем и в ярости Своей" (ст. 21-23). Какие многозначительные доказательства непреложности путей Божиих: подобно раскатам грома, они должны были поразить слух всех, "обращающих благодать Господа нашего в повод к распутству и отвергающихся единого Владыку Бога и Господа нашего Иисуса Христа" (Иуд. 4). - "И скажут все народы: за что Господь так поступил с сею землею? Какая великая ярость гнева Его! И скажут: за то, что они оставили завет Господа, Бога отцов своих, который Он поставил с ними, когда вывел их из земли Египетской, и пошли и стали служить иным богам и поклоняться им, богам, которых они не знали, и которых Он не назначал им; за то возгорелся гнев Господа на землю сию, и навел Он на нее все проклятия завета, написанные в сей книге; и извергнул их Господь из земли их в гневе, ярости и великом негодовании, и поверг их на другую землю, как ныне видим" (ст. 24-28). Как знаменательны, читатель, эти слова, и как подтверждают они слова Павла: "Страшно впасть в руки Бога живого". И еще: "Бог наш есть огнь поядающий". Как следовало бы нам прислушиваться к подобным увещаниям, потому что мы, конечно, призваны выносить назидание из истории путей Божиих относительно народа израильского, В Римл. 11 мы находим ясные и убедительные доказательства истинного смысла этих слов. Говоря о суде Божием, ожидающем пребывающие в неверии маслины, Апостол обращается к христианам со следующим увещанием: "Если же некоторые из ветвей отломились, а ты, дикая маслина, привился на место их и стал сообщником корня и сока маслины, то не превозносись пред ветвями. Если же превозносишься, то вспомни, что не ты корень держишь, но корень тебя. Скажешь: ветви отломились, чтобы мне привиться. Хорошо. Они отломились неверием, а ты держишься верою: не гордись, но бойся. Ибо если Бог не пощадил природных ветвей, то смотри, пощадит ли и тебя. Итак видишь благость и строгость Божию: строгость к отпадшим, а благость к тебе, если пребудешь к благости Божией: иначе и ты будешь отсечен" (Римл. 11,17-22).

Как страшно видеть, что тысячи душ стремятся к удовольствиям мира сего и слепо и безрассудно служат своим безумным страстям, скатываясь в пропасть вечной, непреходящей погибели. В Своей бесконечной милости, по могуществу Своего Духа и по властной силе Своего Слова да пробудит Господь в сердцах искупленных Своих более глубокое и более действенное сознание всей важности этого вопроса. Прежде, чем закончить рассмотрение этой главы, мы должны обратить внимание читателя на ее последний стих. Это одно из мало понятных и неверно толкуемых изречений. "Сокрытое принадлежит Господу, Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим до века, чтобы мы исполняли все слова закона сего" (ст. 29). Этот стих всегда приводят в доказательство того, что не следует углубляться в познание тайн Божиих; на самом деле его значение совершенно иное: "открытое" это то, что было описано в предыдущей главе этой книги; "сокрытое" же, с другой стороны, обозначает источники благодати, которые Господь имеет в виду и которые Он проявит, когда Его народ окажется полностью несостоятельным выполнить "все, написанное в законе". Открытое - это то, что Израиль должен был бы сделать и чего он не выполнил; сокрытое - это то, что Бог желает совершить, вопреки постыдному и преступному отступничеству Израиля, описанному в последующих главах; это чудные предначертания Божественной благодати и высшего милосердия, которые будут проявлены, когда Израиль основательно усвоит все, чему научит его полное отступление от заветов земли Моавитской и горы Хорива. Поэтому это изречение, будучи хорошо понято, не только не согласуется с его общепринятым толкованием, но скорее поощряет сердце исследовать то, что хотя и было сокрыто от Израиля в равнинах Моавитских, нам открыто всецело и ясно для нашего поучения, для нашего утешения и назидания. [Слова, читаемые в 1 Кор. 2,9, также бывают неверно поняты и неправильно применяемы. "Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его". В этих словах многие видят указание, что нам ничего не дано знать о том, что Бог приготовил для нас. Но следующий же стих доказывает неправильность подобного понимания; там говорится: "А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божий. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божиего никто не знает, кроме Духа Божия. Но мы", - т.е. дети Божий, - "приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога" (ст. 10-12). Таким образом, это изречение, равно как и изречение Втор. 29,29 имеет совершенно иное значение чем то, которое приписывают последнему из этих стихов. Все это доказывает, как важно сопоставлять и исследовать смысл различных изречений Слова Божия.]

Дух Святой сошел на землю в день Пятидесятницы, чтобы открыть ученикам Христовым всю истину. Писания отличаются необыкновенною полнотою; в них открыты все намерения и предначертания Божий. Тайна Церкви восполняет весь круг божественной правды. Апостол Иоанн мог сказать всем детям Божиим: "Вы имеете помазание от Святого, и знаете все" (1 Иоан. 2,20).

Таким образом, мы видим, что весь Новый завет исполнен явными доказательствами превратного понимания слов Втор. 29,29. - Мы настаиваем на этом факте, зная, как ложное толкование этих изречений вредно отзывается на духовном успехе некоторых дорогих чад Божиих в вопросе изучения ими тайн Божиих. Враг всегда старается держать души в темноте, тогда как им следовало бы ходить в чудном свете Божественного Откровения; он силится удержать их в положении младенцев, питающихся молоком, тогда как им следовало бы быть зрелыми мужами, дабы питаться твердою пищею, в таком обилии дарованною Церкви Божией. Мы только в слабой мере видим, как огорчен Дух Божий, и как бесславится имя Христово низким духовным уровнем христианской жизни. Лишь немногие знают все, "дарованное нам от Бога". Где и кем поняты, оценены и осуществлены дарованные христианину преимущества? Как ограничено наше понимание даров Божиих, и как медлителен наш рост в этом отношении! Как слабо проявление в нашей жизни истины Божией! Мы являемся крайне неотчетливо написанным письмом Христовым.

Взвесим, дорогой читатель, все это тщательно в присутствии Божием. Будем с искренним сердцем искать причину нашей духовной скудности; осудим эту причину и удалим ее из нашего сердца, дабы мы получили возможность с большею верностью свидетельствовать, Кому мы принадлежим и Кому мы служим. Да будет ясно для всякого, что Христос есть единственная наша цель.

Глава 30

Содержание этой главы исполнено глубокого интереса и весьма важного значения. Оно заключает в себе пророческий смысл и описывает нам нечто "сокрытое", о котором идет речь в предыдущей главе. В этой главе указываются драгоценные источники, скрывающиеся в сердце Божием, которые будут явлены, когда полностью отступивший от закона Израиль будет рассеян по всем царствам земли.

"Когда прийдут на тебя все слова сии, - благословение и проклятие, которые изложил я тебе, и примешь их к сердцу своему среди всех народов, в которых рассеет тебя Господь, Бог твой, и обратишься к Господу, Богу твоему, и послушаешь гласа Его, как я заповедую тебе сегодня, ты и сыны твои, от всего сердца твоего, и от всей души твоей: тогда Господь, Бог твой, возвратит пленных твоих, и умилосердится над тобою, и опять соберет тебя от всех народов, между которыми рассеет тебя Господь, Бог твой" (ст. 1-3). Как все это трогательно и прекрасно! Речь идет не о*соблюдении закона: это нечто гораздо более глубокое и драгоценное, это отдача всей души и всего сердца Иегове в такие дни, когда точное соблюдение закона сделалось совершенно невозможным. Это сердце смиренное и сокрушенное, обращающееся к Богу, с нежным и глубоким состраданием принимающему это сердце. Таково истинное благословение, сказывающееся во всяком месте и во всякое время. Это нечто, стоящее несравненно выше всех обстоятельств жизни. Это Сам Бог во всей Своей полноте, во всем Своем совершенстве, Бог, принимающий кающуюся душу; мы поистине можем сказать, что когда эта встреча совершится, вопрос получит Божественное решение.

Для читателя должно быть вполне очевидно, что все, теперь рассматриваемое нами так же далеко от служения закону и от искания праведности человеческой, как небо далеко от земли. Первый стих нашей главы самым наглядным образом доказывает, что народ израильский представлен нам здесь таким образом, что служение закону при этом оказывалось совершенно невозможным. Но, благодарение Богу, нет на всей земле места, достаточно удаленного, где сердце не могло бы обратиться к Богу.

Если руки не могли вознести жертву на жертвенник, если ноги не были способны дойти до места, назначенного для поклонения Богу, сердце все-таки могло приблизиться к Богу. Да, жалкое, ранимое, смиренное и сокрушенное сердце могло непосредственно подойти к Богу, и Бог, по глубине сострадания Своего и по нежному милосердию Своему, мог снизойти до этого сердца, перевязать его раны, до избытка наполнить его чудными утешениями Своей любви и полною радостью Своего спасения.

Но вникнем еще глубже в значение "сокрытого, принадлежащего Богу", в нечто, превосходящее всякое разумение человеческое. "Хотя бы ты был разъяснен до края неба, и оттуда соберет тебя Господь, Бог твой, и оттуда возьмет тебя, и приведет тебя Господь, Бог твой, в землю, которою овладели отцы твои, и получишь ее во владение, и облагодетельствует тебя, и размножит тебя более отцов твоих" (ст. 4-5).

Это утешительные слова, но существует нечто еще высшее. Господь не только соберет их, приведет их в землю, размножит и облагодетельствует их, но Он еще и произведет глубокую работу в их сердцах; и действие благодати на их душу окажется сильнее и глубже внешнего благоденствия. "И обрежет, Господь, Бог твой, сердце твое, и сердце потомства твоего, чтобы ты любил Господа, Бога твоего, от всего сердца твоего, и от всей души твоей, дабы жить тебе. Тогда Господь, Бог твой, все проклятия сии обратит на врагов твоих и ненавидящих тебя, которые гнали тебя. А ты обратишься и будешь слушать гласа Господа, и исполнять все заповеди Его, которые заповедую тебе сегодня" (ст. 6-8). Слова эти дышат несравненной нравственной красотой. Пред нами рисуется облик народа, собранного воедино, приведенного в желанную землю, умноженного, залитого благословениями Божиими, получившего обрезание сердца, полностью преданного Иегове и от всего сердца послушного всем святым заповедям Божиим. Есть ли на земле более благословенный народ?

"С избытком даст тебе Господь, Бог твой, успех во всяком деле рук твоих, в плоде чрева твоего, в плоде скота твоего, в плоде земли твоей: ибо снова радоваться будет Господь о тебе, как Он радовался об отцах твоих, если будешь слушать Господа, Бога твоего, соблюдая заповеди Его и постановления Его, написание в сей книге закона, если обратишься к Господу, Богу твоему, всем сердцем твоим и всею душою. Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека. Она не на небе, чтобы можно было говорить: кто взошел бы для нас на небо, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее? И не за морем она, чтобы можно было говорить: кто сходил бы для нас за море, и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее? Но весьма близко к тебе слово сие; оно в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его" (ст. 9-14).

Это особенно поучительные слова. Они дают ключ к уразумению "сокрытого", о котором мы говорили, и выдвигает вперед великие принципы правосудия Божия, в живую и поразительную противоположность со всякого рода праведностью от закона. Согласно этому слову, безразлично, где именно находится душа: "Весьма близко к тебе слово сие". Оно не может быть ближе этого; потому что оно "в устах твоих и в сердце твоем". Оно вполне доступно для всякого из нас. Если бы это слово было малодоступно и далеко от нас, мы могли бы считать себя неспособными его достичь. Но на самом деле это не так; нам не нужно прибегать ни к помощи рук, ни к помощи ног в этом важном вопросе. Здесь вся суть вопроса сосредотачивается в сердце к в устах.

Об этом изречении упоминается в Римл. 10. Приведем слова этого Послания. "Братия! желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией. Потому что конец закона Христос, к праведности всякого верующего. Моисей пишет о праведности от закона: исполнивший его человек жив будет им. А праведность от веры так говорит: не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо? то есть, Христа свести. Или кто сойдет в бездну? то есть, Христа из мертвых возвести? Но что говорит Писание? Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть, слово веры, которое проповедуем. Ибо если устами твоими будешь исповедовать Иисуса Христа, и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься. Потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению. Ибо Писание говорит: всякий верующий в Него, не постыдится" (ст. 1-11).

Заметьте слово: "всякий". Это слово относится и к евреям. Оно принадлежит и им, бедным изгнанникам, где бы они не находились, хотя бы они были рассеяны до крайних пределов земли, в таких обстоятельствах, при которых послушание закону совершенно невозможно; но богатая и драгоценная благодать Божия и славное спасение Господа могли встретить их и в глубокой их беспомощности. Если еврею было невозможно соблюсти закон, он мог своими устами исповедовать Господа и своим сердцем уверовать в Господа Иисуса, как во Христа воскресшего; в этом и заключается спасение.

Но, однако, слово "всякий" не может относится исключительно к еврею; потому Апостол говорит: "Нет различия между Иудеем и Еллином". Во дни служения закону разница была очень большая. Глубокая и резкая граница проведена была законодателем между иудеем и эллином; но эта разница сгладилась по двум причинам: во-первых потому, что "все согрешили и лишены славы Божией" (Римл. 3,23), а во-вторых, потому, что "один Господь у всех, богатый для всех, призывающий Его. Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Римл. 10,12-13).

Сколько благословений заключается в простых словах: "призывать" - "верить" - "исповедовать". Ничто не сравнимо со славою, заключающеюся в них; это, конечно, требует, чтобы душа была искренне предана Богу, чтобы сердце было всецело отдано Ему. Бог ищет искренности. Недостаточно иметь формальную веру, недостаточно иметь бессвязные знания в уме; чтобы в душе жила вера Божия, производимая в сердце Духом Святым, вера живая, устанавливающая вечную Божественную связь души со Христом.

За верою следует ее исповедание устами, что необыкновенно важно. Многие могут сказать: "Я имею веру в сердце, но не умею выставлять ее напоказ; я не болтливого характера: я люблю жить своими внутренними чувствами. Это мое личное дело отношения с Богом; я не нахожу нужным навязывать другим мои религиозные верования. Многие люди, всем и каждому твердящие о своей вере, оказывают свою духовную несостоятельность в частной жизни, и, конечно, мне не хочется быть на них похожим. Не люблю заставлять о себе говорить. Мне нужны действия, а не слова".

Все это кажется очень логичным, но ни минуты не может устоять пред свидетельством слов Римл. 10,9. Исповедание устами необходимо. Многие из принадлежащих Христу душ страшатся порицания, которое навлекло бы на них исповедание Его драгоценного имени. Они очень желают попасть на небо после смерти, но не желают отождествлять здесь, на земле, со Христом отверженным. Бог не благоволит к этому. Он ожидает, чтобы искупленные Его чада искренне, безбоязненно и открыто исповедовали Христа пред лицом враждебного Богу мира. Этого же выступления с нашей стороны ожидает и Христос. Он говорит, что того, кто исповедует Его пред людьми, исповедует и Он пред Ангелами Божиими: если же кто отречется от Него пред людьми, от того отречется и Он пред Ангелами Божиими. В поведении распятого на кресте разбойника сказались два принципа спасительной истинной веры. Он поверил сердцем и исповедал Христа Своими устами. Он открыто пошел вразрез со всеми взглядами окружавшего его мира в самом насущном вопросе, - в вере во Христа. Он открыт был учеником Христа. О, если бы оказалось больше таких Его последователей! Сколько встречается христиан нерешительных, холодных и двойственных, христиан, оскорбляющих Духа Божия, огорчающих Христа, не заслуживающих одобрения Божия! Как приятно было бы видеть откровенную решимость, ясное и живое свидетельство о нашем Господе Иисусе Христе! Да живет Господь Духом Своим сердца всех нас, и да дарует Он нам более полное посвящение сердца Тому, Кто отдал жизнь Свою, дабы избавить нас от вечного пламени.

Мы закончим изучение этого раздела, приведя читателю последние стихи нашей главы, в которых Моисей особенно трогательно обращается к сердцу и к совести народа Божия.

"Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло" (ст. 15). Так всегда выражается владычество Божие. Это два неразделимо соединенных факта. Да не дерзает кто-либо пробовать ослабить их связь. Бог воздаст каждому по делам его: тем, которые постоянством в добром деле ищут славы, чести и бессмертия, жизнь вечную, а тем, которые упорствуют и не покоряются истине, но предаются неправде, ярость и гнев. Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое, во-первых Иудея, потом и Еллина! Напротив слава и честь и мир всякому, делающему доброе, во-первых Иудею, потом и Еллину! Ибо нет лицеприятия у Бога" (Римл. 2,6-11).

В этом изречении Апостол не старается вникнуть в вопрос, может или нет человек достичь славы Божией; он только устанавливает факт, присущий всем временам, всем домостроительствам, всякому правлению и законодательству; "Бог воздаст каждому по делам его" - это остается непреложным фактом. Будем всегда помнить эту важную истину. Нас может быть спросят: "Разве христианин не под благодатью?" Благодарение Богу, это так; но умаляет ли это вышеприведенный великий принцип владычества Божия? Напротив, это усиливает его значение и подтверждает его.

Мне могут еще возразить: "Может ли делать добро человек невозрожденный?" Мы на это ответим, что об этом ни слова не говорится в вышеприведенных словах Апостола. Всякая наученная Богом душа знает, чувствует и сознает, что ни один атом добра в мире никогда не был совершен помимо благодати Божией, что предоставленный самому себе постоянно делать зло, и одно только зло. "Всякое деяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отцов светов" (Иак. 1,17). Всякая благочестивая душа с благодарностью в сердце сознает эту драгоценную истину Божию, но это нисколько не изменяет описанного во Втор. 30 и подтвержденного в Римл. 11 факта, что жизнь и добро, смерть и зло соединены вместе непрерывною связью. Да поможет нам Господь никогда этого не забывать!

"Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло, я, который заповедую тебе сегодня любить Господа, Бога твоего, ходить по путям Его, и исполнять заповеди Его, и постановления Его, и постановление Его и законы Его; и будешь ты жить и размножаться, и благословит тебя Господь, Бог твой, на земле, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею. Если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвращаю вам сегодня, что вы погибнете, и не пробудете долго на земле, для овладения которою ты переходишь Иордан. Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа, Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему", - это важно и необходимо для всякого из нас и является источником и силою истинной религии всех времен, - "ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову, дать им" (ст. 15-20).

Так торжественно звучит это последнее увещание, полностью гармонирующее с тоном и характером всей Книги "Второзаконие", - этой замечательной с начала до конца Книги, сплошь наполненной разными увещаниями законодателя. Ничего более трогательного мы не встречаем в других частях Пятикнижия. Любая книга, как мы уже говорили, имеет свою особенную цель, свою задачу, свой характер; таким образом, увещание составляет до конца главную цель Книги "Второзаконие"; ее основание служит Слово Божие; ее главною задачею является внушение искреннего, полного послушания, основанного на принципе заключенного с Богом завета и на дарованных Израилю преимуществах.

Глава 31

Здесь, мы видим, сердце Моисея еще раз с глубокою нежностью и с любящею заботливостью обращается к обществу Божию, как бы будучи не в силах прекратить обращение к ним увещания. Он чувствовал их нужды, предвидел угрожавшие им опасности, и, как истинный и верный пастырь, старался предупредить их об ожидавших их затруднениях со всею нежностью своего горевшего любовию сердца. Нельзя читать его последние слова и не проникнуться сказывающеюся в них торжественностью. Они напоминают нам трогательные прощальные слова, с которыми Апостол Павел обращался к Ефеся-нам. Оба эти верных служителя Божия глубоко сознавали всю серьезность своего положения и положения тех, к которым обращались их слова. Они понимали всю важность интересов, о которых идет речь, равно как и насущную необходимость воздействовать на их сердце и на их совесть. Это объясняет, так сказать, грозную торжественность увещаний. Все, действительно вникающие в положение и в судьбу народа Божия в мире сем, не могут не относиться к нему серьезно. Задушевность, которою дышат эти слова, духовный смысл, сокрытый в них, невольно сообщают необыкновенную важность и особенную проникновенную силу высказываемому свидетельству: "И пошел Моисей, и говорил слова сии всем сынам Израиля, и сказал им: теперь мне сто двадцать лет, я не могу уже выходить и входить, и Господь сказал мне: ты не перейдешь Иордан сей" (ст. 1-2). Как трогательно, что здесь Моисей говорит о своем престарелом возрасте и о путях Божиих по отношению к самому себе. Упоминая о них, Моисей, очевидно, руководствовался единою це-лию, - как можно больше воздействовать своим увещанием на сердце и совести народа, увеличить значение нравственного рычага, посредством которого он хотел внушить народу послушание Богу. Если он упоминает здесь о своей седине, или если он указывает на святой приговор Божий, постигший его, он делает это конечно не с целью говорить о самом себе, о своих обстоятельствах жизни и о своих чувствах; он только старается всеми способами затронуть самые глубокие струны их нравственного существа.

"Господь, Бог твой, Сам пойдет пред тобою; Он истребит народы сии от лица твоего, и ты овладеешь ими; Иисус пойдет пред тобою, как говорил Господь. И поступит Господь с ними так же, как Он поступил с Сигоном и Огом, царями Аморрейскими, и с землею их, которых Он истребил. И предаст их Господь вам, и вы поступите с ними по всем заповедям, какие заповедал Я вам" (ст. 3-5). Никакой жалобы,никакого ропота не вырвалось из уст Моисея относительно постигшего его приговора Божия; не было в нем ни тени зависти или ревности по отношению к тому, кто должен был занять его место; напротив, всякое личное эгоистическое соображение исчезло пред единой и великой целью, - пред желанием внушить народу решимость твердо и неуклонно следовать стезею послушания, которая всегда была, есть и останется стезею победы, благословения и мира.

"Будьте тверды и мужественны, не бойтесь и не страшитесь их, ибо Господь, Бог твой, Сам пойдет с тобою, и не отступит от тебя и не оставит тебя" (ст. 6). Какие это драгоценные и ободрительные слова, дорогой читатель! Как чудно они освобождают душу от всякого неблагоприятного влияния на нее! Сознание присутствия Божия и воспоминание о путях любви Его по отношению к нам в нашем прошлом всегда будут истинной причиной силы, дающей нам возможность идти вперед. Могущественная рука, поразившая Сигона и Ога, могла победить также и всех царей ханаанских. Амореи были так же опасны, как и хананеи; но Господь был сильнее их всех, вместе взятых. "Боже, мы слышали ушами своими, отцы наши рассказывали нам о деле, какое Ты создал во дни их, во дни древние; Ты рукою Твоею истребил народы, а их насадил; поразил племена, и изгнал их" (Пс. 43,2-3).

Здесь представляется нам изгоняющим народы десницею Своею. Это дает ответ на все доводы, на все возражения, которые создает болезненная сентиментальность. Как часто представления людей о путях Божиих бывают поверхностными и неверными! Как несовершенно и ограничено наше представление о Его характере и о Его действиях! Как безумно пытаться применять к Богу мерку, создаваемую нашими чувствами и нашими человеческими понятиями! Моисей совершенно не руководствовался этими чувствами, обращая к Израилю чудное приведенное выше увещание. Он имел познание о важности и о превосходстве владычества Божия; он сознавал всю цену преимущества иметь Бога своим щитом в день брани, защитою и прибежищем в день печали и опасности.

Прислушаемся к ободрительным словам, обращенным к человеку, который призван был заместить его: "И призвал Моисей Иисуса, и пред очами всех Израильтян сказал ему: будь тверд и мужествен, ибо ты войдешь с народом сии в землю, которую Господь клялся отцам его, дать ему, и ты разделишь ее на уделы ему. Господь Сам пойдет пред тобою, Сам будет с тобою, не отступит от тебя и не оставит тебя; не бойся и не ужасайся" (ст. 7-8).

Иисус Навин нуждался в словах, обращенных лично к нему, призванному занять выдающееся место во главе общества Божия. Но то, что ему сказано, заключает в себе то же увещание, которое обращено и ко всему обществу Божию. Он получает уверенность, что присутствие и сила Божия пребывают с ним. И это должно было подкреплять всех и каждого в отдельности, этого было достаточно для самого немощного члена общества Божия, равно как и для Иисуса Навина. Да, читатель, этого достаточно и для тебя, кто бы ты ни был, какова бы ни была сфера твоей деятельности. Какие бы опасности ил" трудности нас ни окружали, это безразлично; наш Бог восполняет все наши нужды. Если б мы всегда сознавали присутствие Божие среди нас, если б мы руководствовались чувством авторитетности Слова Божия при выполнении порученного нам Богом дела, мы могли бы смело идти вперед вопреки всем препятствиям и всем козням врага.

"И написал Моисей закон сей, и отдал его священникам, сынам Невинным, носящим ковчег завета Господня, и всем старейшинам сынов Израилевых. И завещал им Моисей и сказал: по прошествии семи лет, в год отпущения, в праздник кущей, когда весь Израиль прийдет явиться пред лицо Господа, Бога твоего, на место, которое изберет Господь, читай сей закон пред всем Израилем вслух его. Собери народ, мужей и жен, и детей, и пришельцев твоих, которые будут в жилищах твоих, чтоб они слушали и учились, и чтобы боялись Господа, Бога вашего, и старались исполнять все слова закона сего. И сыны их, которые не знают сего, услышат и научатся бояться Господа, Бога вашего, во все дни, доколе вы будете жить на земле, в которую вы переходите за Иордан, чтобы овладеть ею" (Ст, 9-13).

Здесь обращают на себя внимание два факта. Прежде всего факт, что Иегова придавал самое важное значение тому, чтобы Его народ открыто собирался вместе с целью слушать Слово Божие. "Всему Израилю", - мужам, женщинам и детям, даже пришельцу, присоединившемуся к ним - всем было повелено собираться вместе для чтения книги закона Божия, дабы научиться познавать святую волю Божию и их обязанности. Каждый член общества Божия, начиная со стариков и кончая самым малым ребенком, должен был быть поставлен в непосредственное и личное соприкосновение с открыто явленной волей Божией, чтобы всякий из них проникся сознанием лежащей на нем ответственности.

Во-вторых, нам важно отметить факт, что сыны Израилевы должны собираться пред лицом Иеговы, дабы внимать Слову Его. Две эти обязанности заключают в себе важное поучение для всех членов Церкви Божией, поучение необыкновенно важное, потому что оба этих пункта очень часто упускаются нами из виду. Нам недостает, - мы должны, к сожалению, в этом признаться, -внутренней сосредоточенности при чтении Священного писания. Слово Божие как бы не имеет для нас привлекательности в данной мере, заставляющей нас объединяться вокруг него. Является желание слышать красноречивого проповедника, умилительное пение, - душа ищет всего, кроме драгоценного Слова Божия. На это могут возразить, что каждый имеет у себя под рукою Слово Божие, Что времена изменились, что каждый имеет возможность читать Библию дома, а потому и нет необходимости ее читать вместе с другими. Но подобные извинения не могут ни минуты устоять пред лицом истины: будем уверены, что, если бы Слово Божие пользовалось большею любовию, если бы ему придавалось больше места в семье, его читали бы больше и сообща с другими чадами Божиими. Мы находили бы отрадным собираться вместе у источника Священного Писания, дабы освежаться его живыми водами в святом общении друг с другом.

На самом же деле это не так. Слово Божие не пользуется любовию и не изучается ни в обществе, ни в семье. Литература нездорового направления имеет успех; тысячи людей стремятся за дорогую плату услышать хорошую музыку; но как мало душ, с такою же ревностью стремящихся услышать чтение Слова Божия! Все это факты, факты же представляют из себя доводы, не допускающие противоречий. Чувствуется возрастающая жажда религиозного возбуждения и постоянно увеличивающееся отвращение к спокойному изучению Священного Писания и к духовному назиданию. Нельзя отрицать это или закрыть на это глаза: это подтверждается наличием многочисленных доказательств.

Однако благодарение Богу, то нам, то здесь встречаются души, искренне любящие Слово Божие и находящие радость в том, чтобы сообща изучать его драгоценные истины. Да умножит Господь число подобных душ, и да благословит Он их обильно! Присоединимся к ним и мы, проходя земное наше поприще. Таких душ, может быть, и немного, но они при всей своей немощи любят Христа и льнут к Его Слову; они с радостью собираются вместе, чтобы размышлять о Нем, говорить о нем и прославлять Его. Господь да хранит их да дарует им Свое благословение. Он да совершает с большею силою дело Свое их сердцах; Он да соединит их все теснее и теснее с Самим Собою и друг с другом и таким путем да приготовит их к появлению "Звезды светлой и утренней!"

Теперь вернемся к рассмотрению последних стихов нашей главы, в которых Иегова с самыми трогательными словами обращается к Своему возлюбленному служителю, говоря ему о ожидающей его смерти и о мрачной и грустной будущности Израильского народа. "И сказал Господь Моисею: вот, дни твои приблизились к смерти; призови Иисуса, и станьте у скинии собрания, и Я дам ему наставления. И пришел Моисей и Иисус, и стали у скинии собрания. И явился Господь в скинии, в столпе облачном, и стал облачный у входа в скинии. И сказал Господь Моисею: вот, ты почиешь с отцами твоими, и станет народ сей блудно ходить в следе чужих богов той земли, в которую он вступает, и оставит Меня, и нарушит завет Мой, который Я поставил с ним. И возгорится гнев Мой на него в тот день, и Я оставлю их и сокрою лицо Мое от них, и он истреблен будет, и постигнут его многие бедствия и скорби, и скажет он в тот день: не потому ли постигли меня сии бедствия, что нет Бога моего среди меня? И Я сокрою лицо Мое от него в тот день за все беззакония его, которые он сделает, обратившись к иным богам" (ст. 14-18).

Умножаются скорби у тех, которые текут к богу чужому". Так говорит в 15-ом Псалме Дух Божий. Израиль в своем прошлом, настоящем и будущем будет служить наглядным примером справедливости этих слов. История его прошлого, его рассеяние, его нынешний упадок, особенно же "великая скорбь", чрез которую ему предстоит пройти, - все клонится к тому, чтобы подтверждать и развивать истину, что особенно и неизбежно увеличиваются наши скорби, когда мы отвращаем наше лицо от Господа и ищем удовлетворения в земных источниках.

Это одно из многочисленных назиданий, черпаемых нами в чудесной истории семени Авраамова. Да поможет нам Господь их твердо усвоить, и да обратятся к Нему всецело наши сердца, со святою решимостью отвраща-ясь от всего остального. В этом, мы уверены,заключается единственный верный путь к истинному счастию и миру. Да научит нас Господь постоянно держаться этого пути.

"Итак напишите себе слова песни сей, и научи ей сынов Израилевых, и вложи ее в уста их, чтобы песнь сия была Мне свидетельством на сынов Израилевых, Ибо Я введу их в землю, как Я клялся отцам их, где течет молоко и мед, и они будут есть и насыщаться, и утучнеют, и обратятся к иным богам, и будут служить им, а Меня отвергнут и нарушат Мой завет. И когда постигнут их многие бедствия и скорби, тогда песнь сия будет против них свидетельством, ибо она не выйдет из уст потомства их. Я знаю мысли их, которые они имеют ныне, прежде, нежели Я ввел их в землю, о которой Я клялся" (ст. 19-21).

Как все это знаменательно. Вместо того, чтобы быть свидетельством Иеговы пред всеми народами земли, песнь Моисея должна была сделаться свидетельством против сынов Израилевых. Они призваны были быть свидетелями Иеговы; на них была возложена обязанность возвещать Его славу в земле, в которую их ввели верность и милость Божия. Но, увы! они доказали свою полную несостоятельность: они постыдно отступили от Бога - Иеговы; поэтому появилась необходимость написать песнь, в которой прежде всего в чудных выражениях прославлялось имя Божие: затем в ней описывалась ничем не приукрашенная плачевная несостоятельность Израиля-во всех периодах его истории.

"И написал Моисей песнь сию в тот день, и научил ей сынов Израилевых. И заповедал Господь Иисусу, сыну Навину, и сказал ему: будь тверд и мужествен, ибо ты введешь сынов Израилевых в землю, о которой Я клялся им, и Я буду с тобою" (ст. 22-23). Иисусу Навину не следовало терять мужества; ему не следовало отчаиваться при виде неверности народа. Подобно своему предшественнику, он должен был пребывать твердым в вере, воздавать Богу славу. Он должен был с радостным доверием к Богу идти вперед, опираясь на руку Господню, доверяясь слову Иеговы, Бога Израилева, ни в чем не страшась противников, но покоясь в твердой уверенности, что, если бы даже потомство Авраамово впало в непослушание и вследствие этого навлекло на себя обещанные за это суды Божий, Бог Авраама сохранит и в точности исполнит обетование и прославит имя Свое в конечном восстановлении и в вечном благословении Своего избранного народа.

Все это находит яркое отображение в знаменательном хвалебном гимне Моисея: Иисус Навин был призван верою осуществлять все это. Ему следовало смотреть не на пути Израиля, а на вечную непоколебимость Божественного завета с Авраамом. Он должен был провести Израиль через Иордан и утвердить их в дивном наследии, дарованном им предначертаниями Божиими. Если б мысль Иисуса Навина была сосредоточена на Израиле, он отложил бы в сторону свой меч и впал бы в отчаяние. Но нет, ему надлежало почерпать силу в общении с Господом, Богом своим, и служить Ему, пребывая твердым в вере, как бы видя Невидимого. Драгоценная вера, поддерживающая душу и прославляющая Бога! Да поможет Господь читателю, каковы бы ни были сфера его деятельности и его призвания, познать в глубине своей души всю нравственную силу этого Божественного принципа! Да испытает ее на себе всякое чадо Божие, и да исполняется ею всякий служитель Христов! Только это даст нам силу бороться с трудностями, препятствиями и враждебными Богу влияниями, окружающими нас на пути, проходимом нами; только это даст нам силу с радостью проходить наше земное поприще.

"Когда Моисей вписал в книгу все слова закона сего до конца, тогда Моисей повелел Левитам, носящим ковчег завета Господня, сказав: возьмите сию книгу закона, и положите ее одесную ковчега завета Господа, Бога вашего, и она там будет свидетельствовать против тебя. Ибо я знаю упорство твое и жестоковыйность твою: вот и теперь, когда я живу с вами ныне, вы упорны пред Господом; не тем ли более по смерти моей? Соберите ко мне всех старейшин колен ваших и надзирателей ваших, и я скажу вслух их слова сии, и призову во свидетельство на них небо и землю. Ибо я знаю, что по смерти моей вы развратитесь и уклонитесь от пути, который я завещал вам, и в последствии времени постигнут вас бедствия за то, что вы будете делать зло пред очами Господа, раздражая Его делами рук своих" (ст. 2-29).

Как сильно эти слова напоминают нам прощальную речь, обращенную Апостолом Павлом к пресвитерам Ефесской Церкви: "Я знаю, что, по отшествии моем, войдут к вам лютые волки, не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою. Посему бодрствуйте, памятуя, что я три года день и ночь непрестанно со слезами учил каждого из вас. И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными" (Деян. 20,29-32). Человек остается тем же всегда и повсюду. Его история -история бесславная с начала до конца; но как отрадно, как утешительно для сердца знать и помнить, что Бог остается неизменным, что Его Слово пребывает вовек и "утверждено на небесах". Это слово сохранилось рядом с ковчегом завета и сохранялось там в полной неприкосновенности, несмотря на тяжкие грехи и безумие народа Божия. Это сообщает сердцу покой пред лицом человеческой, несостоятельности, пред лицом небрежного отношения человека ко всему, порученному ему Богом. "Слово Бога нашего пребывает вовек"; воздавая верное свидетельство, осуждающее человека и его пути, это Слово дает сердцу твердую и драгоценную уверенность, что милость Божия превозносится над грехом и человеческим безумием, что источники любви Божией неис-следимы, что слава Господня вскоре воссияет и наполнит собою всю землю. Да будет хвала Господу за это глубокое и драгоценное утешение!

Глава 32

"И изрек Моисей в слух всего собрания Израильтян слова песни сей до конца" (гл. 31,30). Без малейшего преувеличения мы можем сказать, что рассматриваемый нами раздел святой Книги представляет собою одно из самых знаменательных и глубоких по красоте мест Священного Писания; нам следует читать его. Он заключает в себе описание последовательных проявлений путей Божиих по отношению к Израилю с начала до конца, а также подробное изложение совершенных ими грехов, гнева Божия и суда Господня. Но, благодарение Богу, эта песнь начата и окончена в присутствии Божием: в ней содержится богатое и глубокое благословение для нашей души. Если бы это не было так, если б пред нами раскрывалась только плачевная история путей человеческих, это подействовало бы на нас угнетающим образом. Но этот чудный хвалебный гимн начинается и кончается, как и все Писание, восхвалением имени Божия. Это успокаивает душу и дает нам возможность спокойно и с доверием к Богу вникает в историю человека, хотя во всем обнаруживается его крайняя несостоятельность, и всюду сказываются козни врага, идущие в разрез с планами и намерениями Божиими. Мы становимся способными, не приходя в отчаяние, видеть полнейшую несостоятельность и совершенное падение создания Божия, потому что мы имеем непоколебимую уверенность, что несмотря ни на что, Бог останется Богом. В конце концов, Его десница явит победу, и тогда все будет и должно будет сделаться совершенным. Бог будет "всем во всем"; не будет ни врага, ни зла в обширной области блаженства, солнцем и вечным центром которого сделается наш благословенный Господь Иисус Христос. Но вернемся к нашему хвалебному гимну.

"Внимай небо; я буду говорить; и слушай, земля, слова уст моих. Польется, как дождь, учение мое, речь моя, как мелкий дождь на зелень, как ливень на траву. Имя Господа прославлю; воздайте славу Богу нашему" (гл. 32,1-3).

Вот прочное и нетленное основание Священного Писания. Что бы ни случалось, имя нашего Бога пребывает вовек. Никакая сила земли не может поколебать намерения Божий или умалить блеск Божественной славы. Какой покой это дает душе в мире, полном греха и духовного мрака, пред лицом мнимых успехов врага. Наше прибежище, наш источник и наше утешение заключается в имени Господа, Бога нашего, Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа. Поистине это драгоценное имя должно быть освежающею росою, благодатным дождем, оживотворяющим нашу душу; вот небесная и Божественная пища для нашей души, поддерживающая ее во всякое время и во всех обстоятельствах.

"Он твердыня". Нет никакой иной твердыни, кроме Него, - слава за это святому имени Его! "Совершенны дела Его", - все, исходящее из Его благословенной руки, носит на себе печать совершенства. Эта истина скоро откроется всякому мыслящему существу. Верою она уже открыта нам, и в этом заключается источник утешения для всех верующих душ. Уже сама мысль об этом совершенстве, подобно росе, освежает иссохшую душу. "И все пути Его праведны. Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен" (ст. 4). Эти слова могут вызвать насмешку на устах неверующих: в своей мнимой мудрости они могут захотеть критиковать действия Божий, но их безумие обнаружится пред глазами всех людей. "Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: Ты праведен в Словах Твоих, и победишь в суде Твоем" (Римл. 3,4). В конце концов, победа окажется за Господом. Да остережется же человек от того, чтобы сомневаться в справедливости слов или действий Бога Всемогущего, Единственного Истинного, Единственного Премудрого. Особенною красотою дышат первые слова этого гимна. Для сердца отрадно знать, что человек и даже народ Божий являются несостоятельными и неверными, но мы имеем в то же время дело с Тем, Кто пребывает верным, Кто не может отречься от Самого Себя, Чьи пути совершенны, и Кто, когда враг истощит все свои усилия и выполнит все свои злые намерения, прославит Самого Себя и зальет вселенную Своими вечными благословениями.

Суды Божий должны, правда, поразить все пути человеческие. Бог должен действительно применить жезл силы Своей к Своему народу. Он не может терпеть зла среди тех, кто именуется Его святым именем. Все это особенно ясно выражено в этой хвалебной песне. Пути Израиля в ней изображены вполне беспристрастно и с поразительной ясностью; не остается не отмеченным ни один факт; все в ней представлено правдиво, точно. Так, мы читаем: "Они развратились пред Ним, они не дети Его по своим порокам, род строптивый и развращенный. Не Он ли Отец твой, который усвоил тебя, создал тебя и устроил тебя?" (ст. 5-6).

В этих словах слышится упрек, но они тотчас же сменяются чудным свидетельством о благости, долготерпении, верности и нежной сострадательности Иеговы, Бога Израилева, Всевышнего Творца всей земли. "Когда Всевышний давал уделы народам, и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых" (ст. 8).

Удивительная картина развертывается здесь пред вашими глазами, однако, мало понятая и принимаемая во внимание народами земли. Многими упускается из виду факт, что первоначальное распределение земли между народами было устроено Всевышнем именно ввиду "сынов Израилевых". Читателю следовало бы серьезно обдумать этот знаменательный факт. Рассматривая географию и историю с Божественной точки зрения, мы должны признать, что Ханаан и семя Авраамово являются для Бога центром всех земных постановлений. Да, Ханаан, эта узкая полоса земли, расположенная вдоль восточного берега Средиземного моря, содержащая в себе всего двадцать девять тысяч квадратных километров и составляющая приблизительно две трети территории Ирландии, представляет собою центр Божеской географии; двенадцать же колен Израилевых являются центром истории с Божией точки зрения. Как мало интересуются этим фактом и историки! Они описали земли и написали историю народов, своею обширностью и своим политическим значением, по человеческому мнению, далеко оставляющих за собою Палестину и ее народ; с Божией же точки зрения все они являются ничем в сравнении с маленьким кусочком земли, который Ему благоугодно называть Своею землею и который, по Его собственному предопределению, составит наследие потомства Авраама, друга Его. [Как верно, что мысли Божии - не наши мысли, и что пути Божий - не наши пути. Человек придает большое значение обширности той или другой страны, ее материальному положению, размеру ее доходов, хорошо обученной армии, могущественному флоту. Бог, напротив,ничего этого в расчет не принимает. "Разве не знаете? разве вы не слышали? разве вам не говорено было от начала? разве вы не уразумели из оснований земли? Он есть Тот, Который восседает над кругом земли, и живущие на ней - как саранча пред Ним; Он распростер небеса, как тонкую ткань, и раскинул их, как шатер для жилья. Он обращает князей в ничто, делает чем-то пустым судей земли" (Ис. 40,21-23). Эти слова указывают нам, почему, делая одну страну земли центром Своих планов и Своих намерений, Бог-Иегова не избрал обширной страны, но оказал предпочтение этой, не имевшей значения, по человеческому мнению, стране. И какое, однако, важное значение придается этой земле! Какие принципы проводятся в ней в жизнь! Какие важные события произошли в ней! Как многое уже осуществилось в ней, и сколько еще планов и намерений Божиих в ней осуществляется! Никакое место на земле не представляет для Бога такого интереса, как земля Ханаанская и город Иерусалим. В подтверждение этого Писание приводит многочисленные доказательства. Близится время, когда очевидные события совершат то, чего не могло сделать самое ясное свидетельство Писаний: они убедят людей, что земля Израилева была, есть и будет вечным центром планов Божиих. Все народы, которым придавалось какое-либо значение, которые вызывали к себе какой-либо интерес, которым вообще отведено место на богодухновенных страницах, обязаны этим только тому, что они так или иначе были связаны с землею Израильскою или с ее народом. Как мало с этим считаются и вообще подозревают это историки! А между тем знать это и помышлять об этом следовало бы всякой любящей Бога душе.] Мы не можем долго останавливаться на этом важном факте, но просим читателя отнестись к нему с полным вниманием. Этот факт необыкновенно ясно представлен и освещен в пророческих Писаниях Нового и Ветхого Заветов. "Ибо часть Господа народ Его: Иаков наследственный удел Его. Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой; ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего. Как орел называет гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь Один водил его, и не было с ним чужого бога. Он вознес его на высоту земли, и кормил произведениями полей, и питал его медом из камня, и елеем из твердой скалы, маслом коровьим и молоком овечьим, и туком агнцев и овнов Васанских, и козлов, и тучною пшеницею, и ты пил вино, кровь виноградных ягод" (ст. 9-14).

Не излишне ли пояснять, что эти слова фактически относятся к Израилю? Церковь, конечно, может вынести из них для себя пользу и назидание; но относить их к Церкви значило бы впадать в двойную ошибку, и в ошибку необыкновенно опасную; это значило бы приравнивать Церковь к земле, низводя ее с ее небесного уровня на землю на землю и, без малейшего на это основания, отводить ей место и приписывать положение, предназначенные для Израиля. Какое дело Церкви Божией, телу Христову, до распределения пределов земли между ее народами? Решительно никакого. По мысли Божией Церковь чужда земным интересам. Ее участие, ее надежда, ее родина, ее удел - все это небесное. Если бы Церкви совсем и не существовало, это не оказало бы ни малейшего влияния на историю сего мира. Ее призвание, ее хождение, ее судьба, весь ее характер, ее принципы и ее задачи, - все это небесное; или, по крайней мере, должно быть таковым. Церкви нет дела до политики мира. Ее гражданство на небесах, откуда она ожидает Спасителя. Вмешиваясь в мирские дела, она отрекается от своего Господа, от своего звания и от своих принципов. Ей дано великое и святое преимущество быть соединенной и нравственно отождествленной с Христом Отвергнутым, Распятым, Воскресшим и Прославленным. Нынешний порядок вещей ее не касается; ей нет дела до исторических мировых событий, как это не касается и ее прославленного Главы на небе. Господь наш Иисус Христос так говорит о народе Своем: "Они не от мира, как и Я не от мира" (Иоан. 17,16).

Эти многозначащие слова полностью определяют наше положение и вполне точно и ясно рисуют пред нами наш путь. "Поступаем в мире сем, как Он" (1 Иоан. 4,17). Эти слова доказывают двойную истину, а именно: наше полное усыновление Богом и наше полное отделение от мира. Мы живем в мире, но мы не от мира сего. Мы должны проходить чрез него, как странники и пришельцы, ожидая пришествия нашего Спасителя, появления "Звезды светлой и утренней". Мы не призваны к участию в делах общественных и политических. Мы призваны и должны повиноваться установленным от Бога властям, молиться за начальствующих, платить им подати и не оставаться должными никому ничем; призваны быть "неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире" (Фил. 2,15).

Из всего вышеуказанного мы можем также убедиться, насколько важно "верно преподавать слово истины" (2 Тим. 15). Мы не представляем себе, какой ущерб мы наносим чадам Божиим, разве как и истине, смешивая понятия о Церкви и об Израиле, о небесном и земном. Это задерживает успешное изучение Писаний, это мешает чистоте христианской жизни и свидетельству об этой истине. Можно найти это суждение преувеличенным, но мы имели случай убедиться в этом на основании многочисленных примеров; и нам хочется еще раз обратить внимание читателя на этот вопрос. Вернемся, однако, к изучению нашей главы.

В 15-ом стихе слышится нечто, совершенно непохожее на хвалебную песню Моисея. До сих пор пред нами являлось представление о Боге, о Его делах, Его намерениях, Его советах и мыслях, о Его любящей заботливости к народу Израильскому, о Его милостивых путях по отношению к Израилю. Здесь нет ни тени перемены, да и не может ее быть. Когда мы имеем дело с Богом и с Его путями, покой сердца для нас обеспечен. Все дышит совершенством, совершенством Божественным, безусловным и, открывая это совершенство, мы проникаемся благоговейным удивлением, любовию и хвалою Богу.

Но существует и человеческая сторона, и здесь, увы, все являет картину запустения и разочарования. Так в 15-ом стихе нашей главы мы читаем: "И утучнел Израиль, и стал упрям; отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего. Богами чуждыми они раздражили Его, и мерзостями разгневали Его. Приносили жертвы бесам, а не Богу, богам, которых они не знали, новым, которые пришли от соседей, и о которых не помышляли отцы ваши. А Заступника, родившего тебя, ты забыл, и не помнил Бога, создавшего тебя" (ст. 15-18). Грозное предостережение слышится в этих словах. Каждый из нас может впасть в нравственную опасность, подобную этой. Окруженные нежною и любящею заботливостью Бога, мы склонны злоупотреблять ею, делаясь самоуверенными в своем сердце. Мы пользуемся дарами, исключая их подателя из нашей жизни. Мы, одним словом, подобно Израилю, "утучняемся", становимся "упрямыми". Мы забываем Бога. Мы утрачиваем отрадное и драгоценное сознание Его присутствия и Его полноты, мы обращаемся к другим источникам, подобно тому, как Израиль обращался к чужим богам. Как часто мы забываем нашу Твердыню, Заступника, родившего нас, Бога создавшего нас, Господа, искупившего нас! И эта неблагодарность, тем не менее, простительна для нас, потому что наши преимущества выше преимуществ Израиля. Мы поставлены в положение и находимся с Богом в отношениях, которых Израиль не знал; нам даны несравненно высшие преимущества и благословения; нам дано преимущество пребывать в отношении с Отцом и с Его Сыном, Иисусом Христом; мы окружены любовию, ни пред чем не остановившеюся, дабы ввести нас в положение, дающее нам возможность говорить: "Поступаем в мире сем, как Он! (Христос). Ничто не сравнимо с подобного рода благословением; Божественная любовь не могла совершить большего. Не только Божия любовь была явлена нам в даре и в смерти Единородного и Возлюбленного Сына Божия и в даровании нам Духа Святого, но эта любовь по отношению к нам достигла полного совершенства, давая нам высокое положение в небесах. Все это чудесно и превышает наше разумение. И, однако, как мы склонны забывать нашего Спасителя, возлюбившего нас, пострадавшего за нас, заливающего нас Своими благословениями! Как часто мы отступаем от Него в наших мыслях и в привязанностях нашего сердца! Здесь идет речь не только о недочетах, встречаемых в Церкви; этот вопрос носит характер гораздо более личный; в эту ошибку склонно впадать наше жалкое сердце. Мы легко забываем Бога, чтобы обращаться к иным источникам, и это наносит сильный ущерб нашей душе и бесславие Его святому имени.

Хотим ли мы знать, что испытывает при виде всего этого Божие сердце? Желаем ли мы составить себе ясное представление о всем этом? Вслушаемся в пламенную речь, которую Моисей обращает в своей песне к народу, впавшему в пагубное заблуждение. Отнесемся вдумчиво и серьезно к этим словам, чтобы они принесли действительную пользу нашим сердцам.

"Господь увидел, и в негодовании пренебрег сынов Своих и дочерей Своих. И сказал: сокрою лицо мое от них, и увижу, какой будет конец их: ибо они род развращенный, дети, в которых нет верности. Они раздражили Меня не богом, суетными своими огорчили Меня; и Я раздражу их народом, народом бессмысленным огорчу их. Ибо огонь возгорелся во гневе Моем, жжет до ада преисподнего, и поядает землю и произведения ее, попаляет основания гор. Соберу на них бедствия, и истощу на них стрелы Мои: будут истощены голодом, истреблены горячкою и лютою заразою; и пошлю на них зубы зверей и яд ползающих по земле. Отвне будет губить их меч, а в домах ужас - и юношу, и девицу, и грудного младенца, и покрытого сединою старца" (ст. 19-25).

Здесь нам изложено описание путей Бога, Владыки мира, ясно выдвигающее вперед великую истину, заключающуюся в Евр. 10,32. "Страшно впасть в руки Бога живого". Прошлая история Израиля, его нынешнее и ожидающее его будущее, - все одинаково ясно доказывает, что "Бог наш есть огнь поядающий". Ни один народ земли не должен был пройти чрез строгую дисциплину, возложенную на народ Израильский. Господь напоминает им это внушительными словами: "Только вас признал Я из всех племен земли; потому и взыщу с вас за все беззакония ваши" (Амос. 3,2). Ни один народ земли не был призван пребывать в непосредственном общении с Иеговой. Это было даровано исключительно одному народу; но само это преимущество служило основанием серьезной ответственности. Если сыны Израилевы были призваны сделаться народом Божиим, их поведение должно было быть достойно этого удивительно высокого положения; или же ему приходилось подвергнуться строжайшему из выпадавших на чью-либо долю наказаний. Люди могут пускаться в бесполезные рассуждения и задавать вопрос, может ли Бог любви поступать согласно тому, что мы находим в 22-25 стихах нашей главы. Но все эти возражения рано или поздно сочтутся за безумие. Полностью бесполезно человеку восставать против непреложных Божиих решений или возмущаться строгостью дисциплины, примененной к избранному народу Божию. Гораздо мудрее, лучше и вернее мы поступаем, слушаясь предостережений, находимых нами в истории Израиля, научающих нас бежать от грядущего гнева и принять дар вечной жизни и полного спасения, открывающегося нам в драгоценном Евангелии Божием.

Что касается нас, христиан, мы извлекаем громадную пользу из описания путей Божиих по отношению к народу Господню, на опыте убеждаясь, как смиренно нам надлежит хранить высокое и светлое наше положение, пребывая в непрестанной молитве. Мы, правда, обладаем жизнию вечной; мы являемся счастливыми обладателями чудной благодати, воцарившейся праведностию к жизни вечной Иисусом Христом, нашим Господом; мы члены тела Христова, храмы Духа Святого, наследники вечной славы. Но дают ли повод все эти высокие преимущества пренебрегать голосом увещаний, раздающимся и достигающим нашего слуха в истории Израиля? Дают ли они нам право оставаться беспечными и пренебрегать спасительными поучениями, которыми изобилует история земного народа Божия? Напротив, нам надлежит с самым серьезным вниманием относиться ко всему, написанному Духом Святым для нашего назидания. Чем возвышеннее наши преимущества, чем богаче дарованные нам благословения, чем ближе наши отношения с Богом, тем более мы призваны своею жизнию угождать Тому, Кто призвал нас занять самое высшее, самое благословенное положение, дарованное нам любовию Божиею. Да даст нам Господь, по бесконечной благости Своей, взвесить все это в Своем присутствии с сердцем правдивым и искренним, и да поможет Он нам стремиться серьезно служить Ему с благословением и святым страхом пред Ним.

Стих 26-ой указывает на глубоко интересный факт, относящийся к истории предначертаний Божиих касательно Израиля. "Я сказал бы: рассею их, и изложу из среды людей память о них". Но почему же Бог не выполнил этого? Ответ на этот вопрос заключает в себе истину, имеющую громадное значение и несказанную важность для Израиля, истину, служащую основанием для всех будущих благословений, ожидающих их. Что касается израильтян, конечно, они заслуживали того, чтобы память о них исчезла среди народов; но Бог имеет особые мысли, имеет Свои предначертания и намерения по отношению к ним; Он, кроме того, принимает в расчет мысли и поступки народов по отношению к Своему народу. Все это необыкновенно ясно обнаруживается в 27-ом стихе, где Бог благоволит указать нам причину, по которой Он не изглаживает всей памяти о грешном и мятежном Своем народе. "Но отложил ли это ради озлобления врагов, чтобы враги его не возомнили и не сказали: наша рука высока, и не Господь сделал все сие".

Несказанная благодать сказывается в этих словах. Бог не позволяет врагам Израиля обращаться со Своим народом так, как если бы Бог забыл его. Он будет делать их Своим орудием для наказания Своего народа: но как только под влиянием своей личной враждебности к Израилю они вздумают перейти определенные им границы, Бог сломит их оружие и обнаружит пред всеми, что Он Сам имеет дело с народом, который Он никогда не переставал любить и который ради Своей собственной славы Он в конце концов покроет благословениями до избытка. Это бесконечно драгоценная истина. Иегова неуклонно идет к намеченной Им цели, имея в виду убедить все народы земли, что Израиль занимает особенное место на земле. Его сердце и имеет совершенно особенное место на земле. Это несомненно верно. Пророческие писания полны доказательств, устанавливающих эту истину. Если народы земли забывают эту истину или противятся ей, они этим наносят вред самим себе. Напрасно они будут стараться противодействовать намерениям Божиим: Бог Авраама, Исаака и Иакова, конечно, разрушит все планы, направленные против Его избранного народа. В гордости и безумии своего сердца люди могут воображать, что они обладают силою, но они убедятся, что десница Божия сильнее их.

Мы не можем за недостатком места и времени глубже погрузиться в исследование этого интересного вопроса; мы предлагаем читателю лично изучить его самому во свете Священного Писания. Он почерпнет из него пользу и назидание для своей души. В чудной хвалебной песни Моисеевой он может видеть краткий обзор всех путей Божиих по отношению к Израилю и поступков Израиля относительно Иеговы; пред ним восстает вся история Израиля, красочно изображающая великие принципы благодати, закона, владычества и славы Бога - Иеговы.

В 29-ом стихе мы находим трогательное увещание: "О, если бы они рассудили, подумали о сем, уразумели, что с ними будут! Как бы мог один преследовать тысячу, и двое прогонять тьму, если бы Заступник их не предал их, и Господь не отдал их! Ибо заступник их не таков, как наш заступник; сами враги наши судьи в том. Ибо виноградник их от виноградной лозы Содомской и с полей Гоморрских; ягоды их ягоды ядовитые, грозды их горькие; вино их яд драконов и гибельная отрава аспидов" (ст. 29-33). Страшная картина нравственного состояния народа!

Но именно так смотрит Господь на состояние сердца тех, которые имеют твердынею не Твердыню, не Заступника Израилева. День отмщения грядет. Наступление его замедляется ввиду милостивого долготерпения Божия, но день этот близится; это так же верно, как верно то, что Бог сидит на престоле на небесах.

Приближается день, когда все народы, свысока относившиеся к Израилю, дадут в этом отчет пред судилищем Христовым: они должны будут ответить за это, услышать порицание со стороны Господа и испытать Его гнев. "Не сокрыто ли это у Меня? не запечатано ли в хранилищах моих? У Меня отмщение и воздаяние, когда поколеблется нога их; ибо близок день погибели их, скоро наступит уготованное для них. Но Господь будет судить народ Свой, и над рабами Своими умилосердится, когда Он увидит, что рука их ослабела, и не стало ни заключенных, ни оставшихся вне. Тогда скажет Господь: где боги их, твердыня, на которую они надеялись, которые ели тук жертв их, и пили вино возлияний их? Пусть они восстанут, и помогут вам, пусть будут для вас покровом! Видите ныне, что это Я, Я - нет Бога, кроме Меня; Я умерщвляю и оживляю; Я поражаю, и Я исцеляю; и никто не избавит от руки Моей. Я подъемлю к небесам руку Мою и говорю: живу Я вовек! Когда изострю сверкающий меч Мой, и рука Моя примет суд, то отмщу врагам моим, и ненавидящим Меня воздам. Упою стрелы Мои кровию, и меч Мой насытится плотию, кровию убитых и пленных, головами начальников врага" (ст. 34-42).

Здесь описаны окончательные приговоры суда, гнева и мщения Божия, кратко выраженные в песни Моисеевой, но подробно изображенные во всех пророческих писаниях. Читатель вынесет большую пользу для своей души, сопоставив эти стихи с Иез. 38-39, где мы находим описание суда, ожидающего Гога и Магога, великого северного врага, который восстанет на землю Израилеву и которого ожидают плачевный конец и полное уничтожение.

В 3-ей главе пророка Иоиля раздаются слова утешения, являющиеся целебным бальзамом для Израиля: "Ибо вот, в те дни и в то самое время, когда Я возвращу плен Иуды и Иерусалима, Я соберу все народы, и приведу их в долину Иосафата и там произведу над ними суд за народ Мой и за наследие мое, Израиля, который они рассеяли между народами, и землю мою разделили" (ст. 1-2). Таким путем устанавливается полная гармония между песнею Моисея и голосом пророков Божиих, и мы видим, как посредством всего этого Дух Святой совершенно ясно и определенно возвещает великую истину о восстановлении Израиля, его выдающемся положении между народами земли и его будущей славе.

Как отрадно звучит последнее слово нашей песни! Как величественно им увенчано все здание! Враждебные народы подвергнуты суду, кто бы они ни были: и Гог, и Магог, и ассирийцы, северный царь, - все враги Израиля будут приведены в'смятение, будут обречены на вечную погибель; и вот раздаются отрадные слова: "Веселитесь, язычники, с народом Его; ибо Он отметит за кровь рабов Своих, и воздаст мщение врагам Своим, и очистит землю Свою и народ Свой!" (ст. 43).

Этим заканчивается чудная песнь Моисея. Ее начало и конец - хвала Богу; в ней выражается истинная прошедшая, настоящая и будущая история земного народа Божия, Израиля. Из нее мы узнаем, что расселение народов на земле находится в непосредственной связи с намерениями Божиими по отношению к семени Авраамову. В ней указывается и на конечный суд, ожидающий все народы, которые действовали и еще будут действовать в ущерб избранному Богом потомству Авраама; и наконец, когда Израиль будет всецело восстановлен и благословлен согласно заключенному с отцами завету, спасенные народы призываются принять участие в радости народа Божия. Какою славою дышат истины, представленные нашим душам в этой 32-ой главе Книги "Второзаконие"! При их чтении нельзя удержаться, чтобы не воскликнуть: "Бог есть единственная наша Твердыня, дела Его исполнены совершенства!" Что бы не случилось, сердце пребывает в святой тишине, в полном покое. В человеческих руках все рассыпается в прах; все человеческое в конце концов разрушается; но наша "Твердыня" пребудет во век, и любое "дело", совершенное рукою Божиею, будет вечно сиять во славу Божию и для благословения народа Господня.

Такова песнь Моисея, таковы ее цели, значение и смысл. Излишне говорить, что о Церкви Божией, о теле Христовом, о тайне, служителем которой сделался благословенный Апостол Павел, не идет речь в этой песни. Когда Моисей писал эти слова, тайна Церкви оставалась сокрытой в недрах Божиих. Искренняя, наученная Писаниями Божиими душа сама легко убедится, что песнь Моисея касается владычества Божия по отношению к Израилю и к народам земли, что в ней описываются события, происходящие на земле и сконцентрированные в Ханаане. "И пришел Моисей к народу и изрек все слова песни сей в слух народа, он и Иисус, сын Навин. Когда Моисей изрек все слова сии всему Израилю,-тогда сказал им: положите на сердце ваше все слова, которые я объявил вам сегодня, и завещайте их детям своим, чтоб они старались исполнять все слова закона сего. Ибо это не пустое для вас: но это жизнь ваша, и чрез это вы долгое время пробудете на той земле, в которую вы идете чрез Иордан, чтоб овладеть ею" (ст. 44-47).

Таким образом, мы видим, что с начала до конца Книги "Второзаконие" Моисей, этот верный служитель Божий, напоминает народу, что он свято обязан беспрекословно, полностью и от всего сердца подчиняться Слову Божию. В этом заключается тайна счастливой жизни мира, духовного успеха и благоденствия. Следовало только подчиняться. Блаженная задача! Сладкий и святой долг! Да будет это и нашею задачею, дорогой читатель, в эти дни споров и смятения, когда человеческой воле дается такой простор. Мир неудержимо следует мрачным путем самовольства, путем, неизбежно ведущим к вечному мраку. Хорошенько взвесим все это и будем всячески стараться идти узким путем полного послушания драгоценным заповедям Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа. Этим путем наши сердца научатся пребывать в полном покое, и если люди мира сего и сочтут нас странными и ограниченными, мы ни на волос не отклонимся от стези, указываемой нам Словом Божиим. Да вселится обильно Слово Божие в наши сердца, и да царит в них до конца мир Христов!

Важно отметить еще и тот факт, что эта глава оканчивается указанием постигшего Моисея суда Божия.

"И говорил Господь Моисею в тот же самый день и сказал: Войди на сию гору Аварим, на гору Нево, которая в земле Маовитской, против Иерихона, и посмотри на землю Ханаанскую, которую Я даю во владение сынам Израилевым; и умри на горе, на которую ты взойдешь, и приложись к народу твоему, как умер Аарон, брат твой, на горе Ор, и приложился к народу своему, за то, что вы согрешили против Меня среди сынов Израилевых, при водах Меривы в Кадесе в пустыне Син, за то, что не явили святости Моей среди сынов Израилевых. Пред собою ты увидишь землю, а не войдешь туда, в землю, которую Я даю сынам Израилевым" (ст. 48-52).

Торжественно раздается голос Божия приговора, властно покоряющего всякую душу. Мысль ослушаться Господа не может прийти в голову. Если такой выдающийся служитель Божий, как Моисей, подвергся осуждению за то, что "погрешил устами своими", какой же конец ожидает тех, который изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц и из года в год живут, постоянно преступая самые очевидные заповеди Божий, решительно и упорно отказываясь подчиниться авторитету Божию?

Да даст же нам Господь покорный дух, смиренное и сокрушенное сердце. Вот чего ищет Бог, вот к чему Он благоволит; Ему благоугодно обитать в именно таких сердцах. "Вот, на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим" (Ис. 66,2). Господь да дарует дух кротости и смирения каждому из дорогих чад Своих ради Господа Иисуса Христа и во имя любви Его!

Глава 33

"Вот благословение, которым Моисей, человек Божий, благословил сынов Израилевых пред смертию своею" (ст. 1).

Для нас интересно и утешительно видеть, что последние слова законодателя исполнены только одних благословений. Мы рассмотрели всякого рода увещания, все торжественные и внушительные предостережения, с которыми он обращался к обществу Израилеву; мы останавливались на чудном хвалебном гимне, в разнообразных интонациях которого, мы видели, голос благости Божией чередовался с голосом властного Владыки мира; здесь мы слышим только нежные слова благословения и утешения, слова, изливающиеся из сердца Бога Израиле-ва, обнаруживающие Его горячую любовь по отношению к Его народу и открывающие нам славное будущее, ожидающее его.

Читатель, конечно, заметит поразительную разницу, отличающую слова Моисея от слов Иакова, находимых нами в 49-ой главе Книги "Бытие". Излишне, конечно, говорить, что обе эти главы, написанные одним и тем же пером, отличаются одинаковою богодухновенностью. Поэтому, существенно отличаясь друг от друга, они в то же время не противоречат друг другу, потому что два места одной и той же Книги Божией противоречить друг другу не могут. Это важная истина; это основной принцип существенной важности; всякий искренний и ревностный христианин должен твердо держаться этого и открыто исповедовать это, несмотря на дерзкие нападки неверия.

Мы не будем подробно разбирать здесь разницу, существующую между двумя этими главами; мы отметим только главную точку разногласия, легко замеченную нами. Иаков упоминает о поступках своих сыновей, поступках, увы! часто крайне грустных и унизительных; Моисей же, напротив, отмечает действия благодати Божией в них и по отношению к ним. Это сразу определяет вышеуказанную разницу. Иаков упоминает о злых делах Рувина, Симеона и Левия; Моисей же о них умалчивает. Является ли это противоречием? Нет; напротив, это только доказывает Божественную гармонию Писаний. Иаков имеет в виду своих сыновей и личную жизнь каждого из них; Моисей же смотрит на них с точки зрения завета, в который они вступили с Господом. Иаков указывает на ошибки человека, на его немощи и грехи; Моисей превозносит верность, благость и сострадательность Божию. Иаков говорит нам о делах человеческих, навлекающих на себя осуждение; Моисей же являет намерения Божий и чудные благословения, истекающие из них. Да будет хвала и слава за это нашему Богу! Его советы, Его благословения и Его слава покрывают все человеческие ошибки, весь его грех, все его безумие. В конце концов, воля Божия совершится полностью и навеки. Тогда Израиль и все народы земли испытают на себе полную благословений Божиих и возрадуются, познав все обилие благости Божией. От моря до моря и от реки до концов земли они будут славить имя Его (см. Пс. 71).

Мы приведем читателю подлинные слова благословений, относящихся к различным коленам. Они исполнены драгоценных поучений и не требуют много пояснений. "Он сказал: Господь пришел от Синая, открылся им от Сиера, воссиял от горы Фарана, и шел со тьмами святых; одесную Его огнь закона. Истинно он любит народ Свой; все святые его в руке Твоей, и они припали к стопам Твоим, чтобы внимать словам Твоим. Закон дал нам Моисей, наследие обществу Иакова. И Он был царь Израиля, когда собирались главы народа вместе с коленами Израиле-выми. Да живет Рувим, и да не умирает, и да не будет малочислен!" (ст. 2-6).

Здесь вовсе не упоминается ни о неверности, ни о грехе Рувима. Здесь преизобилует благодать; поток дивных благословений изливается из любящего сердца Того, Который любит благословлять и быть окруженным сердцами, исполненными чувства благости Его.

"Но об Иуде сказал сие: услыши, Господи глас Иуды, и приведи его к народу его; руками своими да защитит он себя, и Ты будь помощником против врагов его". От Иуды произошли цари. "Господь наш воссиял из колена Иудина", что является удивительным доказательством, как Божия благодать во всем своем великолепии превозносится над обстоятельствами, обнаруживающими человеческую немощь. "Иуда родил Фареса и Зару от Фамари" (Матф. 1,3). Не Дух ли Святой начертал эти слова? Как ясно они доказывают, что мысли Божий, не наши мысли! Внесло ли бы человеческое перо Фамарь в родословную благословенного Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа? Человеческая рука этого не сделала бы. Третий стих первой главы Евангелия от Матфея, равно как и всякий стих святой Книги, с ее начала до конца, носит на себе печать Божию. Благодарение Богу, что это так" "Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклоняться тебе сыны отца твоего. Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица; кто поднимет его? Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не прийдет Примиритель, и Ему покорность народов. Он привязывает к виноградной лозе осленка своего, и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей. Моет в вине одежду свою, и в крови гроздов одеяние свое. Блестящи очи его от вина, и белы зубы от молока" (Быт. 49,8-12).

"И видел я в деснице у сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. И видел я Ангела сильного, провозглашающего громким голосом: кто достоин раскрыть сию книгу и снять печати ее? И никто не мог, ни на себе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее. И я много плакал о том, что никого не нашлось достойного раскрыть и читать сию книгу, и даже посмотреть в нее. И один из старцев сказал мне: не плачь; вот, лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу, и снять семь печатей ее. И я взглянул, и вот, посреди престола и четырех животных, и посреди старцев стоял Агнец как бы закланный, имеющий семь рогов и семь очей, которые суть семь духов Божиих, посланных во всю землю" (Откр. 5,1-6).

Каким благоволением Божиим пользовалось колено Иудино! Несказанная часть оказывается тому, чье имя занесено в родословную нашего Господа; и однако, мы знаем, - Сам Господь сказал нам это, - что несравненно высшим и чудным преимуществом обладает тот, кто слушает и соблюдает Слово Божие. Творя волю Божию и сохраняя в наших сердцах драгоценные заповеди Господни, мы приближаемся к Господу Иисусу Христу больше, чем чем на это дает право даже родословная связь с Ним. (смотр. Матф. 12,46-50).

"И о Левин сказал: туммим Твой и урим Твой на святом муже Твоем, Которого Ты искусил в Массе, с Которым Ты препирался при водах Меривы, Который говорит об отце своем и матери своей: я на них не смотрю, и братьев своих не признает, и сыновей своих не знает. Ибо они, Левиты, слова Твои хранят, и завет Твой соблюдают. Учат законам Твоим Иакова, и заповедям Твоим Израиля, возлагают курение пред лицо Твое и всесожжения на жертвенник Твой. Благослови, Господи, силу его, и о деле рук Его благоволили, порази чресла восстающих на него и ненавидящих его, чтобы они не могли устоять" (ст. 8-11). Читатель замечает, что о Симеоне здесь совсем не упоминается, хотя в Книге "Бытие" в 49-ой главе его имя тесно связано с именем Левия. "Симеон и Левий -братья, орудия жестокости мечи их. В совет их да не вни-дет душа моя, и к собранию их да не приобщится слава моя. Ибо они во гневе своем убили мужа, и по прихоти своей перерезали жилы тельца. Проклят гнев их, ибо жестокость, и ярость их, ибо свирепа; разделю их в Иакове, и рассею их в Израиле" (Быт. 49,5-7).

Сравнивая вышеприведенные слова "Бытия" с разбираемыми нами стихами "Второзакония", мы замечаем два факта: с одной стороны ответственность человека, с другой стороны - совершенство и возвышенность владычества Божия; кроме того, мы видим в них природу и ее действие, благодать и ее плоды. Иаков усматривает природную связь, соединяющую Симеона и Левия, и указывает на плотский характер и на их своевольные пути. Что же касается их лично, оба они одинаково заслуживали порицания. Но в Левин, мы видим, затем восторжествовала сила благодати Божией; могуществом благодати он сделался способным во дни служения Израиля золотому тельцу поднять меч во славу Бога Израилева. "И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господен - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины. И он сказал им: так говорит Господь, Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея; и пало в тот день из народа около трех тысяч человек. Ибо Иисусе сказал: сегодня посвятите руки ваши Господу, каждый в сыне своем и брате своем, до ниспошлет Он вам сегодня благословение" (Исх. 32,26-29).

Что делал в это время Симеон? Если прежде он действовал заодно с Левием, в гневе поступая своевольно и жестоко, почему он не присоединился к нему и в день, когда надлежало открыто выступить за Бога - Иегову? Если он готов был вместе со своим братом вступиться за честь своей оскорбленной семьи, почему он теперь не выступал в защиту Бога, имя Которого так сильно обесславило идолопоклонство, в которое в то время впало все общество Израилево? Решится ли кто-либо утверждать, что Симеон не был призван к этому? Нет, сказать это мы не можем. Моисей обращался ко всему обществу; но только один Левий отозвался на этот зов; только он один и получил благословение. За то, что он вступился за дело Божие в мрачный и злой день, Левий получил право священства, - высшую награду было невозможно получить. Богу принадлежит полнота всей власти. Он творит, что Ему благоугодно, не имея нужды давать кому бы то ни было отчет в Своих поступках. Если б кто-либо спросил: "Почему имя Симеона упущено из Втор. 33?" нам пришлось бы только ответить убедительными словами Римл. 9,20: "А ты кто, человек, что споришь с Богом?"

Симеон является для нас примером осуждения действий плоти человеческой: Левий же служит доказательством того, что благодать приносит достойные Божией награды плоды; на них обоих сказалось действие получившей оправдание Божией правды и прославления имени Божия. Так всегда было, так всегда и будет. Человек несет ответственность пред Богом, Господу же принадлежит вся власть. Должны ли мы стараться примирить два этих факта? Нет, мы призваны только верить этому. Раз оба они занесены на богодухновенные страницы, противоречия между ними существовать не могут. Этого довольно для преданной Богу души; что же касается тех, которые по неверию вступают с Богом в споры, они скоро получат ответ на приводимые ими возражения. [Более подробные указания о колене Левиином читатель найдет в "Толковании на Книгу "Исход" гл. 32, а так же и в "Толковании на Книгу "Числа" гл. 3, 4 и 8.]

"О Вениамине сказал: возлюбленный Господь обитает у Него безопасно, Бог покровительствует ему всякий день, и он покоится между раменами Его" (ст. 12).

Блаженное положение как для Вениамина, так и для всякого чада Божия! Как отрадна мысль, что душа может в полной безопасности пребывать пред лицом Божиим, может сознавать близость к себе истинного и верного Пастыря и Блюстителя наших душ, день и ночь укрываясь пол сенью крыл Его!

Да поможет тебе Господь, дорогой читатель, стараться все более и более познавать истинное блаженство, связанное с положением и уделом Вениамина. Пусть сердце твое не находит удовлетворения ни в чем, кроме сознания присутствия с нами Господа Иисуса Христа, кроме сознания общения с Ним и Его близости. В этом, поверь, заключается великое преимущество для твоей души. Не позволяй чему-либо встать между тобою и твоим Богом. Находись в общении с Пастырем, покойся в Его любви, пребывай на Его злачных пажитях и у Его тихих вод. Да научит нас Господь испытать на себе всю силу Его драгоценных благословений! Да даст Он нам познать всю неизмеримую цену глубокого и тесного общения с Ним! Это так необходимо в наши дни, дни познания истины только умом, когда Господь Иисус Христос остается непознанным сердцем, когда так слабо усваивается все великое значение Его любви.

"Об Иосифе сказал да благословит Господь землю его вожделенными дарами неба, росою и дарами бездны, лежавшей внизу, вожделенными плодами от солнца и вожделенными произведениями луны, превосходнейшими произведениями гор древних и вожделенными дарами холмов вечных, и вожделенными плодами земли и того, что наполняет ее. Благословение Явившегося в терновом кусте да прийдет на главу Иосифа и на темя наилучшего из братьев своих. Крепость его, как первородного тельца, и роги его, как роги буйвола; ими избодает он народы, все до пределов земли: это тьмы Ефремовы, это тысячи Манассиины".

Иосиф является поразительным прообразом Христа; мы видели это при изучении Книги "Бытие". Читатель заметит, как Моисей подчеркивает факт, что он был отделен от своих братьев. Он был отвергнут ими и брошен в ров. Он в переносном смысле прошел чрез глубокие воды смерти и таким путем затем достиг величия и славы. Он был извлечен из глубины темницы, чтобы сделаться правителем земли египетской, причем он сделался покровителем и опорою своих братьев. "Железо вошло в душу его": он должен был изведать горечь смерти раньше, чем вошел в сферу славы. Он является выдающимся прообразом Того, Кто был пригвожден ко кресту, положен во гроб, в настоящее же время восседает на престоле на небесах.

Можно только дивиться обилию благословений, призываемых на Иосифа Моисеем в нашей главе и Иаковом в 49-ой главе Книги "Бытие". Особенною красотою дышат слова Иакова: "Иосиф - отрасль плодоносного дерева, отрасль плодоносного дерева над источником; ветви его простираются над стеною. Огорчали его, и стреляли и враждовали на него стрельцы; но тверд остался лук его, и крепки мышцы рук его, от рук мощного Бога Иаковлева. Оттуда Пастырь и Твердыня Израилева, от Бога отца твоего, Который и да поможет тебе, и от Всемогущего, Который и да благословит тебя благословениями небесными свыше, благословениями бездны, лежащей долу, благословением сосцев и утробы, благословениями Отца Твоего, которые превращают благословения гор древних и приятности холмов вечных. Да будут они на голове Иакова, и на темени избранного между братьями своими" (Быт. 49,22-26).

Какие чудные последствия влекут за собою эти благословения! Все они проистекают из страданий Иосифа, все они на них основаны. Бесполезно говорить, что все они вскоре осуществятся и для Израиля. Страдания "истинного Иосифа" сделаются нетленным основанием будущих благословений его братьев в земле Ханаанской; и не только это: глубокие и обильные потоки милости Бо-жией тогда зальют облагодатствованную, ныне же страну и освежат собою всю землю. "И будет в тот день, живые воды потекут из Иерусалима" (Зах. 11,8). Какая чудная будущность для Иерусалима, страны Израилевой и для всей земли! И как ошибочно применять эти пророчества к домостроительству Евангелия, или к Церкви Божией! Как это противоречит свидетельству Священных Писаний, намерениям сердца Божия и духу Христову!

Завулоне сказал: веселись, Завулон, в путях твоих, и, Иссахар, в шатрах твоих. Созывают они народ на гору, там закалают законные жертвы, ибо они питаются богатством моря и сокровищами, сокрытыми в песке" (ст. 18-19). Завулон должен был веселиться в своих путях, а Иссахар в своих шатрах. Радость будет приходить изнутри и извне; проявится также сила, побуждающая народы поспешить принести жертвы правды на горе Господней. "Все это произойдет на основании того факта, что сам Израиль будет питаться богатством моря и сокровищами, сокрытыми в песке. В принципе всегда так и бывает. Нам даровано блаженное преимущество иметь радость в Господе во всякое время, дано постоянно черпать сокрытие в Нем Самом неиссякаемые сокровища Его любви. Только тогда наша душа будет в состоянии призывать других вкусить и познать, как благ Господь; тогда мы поймем и дальше: мы будем способны приносить Богу благоугодные Ему жертвы правды.

Гаде сказал: благословен распостранивший Гада. Он покоится, как лев, и сокрушает и мышцу, и голову. Он избрал себе начаток земли, там почтен уделом от законодателя, и пришел с главами народа и исполнил правду Господа и суды с Израилем. О Дане сказал: Дан молодой лев, который выбегает из Васана. О Неффалиме сказал: Неффалим насыщен благоволением и исполнен благословения Господа; море и юг во владении его. Об Асире сказал: благословен между сынами Асир, он будет любим братьями своими, и окунет в елей ногу свою. Железо и медь запоры твои, как дни твои, будет умножаться богатство твое. Нет подобного Богу Израилеву, который по небесам принесся на помощь тебе, и во славе своей на облаках. Прибежище твое Бог древний, и ты под мышцами вечными. Он прогонит врагов от лица твоего и скажет: истребляй! Израиль живет безопасно, один; око Иакова видит пред собою землю, обильную хлебом и вином, и небеса его каплют росу. Блажен ты, Израиль! кто подобен тебе, народ, хранимый Господом, который есть щит, охраняющий тебя, и меч славы твоей? Враги твои раболепствуют тебе, и ты попираешь выи их" (ст. 20-29).

Человеческие пояснения здесь, право, совершенно излишни. Ничто не сравнимо с благодатию, которою дышат последние строки нашей главы. Заключающиеся в ней благословения, равно как и хвалебная песнь 32-ой главы, вещают нам о милости Божией и о чудесных путях Господних по отношению к Израилю. Эти дивные заключительные стихи Книги "Второзаконие" несказанно радуют и освежают душу. Благодать и слава сказываются в них во всем своем блеске. Бог еще прославится в Израиле, Израиль же получит полное и вечное благословение от Господа. Помешать этому не может ничто. Дары и призвание Божие непреложны. Любая часть драгоценных обетовании, дарованных Израилю, исполнится. Об этом вполне ясно и определенно свидетельствуют последние слова законодателя; если бы вся глава заключалась только в последних четырех стихах, и этого было бы вполне достаточно для доказательства будущего восстановления, благословения, выдающегося положения и славы, ожидающих двенадцать племен Израилевых в их собственной земле.

Отметим также, что и теперешний народ Божий может почерпнуть обильное поучение, утешение и подкрепление из благословений, принадлежащих Израилю. Да, благодарение Богу, мы знаем, что значит "быть насыщенным благоволением и быть исполненным благословений Господа", отрадно знать, что, "как дни наши, будет умножаться богатство наше". И для нас также Бог древний "есть прибежище вечное", и мы находимся "под мышцами вечными". Все это и нечто еще большее принадлежит нам: нам даровано то, чем никогда не будет обладать Израиль. Благословения и преимущества Церкви отличаются небесным и духовным характером, что, конечно, не мешает нам находить утешения и в обетова-ниях, дарованных Израилю. Христиане впадают в ошибку, применяя исключительно к Церкви то, что очевидно, касается земного народа Божия. Потому мы еще раз предостерегаем читателя старательно оберегать себя от этого заблуждения. Он не должен опасаться потерять хотя бы одно из этих чудных благословений, оставляя, однако, семени Авраамову место и часть, определенные им советами и обетованиями Божиими. Напротив, именно усвоив и поняв эту истину, мы будем в состоянии правильно пользоваться Писаниями Ветхого Завета. Мы считаем несомненным фактом, что нельзя верно понимать или объяснять Священные Писания, пока мы не усвоим великой разницы, существующей между Израилем и Церковью Божиею.

Глава 34

Эта краткая глава служит как бы богодухновенным дополнением к книге "Второзаконие". Нам не сказано, чрез посредство какого орудия Дух Святой написал эту главу, но это совершенно безразлично для серьезного исследования Священного Писания. Мы полностью уверены, что приложение к книге "Второзаконие" столь же богодухновенно, как и вся Книга Божия.

"И взошел Моисей с равнин Маовитских на гору Нево, на вершину Фасги, что против Иерихона, и показал ему Господь всю землю Галаад до самого Дана, и всю землю Нефоалимову, и всю землю Ефремову и Манассину, и полуденную страну, и равнину долины Иерихона, город Пальм, до Сигора. И сказал ему Господь: вот земля, о которой Я клялся Аврааму, Исааку и Иакову, говоря: твоему дам ее. Я дал тебе увидеть ее глазами твоими, но в нее ты не войдешь. И умер там Моисей, раб Господен, в земле Маовитской, по слову Господню. И погребен на долине в земле Маовитской против Веофегора, и никто не знает места погребения его даже до сего дня".

При изучении Книги "Числа", а также книги "Второзаконие" мы уже имели случай останавливаться на знаменательном факте, о котором здесь повествуется; поэтому мы скажем об этом лишь несколько слов. Мы только напомним читателю, что для ясного понимания всего этого вопроса надо рассматривать личность Моисея с двух сторон, - со стороны его общественного положения и со стороны его личного характера. Рассматривая его со стороны его общественного служения, мы совершенно ясно видим, почему ему не дано было ввести Израиль в Обетованную землю. Пустыня составляла сферу его деятельности; не ему было дано провести народ чрез реку смерти в предназначенное ему наследие. Его служение стояло в прямой связи с подзаконною ответственностью человека и с владычеством Божиим; поэтому он не мог ввести народ в радость осуществления дарованных ему обетовании. Это представлялось его преемнику Иисусу Навину, прообразно изображавшему Христа воскресшего.

Все это необыкновенно ясно и интересно для нас. Но необходимо взглянуть на Моисея и как на отдельную личность. В этом случае он представляется нам двояко: он испытал на себе действие суда Бога, Владыки мира и в то же время являлся предметом Его милосердия, - не следует упускать из виду две эти существенно различные стороны положения Моисея. Все Писание изобилует поразительными примерами в этом отношении из истории жизни многих Божиих святых и выдающихся Господних служителей. Вопрос о благодати и правосудии заслуживает самого большого внимания с нашей стороны. Хотя мы уже имели случай неоднократно упоминать об этом при изучении Пятикнижия Моисеева, мы не можем не воспользоваться новым случаем для вящего подтверждения духовной важности и большого значения этой истины, особенно в наше время.

Правосудие Божие, по непреклонному решению Господа, Правителя мира, не позволило Моисею вступить в Обетованную землю, как не велико было его желание в нее войти. Он "погрешил устами своими"; он не воздал славы Богу пред всем обществом Божиим при водах Меривы, и потому ему было воспрещено перейти Иордан и вступить в Обетованную землю. Вникнем серьезно в этот вопрос, дорогой читатель, и отдадим себе отчет, полностью ли мы усваиваем всю нравственную силу, все жизненное значение этого факта. Мы должны, конечно, с великою любовию и с чуткою нежностью сердца взглянуть на ошибки, в которые впал один из выдающихся служителей Божиих; взглянуть на них, однако, необходимо, потому что этот факт описан для нашего назидания и в серьезное предостережение нам.

Отрадно вспоминать, что, хотя и находясь под благодатью, мы подвергаемся и действию Божия правосудия. Живя на земле, мы несем на себе серьезную ответственность пред Богом, и мы обязаны отдавать себе строгий отчет в существовании над нами высшей власти Божией. Мы действительно чада Отца, Который любит нас любовию вечною и бесконечною, любит нас во Христе; мы члены тела Христова, возлюбленные Богом, облагодатст-вованные и окруженные нежными попечениями любви, горящей в Его сердце. Здесь уже не возникает вопроса о нашей ответственности или о наших заблуждениях; все исполнено Божественного совершенства, Божественной определенности; но над нами имеет власть и Божие правосудие. Не будем ни на минуту упускать из виду эту истину; будем остерегаться составлять себе ложное и опасное для душ наших представление о благодати. Сам факт, что мы соделались наследниками благодати и любви Божией, соделались чадами Божиими, членами тела Христова, сам этот факт должен вселять в наши сердца особенно благоговейное отношение к управляющей нами власти Божией.

Так бывает и с детьми земного владыки, пользующегося человеческой властью; они тем более призваны чтить его, что сами они дети великого князя земли; тем более нам должно преклоняться пред властью Бога, Владыки неба и земли. "Только вас признал Я из всех племен земли; потому я взыщу с вас за все беззакония ваши" (Ам. 3,2). - Ибо время начаться суду с дома Божия, если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию" (1 Петр. 4,17). Серьезные слова: они заслуживают полного внимания с нашей стороны.

Но, как мы уже заметили, на Моисее в одинаковой мере сказывалось действие как благости, так и правосудия Божия; эта истина особенно ярко сияет на горе Фаске. Так верному слуге Божию было позволено в присутствии его Господа на просторе созерцать чудную Обетованную землю. Он мог рассмотреть ее с Божией точки зрения не только как владение Израилево, но и как землю, даруемую Богом. Что же произошло после этого? Моисей почил и приложился к отцам своим; умер он не слабым, истощенным старцем, но в силе и крепости зрелого возраста.

"Моисею было сто двадцать лет, когда он умер, но зрение его не притупилось, и крепость в нем не истощилась" (ст. 7). Чудное свидетельство! Редкий факт в летописи, повествующей о нашем падшем роде! Жизнь Моисея распадается на три знаменательных и различных периода, каждый из которых охватывает сорок лет: он провел сорок лет в доме фараона, сорок лет за далекими пределами пустыни и сорок лет в Синайской пустыне. Сколько поучений черпаем мы из описания этой замечательной, богатой событиями жизни! Как интересно изучать ее! Как поучительно проследить эту жизнь с той минуты, когда служитель Божий покинутым младенцем лежал в просмоленной тростниковой корзинке на берегу реки Нил, до того часа, когда он вместе с своим Господом созерцал с вершины горы Фасги чудное наследие, уготованное Богом для Израиля; отрадно встретить его затем на горе преображения с пророком Илиею, беседующим с Господом Иисусом о самых возвышенных вопросах, когда-либо привлекавших внимание людей и Ангелов. Удивительная жизнь! Какой человек снискал к себе в подобной мере благоволение своего Бога? Где мы можем встретить подобного служителя Господня? Прислушаемся еще к словам Божественного свидетельства, относящимся к этому человеку Божию. "И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицом к лицу, по всем знамениям и чудесам, которые послал его Господь сделать в земле Египетской над Фараоном и над всеми разами его, и над всею землею его, и по руке сильной и по великим чудесам, которые Моисей совершил пред глазами всего Израиля" (ст. 10-12).

Да благоволит Господь, по безграничной святости Своей, благословит наше изучение Книги "Второзаконие"! Да запечатлеются силою Духа Святого драгоценные истины ее на скрижалях наших сердец, и да окажут они свое действие на наш характер и на наше поведение, освещая нам наш путь в мире сем! Да поможет нам Господь искренне стараться смиренно и неуклонно идти узким путем послушания Богу, пока не окончится наше земное странствование!